• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

«Мальчишник: Часть III»

2 Июня 2013 | Автор текста: Александр Кондуков
ROLLING STONE:
«Мальчишник: Часть III»
Зак Галифианакис в фильме «Мальчишник: Часть III»

© Imaxtree

Режиссер — Тодд Филлипс
В ролях — Зак Галифианакис, Брэдли Купер, Эд Хелмс

Тодд Филлипс и компания снимали третий «Мальчишник» с прицелом, чтобы о провальной второй части не вспоминали даже те, кто тогда находился на площадке. И бегство от недавнего прошлого привело к тому, что из комедии был фактически начисто убран весь алкоголь, равно как и герои, пребывающие в состоянии алкогольной амнезии. Последний факт пуристам-фанатам «Мальчишника» покажется особенно обидным: вместе со сносом последней сваи, на которой могла бы держаться конструкция френчайза, ушла и легенда. Однако, именно это создателей третьего «Мальчишника» и радовало больше всего: совсем как жирафу в самом начале «Части III», они снесли голову идее сериала о придурках, которые в состоянии алкогольного блэкаута теряли зубы, получали похабные тату на морду и спасались бегством от своих тренированных подружек в довольно экзотических уголках света. Сказав «прощай» возможности сбежать от дури и пост-алкогольных страхов, персонажи «Мальчишника» смиренно принимают последний бой со своими демонами, пусть и в чуть измененном формате: не пацанской комедии, а боевика с психологическим подтекстом.  

В третьем «Мальчишнике» царят бравада и тревога, совсем как в песнях Билли Джоэла, Гленна Данцига и Фила Коллинза, которые кочевали из фильма в фильм. Праздничное осмысление боли, которое обычно характерно для всех идеологов самоотреченного пьянства, в последней работе Филлипса доведено до крайней точки: в караоке чокнутый азиат в ковбойской шляпе распевает «Hurt» Nine Inch Nails, а под финальный гитарный аккорд, как будто сопровождающий открытие невидимой помойной бочки, герои на автомобиле уносятся в направлении Лас-Вегаса. Таким образом становится ясно, что «дорожное приключение» для них уже давно перестало быть праздником духа и плоти, а превратилось в единственно возможный метод борьбы за свою индивидуальность. Чем-то сродни походу в гараж к мужикам, где под ровный гул компрессора можно напиться в хлам и препротивно рассказать о всех тех мерзостях, которые творит дома супруга в расцвете кухонных скандалов. Антисоциальный пафос «Мальчишника» с его глумлением над выработанными столетиями человеческими ритуалами в третьей части ставит в тупик так же действенно и парадоксально, как прямой удар сковородкой в лоб. Противно видеть себя в такой ситуации, — но иногда нужно унизиться, чтобы стать лучше.

Фильм Тодда Филлипса и начинается с протеста, который рушит уклад и давно урегулированные правила: герой Зака Галифианакиса отказывается принимать лекарства после того, как по его вине жирафу в его машине снесло голову на шоссе. Акция неповиновения приводит к инфаркту отца (генеральской выправки комик Джеффри Тэмбор из сериала «Замедленное развитие») и исполнению «Ave Maria» сыном усопшего прямо на похоронах. После этого возникает жесткая необходимость сдать Алана в лечебницу, так что всем четырем ребятам из алкашеского объединения «Волчья стая» приходится сесть за стол переговоров. Параллельным курсом к бородатому толстячку движется ветеран-громила Маршалл (Джон Гудман), который потерял пару десятков миллионов из-за таинственного Лесли Чао (Кен Джонг), сумасбродного бандита с перманентным стремлением к красивой жизни. Еще в прологе Чао с самурайской ловкостью сбегает из тюрьмы и готовит себя к встрече с Аланом — таким же гением антисоциального поведения, как и он. Разница состоит лишь в том, что для протеста в духе «Бойцовского клуба» Чао нужно грабить мафию, а его лохматому дружку можно тратить деньги покойного папочки.

При всем своем стопроцентно правильном посыле, который способен поддерживать интерес к «Мальчишнику» у людей анархического склада ума, нужно учитывать, что новое поколение успешных комиков Америки, к которому принадлежат Галифианакис и, скажем, четыре минуты солирующая в кадре Мелисса Маккарти («Поймай толстуху, если сможешь»), — люди крайне специфические. К их внешности и звериным повадкам нужно привыкать в обществе, где похабная стенд-ап-комедия проходит по разряду ежедневных развлечений, сходных с походом в стриптиз-клуб или партией в пьяный пинг-понг. Эти люди завораживают, но общие черты с ними готовы в себе обнаружить не все. Особенно травматично присутствие в кадре Кена Джонга, которого на экране явно передерживают, причем делают это намеренно — чтобы неподготовленный зритель почувствовал себя чужим на празднике антибуржуазного протеста. Это не холеные Брэд Питт и Эдвард Нортон из «Бойцовского клуба», лица которых до сих пор растаскивают на юзерпики. Протестанты из «Мальчишника» — шизофреники космического уровня, которые являются продуктом общества, помешанного на поклонении «старым деньгам» и ритуалах уже ушедших эпох. Поэтому «Мальчишник. Часть III» и кажется картиной «на грани фола» даже людям с ночных показов в кинотеатрах, которые разгоняются комедиями для того, чтобы устраивать сеансы экзорцизма в караоке с кальяном до самого утра.     

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно