• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

«Меня зовут Майкл»

22 Сентября 2015 | Автор текста: Алексей Комаров
ROLLING STONE:
«Меня зовут Майкл»

Кадр из фильма «Меня зовут Майкл»


© fb.com/I-Am-Michael

Режиссер  Джастин Келли
В ролях 
 Джеймс Франко, Закари Куинто, Эмма Робертс

2015 год неспешно катится к своему завершению, и уже сейчас можно признать очевидный факт: практически все крупнейшие кинофестивали прошли под сенью радужного флага. ЛГБТ-тренд, только на Берлинале подавленный социально-политической конъюнктурой, будет всерьез определять расклад оскаровской гонки. В ее фавориты заведомо зачислены лесбийская драма Тодда Хейнса «Кэрол», обладатель двух наград Каннского кинофестиваля, и покорившая Торонто «Девушка из Дании» Тома Хупера. Эдди Редмэйн уже может освобождать на каминной полке место для очередных призовых статуэток за роль первого в мире человека, сделавшего операцию по смене пола. Лучшим канадским фильмом в том же Торонто становится «Монстр из шкафа» (метафора боязни каминг-аута), венесуэльская гей-драма «Издалека» внезапно побеждает в Венеции, и даже Роланд Эммерих, устав от разрушений городов и планет, заступает на скользкую дорожку, сняв историческую ленту «Стоунволл» о бунтах нью-йоркских секс-меньшинств в конце 1960-х.

Режим Франко: Что движет американским актером?

Проходящий в кинотеатре «Формула Кино Горизонт» Amfest-2015 не остался в стороне, и единственный показ режиссерского дебюта клипмейкера Джастина Келли «Меня зовут Майкл» о религиозном прозрении гей-активиста Майкла Глатца (Джеймс Франко) собрал полный зал. Что позволило лишний раз убедиться: дань моде — еще не гарантия качества.

В 1990-2000-е годы Глатц был не менее одиозной фигурой, чем Ларри Флинт в 1970–80-е. Второй основал самый успешный в истории порно-журнал, первый — издание с говорящим названием «Young Gay America». Этому предшествовали съемки документального фильма о молодых геях во время долгих странствий Глатца и его бойфренда Бенджи (Закари Куинто) по Штатам с целью доказать, что у них есть «свое лицо», и развенчать миф об их неизбежном попадании в ад. Узнав, что его миновало наследственное сердечное заболевание, Глатц фанатично уверовал в Бога, стал пастором, нашел себе девушку и отрекся от грешков юности, спровоцировав до сих пор не утихающие споры на тему «может ли гей вдруг стать натуралом». Не менее бурные дискуссии идут и вокруг ориентации Джеймса Франко, который периодически взрывал соц-сети публикацией совместных романтичных снимков с открытым геем Куинто, а в свободное время восстанавливал утерянные сцены культового гей-триллера Уильяма Фридкина «Разыскивающий». Этот смысловой ряд можно продолжить ролями любовника Шона Пенна в «Харви Милке» (его режиссер Гас Ван Сент, тоже, между прочим, гей, стал одним из продюсеров «Майкла») и таких известных гомосексуалистов, как Аллен Гинзберг («Вопль») и Харт Крейн («Разрушенная башня»). По-своему эту тему обыгрывают и собственные режиссерские проекты неутомимого Джеймса — «Пир Стивена» (нарезка обнаженных тел баскетболистов) и «Сэл», байопик об актере Сэле Минео, одним из первых в Голливуде совершившем каминг-аут. 

«В искусстве я гей, но в жизни — абсолютный натурал», — туманно заявляет Франко, и лишь его самоотдача удерживает к «Майклу» хоть какой-то интерес. Начинаясь с развязных любовных игрищ а-ля «Я люблю тебя, Филлип Моррис», лента Келли постепенно распадается на серию слабо связанных между собой фрагментов с напрочь лишенными мотивации в поступках героями и утомительно-глубокомысленными диалогами. Пока действие резко скачет между разными годами и городами, Глатц вбивает в ноутбук душещипательные заметки, ходит на рейв-тусовки и между делом читает лекции, размышляя о превратностях самоопределения в рамках гей-сообщества. Религиозные мотивы в этих размышлениях присутствовали всегда — Глатц оправдывался тем, что Бог не будет наказывать человека, нашедшего свою любовь. А уж какого эта любовь пола – совсем другая история. Вскоре это приведет его к маразматическим рассуждениям о своих трех любовниках как воплощениях Бога Отца, Бога Сына и Святого Духа, а бедняга режиссер совсем запутается в самокопаниях героя, сходящего с ума от невозможности собственной личностной идентификации. Чего уж говорить о зрителях, истерически хихикающих в самый неподходящий момент, когда кадры с иконически скорбящим лицом Франко внезапно сменяются крупным планом волосатой мужской подмышки. Настоящий Майкл Глатц, кстати, посетил премьерный показ фильма на Сандэнсе и остался вполне доволен. А в процессе работы над ним еще и с Бенджи общение возобновил. Old habits die hard.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно