• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

«Матильда»

16 Ноября 2017 | Автор текста: Елизавета Калугина
ROLLING STONE:
«Матильда»

Кадр из фильма «Матильда»


© outnow.ch

Мариинский театр, конец девятнадцатого века. Наследник престола и его окружение созерцают из царской ложи постановку, и тут с плеча балерины слетает бретелька — зрители изумленно ахают и приходят в смятение, кто-то просит опустить занавес, ну а будущий император, а заодно и его двоюродный брат тут же влюбляются до беспамятства. Герой же Данилы Козловского, словно в припадке, бросается за кулисы с цветами. И этот фарс — начало долгожданной «Матильды».

Алексей Учитель уже не раз брался за биографические ленты («Мания Жизели», «Дневник его жены»), очень вольно обращаясь при этом как с историческим, так и с биографическим материалом. Критиковать же его новый фильм за историческую недостоверность просто не имеет смысла — происходящее на экране можно соотнести с реальной историей разве что как карикатурный вариант ее развития в одной из параллельных вселенных. Исторической правде соответствуют лишь несколько ключевых событий — знакомство Николая (Ларс Айдингер) с балериной Матильдой Кшесинской (Михалина Ольшанска), сам факт его коронации и трагедия на Ходынском поле.

Вся линия взаимоотношений будущего императора и балерины идет грубо вразрез с реально происходившими событиями: согласно воспоминаниям Кшесинской и дневникам самого Николая, этот короткий роман закончился до его помолвки с немецкой принцессой. Более того, балерина была увлечена наследником престола значительно сильнее, нежели он — ею, а о продолжительных отношениях между ними, тем более о браке, даже речи не шло. Искажены до неузнаваемости и отношения между Николаем и его будущей женой: в фильме Александра (Луиза Вольфрам) предстает как досадная помеха его счастью, в то время как, согласно тем же дневникам, Николай II с первых дней знакомства был влюблен в свою будущую жену, и даже несогласие родителей не мешало ему надеяться на возможность этого брака.

Перечислить все искажения исторических реалий в фильме просто невозможно — в этом случае пришлось бы покадрово разбирать почти каждую сцену. Если бы «Матильда» претендовала хоть на какую-то историческую достоверность, стоило бы отметить, что Николай II и Александра повенчались в атмосфере траура, почти сразу после кончины Александра III (Сергей Гармаш), и только полтора года спустя состоялась их коронация. Можно было бы вспомнить и эпизод фильма, в котором мать Николая (Ингеборга Дапкунайте) пеняет будущей невестке на выбор «безвкусного» коронационного платья — на самом деле платье (его можно увидеть в Оружейной палате московского Кремля) создавалось около года лучшими мастерами и было признано шедевром еще современниками.

Исторические фильмы само по себе благодарное поле деятельности. На этой ниве преуспела София Коппола, сняв «Марию-Антуанетту», — не менее красочную, чем «Матильда», однако исторически достоверную и достаточно эмоциональную ленту. «Прощай, моя королева» режиссера Бенуа Жако — менее удачный, но тоже вполне достойный фильм о судьбе последней королевы Фронции. «Еще одна из рода Болейн» — история несчастной жены Генриха VIII — способом подачи истории значительно ближе к «Матильде», но и здесь историческая достоверность не нарушается так оголтело, как в ленте Учителя. Между этими картинами и «Матильдой» — бездна, поскольку Коппола, Жако и Чадвик исследовали характеры сложных и неоднозначных исторических персонажей в периоды социальных и политических потрясений, Учитель же с полным отсутствием вкуса фантазирует на тему интимной жизни исторических лиц.

Несмотря на то что фильм был заявлен как историческая драма, ввиду его полной несостоятельности в этом плане остается рассматривать картину исключительно как мелодраму, но, увы, и в этом жанре она абсолютно беспомощна. Герои настолько безжизненны, что мало напоминают людей: это красочные двухмерные изображения, по сравнению с которыми герои диснеевских мультфильмов — живые и глубокие персонажи. Любовная линия Чудовища и Белль в десятки раз убедительнее, чем вся экранная история Николая и Матильды. Ни один характер не раскрыт, а мотивы героев катастрофически неправдоподобны. Они мечутся, кричат, снова мечутся, а затем на экране появляются финальные титры, которые неожиданно сообщают, что царская чета прожила счастливо 23 года и была расстреляна в 1918-м. Нарратив «Пятидесяти оттенков серого», которые, в общем-то, ниже всякой критики, на фоне «Матильды» кажется вполне слаженным и убедительным, а сентиментальный и полный клише «Дневник памяти» вдруг предстает нетленной классикой.

Тривиальные поступки и диалоги героев перемежаются абсурдными сценами, большая часть которых выпала на долю персонажа Козловского. Эпизод, в котором его героя пытает методом «Пиратов Карибского моря» врач, напоминающий Доктора Пойзон из «Чудо-женщины», выглядит по меньшей мере удивительно. А сцена, в которой будущая императрица пытается добыть кровь балерины, и появление приспособления, изрядно похожего на волшебный артефакт из «Гарри Поттера», еще больше подкрепляет это впечатление. В итоге начинает казаться, что на самом деле это треш-комедия, для пущего эффекта поданная как исторический фильм.

Подобное творение может вполне оскорбить чувства вкуса и здравого смысла — пресловутый культурный феномен обернулся дешевым бульварным романом, со слабым нарративом и полным отсутствием психологизма. Картина абсолютно недостоверна с исторической точки зрения, но даже если не принимать во внимание историю, сам конфликт страсти и долга выглядит совершенно надуманным. А полемика вокруг «Матильды», дошедшая до поджога кинотеатров, абсурдна не менее, чем сам фильм, — извлеченный на свет факт юношеского романа никоим образом не оскорбляет памяти Николая II, который был причислен к лику святых не за образ жизни и правление, а за мученическую смерть.

 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно