• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Брэд Питт. Папа в командировке

21 Апреля 2009 | Автор текста: Марк Бинелли
Брэд Питт. Папа в командировке
Брэд Питт

Перед премьерой трагикомедии «Загадочная история Бенджамина Баттона» Брэд Питт рассказал RS о полетах над Францией и хитрости актрисы Джоли.

У Брэда Питта возникли технические проблемы. «Обычно я прошу детей объяснить мне это, - ворчит актер, подсоединяя мой iPod к стереосистеме. - Я уже не успеваю следить за всеми техническими новинками, малыши меня здорово обгоняют в этом отношении. Наша семилетняя дочь забивает в поисковик Google слово «оружие» и через пять минут выруливает на сайт активистов апартеида в Южной Африке. Думаю, информацию обо мне дети отслеживают каждый день».

Наконец Брэду удается справиться с усилителем с помощью ассистента, и огромный трейлер актера наполняется звуками музыки Таунса Ван Зандта. Питт никогда не слышал об этом барде, который умер двенадцать лет назад, однако кивает головой в такт и, по всей видимости, проникается невеселыми песнями. Чуть позже Брэд признается мне, что плохо ориентируется в мире современного рока. «Последняя новая вещь, которая меня зацепила, - это новая пластинка The Black Keys», - говорит актер.

Мы с Питтом находимся на территории легендарной студии «Бабельсберг» в Потсдаме, недалеко от Берлина. На ее территории снималась немецкая классика первой половины XX века - «Метрополис» и «Голубой ангел», - а не так давно завершилась работа над «Операцией «Валькирия» с Томом Крузом. Брэд Питт в Германии с сентября: он работает над «Бесславными ублюдками» Квентина Тарантино - эпической драмой на основе дешевого грайндхаус-муви 70‑х. В этом фильме Питт играет лейтенанта из Теннесси, который, судя по просочившемуся в Интернет варианту сценария, возглавляет отряд сорвиголов-американцев, для устрашения врага снимавших с нацистов скальпы. Неожиданно Брэд отрывает листок, прилипший к журнальному столику, и показывает его мне. На листке написано: «Приглашение от имени министра пропаганды доктора Йозефа Геббельса». «В фильме будут все крутые парни того времени», - смеется актер.

Для своей новой роли 45‑летний Брэд Питт отрастил узенькие усы и челку, свисающую набок. Образ дополняют серый свитер, элегантный широкий шарф и грубые армейские штаны цвета хаки. На весь период съемок, которые продлятся до января, Питт вместе с семьей перебрался на озеро Ванзее. Именно здесь в 1942 году проводилась печально знаменитая Ванзейская конференция, на которой было принято решение об уничтожении еврейского населения Европы. Съемные владения Брэда - это три полноценных коттеджа, где разместились жена актера Анджелина Джоли и шестеро их детей, каждый из которых носит фамилию Джоли-Питт. Здесь есть вертолетная площадка, а по территории курсируют шестеро охранников. Помимо этих коттеджей у Питта есть и собственное жилье в Берлине - апартаменты площадью в 6 500 квадратных метров в самом центре столицы Германии. Актер серьезно увлечен архитектурой и в данный момент  «играет роль» дизайнера-консультанта в авангардном немецком бюро Graft, занимающемся постройкой экологически безопасного отеля в Дубае.

Несмотря на свой непререкаемый селебрити-статус, Брэд Питт никогда не был актером, чье имя ассоциировалось с успехом того или иного фильма. Строго говоря, в его карьере было немного коммерческих прорывов: трилогия «11 друзей Оушена» да «Мистер и миссис Смит». Всю остальную фильмографию Питта можно смело проматывать назад, вплоть до триллера Дэвида Финчера «Семь», после которого о Брэде наконец-то заговорили как о серьезном актере. «В конце 90‑х я не принял несколько предложений, которые следовало бы принять, - рассказывает Питт. - И я был слишком опьянен свалившейся на меня славой». В результате большие роли в провальных картинах вроде «Знакомьтесь, Джо Блэк» и «Собственность дьявола» уступили место антикризисному дауншифтингу. Дикие эксцентрики из «12 обезьян» и «Большого куша» вернули Питта в высшую актерскую лигу, и затем его карьера стала развиваться более-менее ровно. «Загадочная история Бенджамина Баттона» - это третий совместный проект Брэда и Дэвида Финчера (после «Семи» и «Бойцовского клуба»). Основанный на рассказе Ф. Скотта Фитцджеральда «Баттон» - нравоучительная басня, рассказывающая о человеке, который рождается сморщенным старичком и молодеет с каждым прожитым годом. В сценарии Эрика Рота («Форрест Гамп») почти не осталось черного юмора литературного оригинала, так что сентиментальность фильма порой зашкаливает. А вот киноакадемики, раздающие «Оскары» лентам про ущербных людей, напротив, могут счесть «Баттона» выдающейся работой. У Питта «Оскара» пока нет.

В жизни актер кажется очень открытым и по-своему забавным человеком, однако во время интервью Питт серьезно нервничает. Он слоняется по комнате из угла в угол. Он ерошит волосы. Перед тем как съесть кусочек кураги, он разрывает его на мелкие части. Он постукивает себя по колену столь интенсивно, что напоминает силача-идиота Ленни из книги Джона Стейнбека «О мышах и людях». Чувствуется, что внутренне Брэд как бы отвечает на множество скользких вопросов: «А правда, что вы иногда спите со своей бывшей женой?», «Намерены ли вы с Анджелиной родить еще одного ребенка или будете усыновлять?», «Детей какой страны вы будете спасать в следующем году?», «Вы отрастили усы, чтобы стать похожим на порноактера?». В день, когда состоялось мое первое интервью с Питтом, даже такая серьезная газета, как The New York Times, нашла повод, чтобы поместить на первую полосу фото Анджелины Джоли: статья рассказывала о том, как ловко актриса манипулирует современной прессой. Из-за этой статьи актер явно нервничал, хотя поначалу не подавал виду. Первым делом Брэд заявил, что обожает Берлин. Затем речь зашла о правиле, установленном на съемках Квентина Тарантино: каждую неделю устраивался общий кинопросмотр. В день, когда давали «Хорошего, плохого, злого» Серджио Леоне, Питт захватил с собой старшего сына Мэддокса. Малыш пришел в полный восторг. «Я много фантазирую, - переключается на другую тему актер. - Иногда я представляю себя в образе старика-скульптора или художника. Я фантазирую на тему велосипедного пробега в Чили и перелета в Марокко. Но сейчас мне больше всего хочется побыстрее закончить работу и вернуться к своей семье. Эта мысль помогает мне просыпаться вовремя почти каждое утро на протяжении съемок».

«Баттон» - это ваш третий фильм с Дэвидом Финчером. Я тут недавно наткнулся на его цитату, где он говорит, что Питт в реальной жизни здорово напоминает Тайлера Дердена из «Бойцовского клуба».

А что он хотел этим сказать?

Террористом и садистом он вас, слава богу, не называл. Финчер выразился так: «Тайлер Дерден - это наименее экстремальный персонаж из числа тех, кого бы я мог сравнить с реальным Брэдом».

(Питт хохочет.)

«В нем есть детское чувство анархии. И еще: Питт очень любит ставить людей в неловкое положение. Часто он смотрит тебе в лицо и как бы говорит: «Что-то я не догоняю. Ну и глупости у тебя в башке».

Это из-за религиозного воспитания. Если ты вырос в консервативной баптистской коммуне, ты всегда будешь враждебно относиться к демагогам.

Вы ходите в церковь каждое воскресенье?

Да. Это все, что я могу, но многим может показаться, что и это чересчур много для такого человека, как я. Вообще, меня бесит, когда люди учат кого-нибудь жизни и делают выводы относительно его поступков. Это буквально до безумия меня доводит. Меня вот раздражает, например, что в Калифорнии не признают однополые браки. Эта «Поправка №8», принятая в штате, сводит меня с ума.

Так, с Тайлером Дерденом мы разобрались. Но есть еще один ваш герой, которого часто сравнивают с реальным Брэдом Питтом. Это ваш персонаж из «Тельмы и Луизы» - обаятельный прощелыга.

Если честно, я не знаю, что такое обаятельный прощелыга. (Смеется, потом надолго замолкает.) Мне трудно что-то сформулировать относительно этого персонажа. Когда я прочитал сценарий, то подумал: «Ого, а в этой роли я могу блеснуть!». Мой персонаж как бы символизирует неоднозначность фильма.

Где вы были, когда жители Америки выбрали Обаму?

В Чикаго. На следующий день у меня было назначено телешоу с Опрой, и я отправился в отель пешком прямо через Грант-парк, чтобы проветриться и поразмышлять. Это заняло у меня около получаса. И представляете, я шел, и на меня никто не оглядывался. Я никого не интересовал. Люди плакали и обнимались друг с другом. В воздухе Чикаго я ощущал эйфорию. Этот день стал поворотным для всех нас. Жизнь Америки снова обрела смысл.

Как вы думаете, «Бойцовский клуб» мог бы увидеть свет после того, что случилось 11 сентября?

Нет. По крайней мере, не с таким финалом. Мы, кстати, здорово ругались с Финчером по поводу последних сцен. Изначально в сценарии был эпизод с эвакуацией людей из этих погубленных зданий.

Многие критики не поняли этот фильм вообще.

А вы смотрели DVD, который Финчер выпустил? Он собрал все негативные рецензии в один буклет. Какой-то лондонский критик написал: «Это фильм не только против капитализма, он против всего общества, против Бога». Мы с Финчером подумали: «Ну ни фига себе!».

«Баттон» и «Бойцовский клуб», если подумать, имеют много общего. Например, оба затрагивают тему того, как долго мы должны жить на этом свете и как распорядиться этим временем. Но выводы в финалах фильмов противоположные: в «Клубе» вот воспевается путь нигилиста...

(Смеется.) Это был вывод девяностых! А теперь мы имеем дело с выводом нулевых! На самом деле, я никогда не думал над тем, что вы только что сказали, но подозреваю, что вы во всем правы.

Я к тому, что «Баттон» - очень позитивный фильм. И вы с Финчером так легко переключились на декларацию новых ценностей, что это не может не удивить. Сама-то история Баттона довольна жуткая.

Ну да, я думаю, что она отсылает... Блин, не морочьте мне голову, это вообще ваша идея. Я думаю, что «Бенджамин Баттон» рассказывает о вещах, которые объединяют 95 процентов населения земного шара. О любви, каких-то надеждах, и о потерях, которые мы не хотим никому показывать. Для меня этот фильм - что-то вроде протеста против всей той чепухи, которая отвлекает нас от поиска своего истинного пути.

А вы читали рассказ, по которому поставлена картина?

Нет, еще не читал. Но я уже ведь как-то говорил, что сюжет «Баттона» имеет мало общего с оригиналом. Я целиком и полностью отдался сценарию Эрика Рота, который тот построил на утверждении, что молодые люди обычно бездумно распоряжаются своей юностью.

Вы серьезно вникали в техническую сторону «Баттона»? Допустим, в тот же грим. Насколько я помню, кроме «Интервью с вампиром» у вас не было фильмов, где приходилось подолгу гримироваться.

Однажды я поклялся, что не буду менять свою внешность. Попробовал пару раз накладную бороду - жуткое дело. Но в один прекрасный день ко мне явился Финчер с этим проектом, и я как-то незаметно для себя сказал ему: «Я готов!». Один из главных талантов Дэвида - это деконструкция и извращение существующих технических приемов при помощи собственных финчеровских приборчиков и секретных технологий. Обычно он говорит: «Мы не будем ничего изобретать! Мы просто поиграем со спецэффектами, которые обычно используют в фильмах-катастрофах, и применим их для чего-то гораздо более мелкого и незначительного - например, иллюстрации старения или роста». В итоге гримеры справились с задачей, и я ходил в боевой раскраске днями напролет. Не сказать, чтобы меня это очень напрягало, но повторять этот опыт я точно не собираюсь.

Съемки «Баттона» заставили вас задуматься над тем, что когда-нибудь и вас похоронят?

Ну да, конечно. И меня это почти до смерти напугало. Но знаете, «Баттон» заставил меня подумать о вещах типа... (Пауза.) В общем, мы с Энджи больше не ссоримся. То, что меня зацепило в этом фильме, и то, что я чувствовал в день похорон матери Энджи, - все это привело меня к мысли, что когда-нибудь придет час, и я больше не смогу посмотреть в глаза любимой женщине. И я не смогу больше быть рядом с моими детьми. Или друзьями, или просто людьми, которых я люблю и уважаю. Все может растаять в воздухе за считанные секунды.

То есть два года назад вы ни о чем таком не думали?

Нет, но подобные мысли во мне постепенно зрели. Теперь я не хочу тратить свое время на то, чтобы, скажем, злиться на человека, которого я люблю больше всего на свете. Люди тратят уйму времени на выяснение отношений - разрушить их проще простого, а часики тикают, смерть уже неподалеку. «Бенджамин Баттон» именно об этом.

Вы когда-нибудь думали о том, что с актерством пора завязывать?

Конечно, думал. Когда я только начинал, то связался с актерским агентством, которое решило держать меня в черном теле. Понимаете, эти ребята хотели, чтобы я начал с ситкомов. Но я продолжал на них давить: «Пожалуйста, дайте мне какую-нибудь сраную роль». И они подогнали мне парочку. Помню, я должен был попробоваться в «Обвиняемых» с Джоди Фостер. Я начал названивать своему агенту, но он не брал трубку, и в какой-то момент ответила его ассистентка. Я спросил: «Ну, как там мои дела? Продвигаются?». На это она ответила буквально следующее: «Слушайте, а как насчет того, чтобы пройти курс обучения в театральной школе? Может, репетитора себе наймете, а?».

Ничего себе.

Это, пожалуй, лучшие слова, которые я слышал в своей жизни: в течение получаса я чувствовал себя как летчик, управляющий самолетом в глубоком штопоре. Благодаря этому эпизоду у меня в голове прояснилось, и я никогда не сомневаюсь при выборе ролей.

А что с этой ассистенткой потом случилось?

Насколько я знаю, у нее все довольно неплохо сложилось. (Смеется.)

Как вам понравился «Ананасовый экспресс»?

Чуть живот не надорвал. Серьезно.

Джеймс Франко говорит, что он внимательно изучал вашу роль укурка Флойда из «Настоящей любви» Тони Скотта.

К той роли я, кстати, тоже очень долго готовился. Потому что все люди хотя бы раз в своей жизни обязательно сталкивались с таким человеком, как Флойд, - или сами превращались в ему подобных. Такие парни пасутся повсюду.

В первом варианте сценария Флойд вроде бы не дул, да?

Нет. И вот однажды я опять перечитал свои реплики и позвонил Тони Скотту, чтобы он расставил все по своим местам. Ну не может человек столько трепаться без особой на то причины. Я ему сказал: «Может, он никогда не будет вставать с дивана?». Тони сказал: «О'кей». - «А может, он и дуть будет все время?» - «Хорошо». Вот и все.

Вы в измененном состоянии сознания все это придумали?

(Смеется.) Нет, конечно. Этому же в актерской школе учат: для каждого героя обязательно нужно найти мотивацию. Необходимо знать, где твой персонаж эмоционально надломлен. Кстати, единственным на площадке, у кого была трубка для раскура, был сам Тони Скотт. В общем, покурить было очень в тему, но идея принадлежала не мне. Кстати, под воздействием травы становишься жутко креативным. Правда, мысль в голове вертится только одна (говорит на весь трейлер хриплым театральным шепотом): «Мы должны сделать так, чтобы вся пьянь вокруг перестала бухать и села на траву».

Следующий ваш большой фильм, «Интервью с вампиром», как и «Бенджамин Баттон», снимался в Новом Орлеане.

Да, именно тогда я впервые попал в этот город. Съемки «Интервью» вышибли из меня весь дух. Я только что закончил «Легенды осени» и прибыл на площадку с абсолютно пустой головой. Главное, что запомнилось, - это то, что постоянно было темно. Только в открывающей сцене фильма, по-моему, есть дневной свет, а потом один мрак. Со временем это стало серьезно давить на психику.

Ну, для роли вампира, наверное, самое оно?

Настоящим вампиром я себя не чувствовал. С этим персонажем вообще все сложно. Он какой-то недокрученный. В книге, на которой основано «Интервью с вампиром», мой герой пытался выяснить, на чьей стороне ему нужно находиться: в лагере добрых сил или идти рука об руку с дьяволом. Ну а фильм сфокусирован на моих полуэротических отношениях с вампиром Лестатом. Вот тут все четко.

Я хотел бы задать вопрос насчет недавней статьи в The New York Times. Автор пишет, что Анджелина виртуозно контролирует прессу и умеет вовремя выдать информацию относительно своей семьи. В качестве примера рассматривается конфликт с журналом People, когда только в обмен на позитивный материал вы предоставляли эксклюзивные фото.

А, помню. Этот материал готовился примерно три месяца назад. Репортер пытался выставить Энджи эдаким манипулятором, но так ничего в ней и не понял. На самом деле она просто очень хитрая. А что касается отношений с прессой, то я очень горд, что наши фотографии могут принести кому-то ни с чем не сравнимую радость. И эта радость щедро оплачена (журналы People и Hello заплатили в общей сложности четырнадцать миллионов долларов за съемки детей Джоли и Питта. Актеры направили эти деньги в благотворительные фонды. - Прим. ред. RS).

Да, интересно получается.

В моей жизни подобных историй масса. Один парень выкупил целую палату во французской больнице, где рожала Энджи, и время от времени стучал в потолок, чтобы таким образом выходить с нами на связь. Конечно, это незаконно, но он ведь заплатил. Вокруг вертится столько денег, которые люди готовы выбросить, лишь бы оказаться рядом с нами хотя бы на секунду. Другой парень забрался на крышу больницы, потому что был уверен, что мы с Энджи улетим оттуда на вертолете. Ну а мы, естественно, выскочили через служебный выход. Просто подогнали автобус, погрузились в него в три утра, и все.

Вам не приходило в голову сразу договариваться с журналами и такими вот сумасшедшими персонажами? Все были бы в выигрыше.

Понимаете, мы не собираемся участвовать в спецпроектах журналов. Мы не держим дома прессу. Мы не читаем «желтые» статьи. Лично я считаю, что все эти тексты токсичны и вредны для здоровья. Но мы можем поспрашивать и выяснить, какой именно журнал смешивает нас с грязью особенно усердно, чтобы больше не иметь с ним никаких дел. Надо же себя уважать. Что касается сделки с журналом People, то мне до сих пор кажется, что люди в этом издании настроены на позитивную подачу информации. Поэтому мы их и выбрали.

Возвращаясь к статье в The New York Times - нельзя сказать, что текст как-то задевает Анджелину. Там всего лишь утверждается, что у нее нет собственного пресс-атташе и она лично держит все под контролем.

Это действительно необычно. Но статья все равно очень неточная. Мне было неуютно после ее прочтения. Они же пишут не только о женщине, которую я люблю, но и о человеке, к которому я питаю глубочайшее уважение. Энджи, пожалуй, самый благородный человек из всех, кого мне довелось повстречать.

Для вас как человека, серьезно интересующегося фотографией, наверняка было тяжело позировать с детьми для обложек?

Съемка для журнала People не была постановочной! У нас был военный фотограф из известного агентства Getty, который явно был далек от гламура. Он просто зашел в нашу комнату и провел там минут двадцать. Ну, может быть, полчаса. Никаких продуманных композиций, никакого специального света. Для меня это было очень важно. Как-то я сказал своей дочери: «Когда ты видишь меня в журнале и за мной гонятся человек двадцать с камерами, это все подтасовка». На самом деле так никогда не бывает.

Сейчас вы проводите большую часть своего времени на юге Франции?

Я люблю повторять, что мы - семья кочевников. Но в данный момент база действительно разбита в одной из французских деревень.

А почему именно французская деревня?

Ну, во-первых, мы всегда стараемся держаться подальше от крупных городов. Нам с Энджи не привыкать, но когда фотографы вокруг начинают звать моих детей по именам и те начинают к ним поворачиваться, это недопустимо. Во Франции все гораздо спокойнее. К тому же мы нашли место, где фотографировать попросту запрещено. Это обстоятельство меня успокаивает.

Французский стиль жизни вам тоже, видимо, по душе?

Французы мне нравятся. Скажем, я открываю окно и вижу садовника, который делает так. (Питт поднимается с кресла, подходит к цветочной вазе и с мучительными паузами начинает отрывать лепестки, используя свободную руку для имитации работы садовыми ножницами.) Блеск! Ну а поля на юге Франции вообще размером с Беверли-Хиллз. С высоты птичьего полета они чудо как хороши. А ведь мы с Энджи и над Италией полетали, и над Испанией, и над Марокко.

Никогда не знал, что она еще и самолетом управляет!

Так это она меня подсадила. У Энджи гораздо больше опыта в летном деле. Она - настоящая сорвиголова.

Известно, что вы дружите с Джорджем Клуни. Оба прославились уже в зрелом возрасте, оба снимались в трилогии о Дэнни Оушене, а недавно еще и у братьев Коэнов в «После прочтения сжечь».

Я называю Джорджа Клуни вонючей какашкой-восьмидесятником. Ему это очень подходит. С Клуни всегда приятно обсудить парней, которые рано прославились, а потом оказались в жопе.

Вы же не были знакомы до «Оушена»?

Нет, никогда даже не пересекались. Я прекрасно помню день, когда увидел его впервые. Тогда я сказал ему: «Дэнни Оушена должен играть я». Он мне тут же отвечает: «О'кей, будешь играть Дэнни». Тут я как заору: «А ну закрой пасть! Какого хрена ты тут распоряжаешься?». В этом отношении актеры немного похожи на бандитов: им все время приходится доказывать, что они круче, чем есть на самом деле.

Как Анджелина отнеслась к вашему герою Чэду из «После прочтения сжечь»?

Мой персонаж ее буквально загипнотизировал. Сам фильм она еще не смотрела, но видела меня в костюме тренера. Посмотрела, помню, на обтягивающие шорты и говорит: «Сегодня я в первый раз могу сказать честно: ты меня ни капельки не привлекаешь». Вообще, Энджи редко смотрит кино, но ко встрече с Чэдом Фельдхаймером готовится серьезно и выбирает подходящий день.

А вам не хочется как-то избавить ее от встречи с Чэдом?

Нет. Я хочу избавить ее только от вопросов логистики, планирования и заботы о шестерых малышах. У нас дома есть отличный DVD-проигрыватель - думаю, в скором времени роковая встреча все-таки состоится.

Кстати, а у вас есть любимый фильм с ее участием?

А как же. «Мистер и миссис Смит».

Вы, наверное, пересматриваете его, наслаждаетесь романтическими воспоминаниями?

На самом деле, мы никогда его вместе не смотрели. И потом, понимаете... у нас вообще-то шестеро детей. И мы все еще влюблены друг в друга, так что нам не до «Смитов».

Скажите честно, отцовство вас не нервирует?

Если у вас нет детей, вы удивитесь, узнав, что многие вещи доведены у молодых родителей до автоматизма. Бывают, конечно, ситуации, когда ты кажешься себе полным идиотом, но по большей части впору удивляться, откуда что берется. Если у тебя шестеро детей, к проблеме отцовства начинаешь относиться философски. Пара недель дискомфорта, и все моментально налаживается.

То есть ваша жизнь постепенно перешла в новую фазу?

Конечно. Я не могу сказать, что стал «более взрослым». С возрастом ты можешь оставаться придурочным ровно настолько, насколько пожелаешь. Просто дети с легкостью подчеркивают, что никакой ты на самом деле не крутой. Один мой дружок из Ливерпуля называет такую ситуацию «надеть папины семейники».

Получается, в семейниках вам вполне уютно?

Не только уютно. В них определенно есть свой кайф!

Rolling Stone №56, Март 2009

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно