• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияКИНО

Клайв Оуэн. Оплата через агента

30 Апреля 2009 | Автор текста: Ольга Леонтьева
Клайв Оуэн. Оплата через агента
Clive Owen

© www.allmoviephoto.com

За последние десять лет Клайв Оуэн так вжился в образ хмурого мужчины с пистолетом, что иные роли в его фильмографии кажутся результатом не очень обдуманного выбора. Накануне новых шпионских премьер Оуэна RS встретился с актером, чтобы выяснить, агентом какой спецслужбы он все-таки является

Те редкие дни, когда 44‑летний британец Клайв Оуэн не снимается в очередном триллере о спасении планеты, ему наверняка приходится задумываться, кем же он является на самом деле. Со своим боксерским носом и резкими скулами Клайв, в принципе, мог бы сыграть абсолютно любого шпиона, преступника или главнокомандующего в каждом фильме, где имеется подходящий персонаж. Благодаря тому что обаяние Оуэна не имеет ярко выраженного положительного или отрицательного градуса, англичанин, отец двух дочерей и одноклассник Рэйфа Файнса, прижился на рекламных щитах автомобилей и часов.

Если, скажем, лет через двадцать у Клайва Оуэна найдется биограф, который разложит его карьеру по полочкам, 2009 год наверняка будет проходить под знаком двух весенних триллеров. Первый из них - поэтичный «Интернэшнл» от маниакального романтика-немца Тома Тыквера. Второй - куда более организованный, но все равно отчаянно сентиментальный «Ничего личного» Тони Гилроя. В упомянутых картинах именно Клайву уготована роль премьера, несмотря даже на то, что в «Ничего личного» его партнершей (второй раз после «Близости») стала слегка располневшая Джулия Робертс.

«С актуальностью, если так можно выразиться, нам повезло, - заявляет Клайв Оуэн, когда я спрашиваю его о том, как удалось назначить премьеру банковского триллера «Интернэшнл» на столь подходящее для этого время. - Съемки начались больше года назад, когда о финансовом кризисе никто особенно и не помышлял. Зато теперь можно сказать, что в фильме Тыквера я как бы воплощаю мечту любого зрителя: прямо в кадре приставляю дуло пистолета к затылку крупного банкира».

Клайв Оуэн, вполне в традиции своих персонажей-шпионов, назначил мне встречу в номере лондонского отеля Soho, где кроме нас, как иногда начинает казаться, нет ни единой живой души. Впрочем, в смысле активности Клайв отрабатывает за десятерых: постоянно ерзает в кресле и при любом удобном случае демонстрирует белоснежную улыбку. Оуэн, судя по всему, получает удовольствие от той роли, в которой его видят журналисты всего света: на интервью англичанин явился в синем костюме, отчего привычная протокольность актера приобрела комический эффект. Человеку с русским менталитетом было трудно отделаться от мысли, что перед ним - расслабленный авторитет с Лубянки. Во время минутного обмена любезностями Клайв заявил, что уже истосковался по австралийскому солнцу, которого так не хватает в зимнем Лондоне. «Но я по-прежнему остаюсь патриотом, - отвечает на мой удивленный взгляд британец. - Ностальгия по солнцу у меня, наверное, от джетлага возникла. Никак не могу привыкнуть к этим суточным перелетам». В Австралии Клайв снимался в трагикомедии «Парни вернулись в город», постановкой которой заведовал клипмейкер INXS Скотт Хикс (последнее время этот режиссер работает в Голливуде, и на его счету кулинарный поединок Эрона Экхарта и Кэтрин Зеты-Джонс «Вкус жизни»). Что касается новой работы Хикса, то она рассказывает о спортивном журналисте (Оуэн), привыкающем к роли веселого вдовца.

В жизни Клайв едва ли когда-нибудь окажется в роли отца-одиночки: его дочери уже здорово подросли. «Когда моя дочь Ханна видит мои фотографии в списках самых стильных и сексуальных, она демонстративно морщит нос, - признается Оуэн. - И я с ней полностью согласен. До сих пор не могу себе объяснить, чего такого все эти журналы во мне нашли». В жизни актер кажется значительно более худым, чем на экране, так что никаких уточняющих вопросов по этому поводу у меня не возникает. Куда интереснее то, что в «Интернэшнл» Клайв вернулся к эмоциональной манере игры, как бы давая понять, что его мужчины-зомби из «Города грехов» и «Пристрели их» не более чем хорошо сделанная работа. Но и не менее: ведь именно постное хмурое лицо Клайва ценится дизайнерами рекламы часов и автомобилей буквально на вес золота.

Жизнь актера не особенно отличается от существования большинства британских мужчин: свободное время проводит с семьей, смотрит футбольные матчи и коллекционирует пластинки Дэвида Боуи. Отец Оуэна был фолковым певцом, однако Клайв при всей его, даже в юношеские годы, внешней суровости по уши влюбился в глэм-рок и пластинку Боуи «Hunky Dory». С горящими глазами Клайв заявляет, что у него есть даже все известные на сегодняшний день концертные бутлеги Дэвида. «Когда мне удалось попасть в его гримерку после концерта, я не знал, что мне делать, - сообщает Оуэн, уставившись в пол. - Нас представили друг другу, я что-то промычал - вот и поговорили. Дэвид Боуи и Стивен Джеррард - вот два человека, в присутствии которых я стесняюсь даже собственных ботинок. А они у меня, к слову, не самые простые».

Назвав имя капитана «Ливерпуля» Джеррарда, Клайв как бы напоминает о том, что он, житель Лондона, родившийся в Ковентри, сознательно боготворит команду из города The Beatles. «Я - счастливый человек, - сообщает Оуэн. - Мы с моей женой Сарой-Джейн живем вместе уже двадцать лет. Приятно, когда тебя терпят так долго».

Раскинувшись на диванных подушках, Клайв с фирменной, слегка ядовитой улыбкой вспоминает те времена, когда они с Сарой-Джейн познакомились в театральной школе. Она играла Джульетту, а он, разумеется, Ромео. «Моя жена - это, как бы попроще выразиться, пятый элемент, который соединяет вокруг себя нашу семью», - наконец-то резюмирует Оуэн. Поскольку речь заходит о женщинах, разговор обращается к Джулии Робертс, с которой Клайву довелось поработать уже два раза. Новый проект парочки, «Ничего личного», - это более эмоциональный парафраз «Мистера и миссис Смит» с Анджелиной Джоли и Брэдом Питтом. С той лишь разницей, что Джулию и Клайва во время съемок не связывали романтические отношения.

«Наш фильм круче раз в пятьсот, - уверяет Оуэн. - А какие в нем диалоги! Джулия все время одергивала меня, чтобы я чувствовал себя более раскованным. Но как я мог расслабиться, когда рядом такая умная актриса, возле которой поневоле чувствуешь себя школьником? В «Близости» у нас была похожая проблема. Но я так хотел сыграть в том фильме Майка Николса, что согласился бы и на женскую роль. Я ведь участвовал в театральной постановке той же пьесы, но тогда изображал персонажа, который в фильме достался Джуду Лоу». Сделав паузу, Оуэн тянется к минералке и наполняет стакан, держа бутылку таким образом, чтобы звук булькающей жидкости не особенно меня травмировал. Все это время Клайв продолжает рассуждать о том, что по ходу карьеры ему часто приходилось выступать в роли эдакого «убийцы на замену». Человека, готового подменить любого актера из пула «самых сексуальных мужчин всех времен и народов».

Главным соперником Клайва в борьбе за место под солнцем является другой англичанин - Дэниэл Крейг. Актеры шли плечо к плечу и во время борьбы за роль Джеймса Бонда, и на кастинге «Короля Артура», когда продюсер Джерри Брукхаймер наложил вето на кандидатуру Дэниэла в самый последний момент. С точностью до наоборот события развивались во время подготовки к съемкам «Золотого компаса», когда не у дел остался уже Оуэн. Впрочем, уловки продюсеров и кастинг-директоров на результатах кассовых сборов никак не сказываются, да и оба актера достаточно плотно заняты на съемках, чтобы не устраивать холодную войну.

«Разные у меня фильмы, разные, - рассуждает Оуэн. - Было время, когда я сидел без денег и таскался по студиям, чтобы выклянчить хотя бы какую-нибудь роль. Было время, когда я посылал крупные компании, которые хотели, чтобы я стал «лицом» их товара, и опять сидел без денег. Мой совет: нет денег - ничего страшного. У вас же не ногу отпиливают. А по нынешним временам скоро могут начать!» Насущная тема финансовых трудностей подталкивает Клайва к воспоминаниям о фильме «Крупье», после которого, можно сказать, на него наконец-то стали обращать внимание. В той картине Оуэн играл молодого писателя, который переживал мощный творческий кризис и от безденежья устроился работать в казино. «На курсах крупье у меня чуть голова не взорвалась от напряжения, - хохочет Клайв. - Нужно было постоянно быть сосредоточенным на картах и игроках. Бывают минуты, когда ты работаешь только на себя: некоторые парни за столом могли бы, в принципе, и ножичком полоснуть». Оуэн улыбается, сверкая неестественно белой улыбкой. Поймав мой взгляд, актер объясняет: «Раньше у меня зубы были самые обычные, здоровые. А сейчас что-то постреливать стали. Видимо, скоро придется к дантисту идти. Вроде ничего болеть не должно, а стреляет». На мой вопрос, не боится ли он операции, британец строго хмурит брови. «Мне сказали, что вколят такое обезболивающее, что я забуду, как маму зовут, - бормочет актер. - Я верю. Я вообще доверчивый парень, поэтому и карьера сложилась. Говорят, у меня отличный нюх на дерьмо. И это - чистая правда!».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно