• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Майк Тайсон о своем бродвейском моноспектакле «Неоспоримая истина»

16 Августа 2012 | Автор текста: Джона Вайнер
Майк Тайсон о своем бродвейском моноспектакле «Неоспоримая истина»
Премьера шоу «Майк Тайсон: Неоспоримая истина»

© www.rollingstone.com

Этим утром Майк Тайсон встал в восемь и съел свой типичный завтрак: овсянку, хлопья Cheerios, миндальное молоко. Прошлым вечером он ел типичный ужин: шпинат, брокколи, рис. «До того, как я стал веганом, я питался мусором, - говорит он, сидя в своем номере отеля в даунтауне Манхэттена и покачивая головой. - После боя я обычно жрал как свинья: пончики, стейки, токсины, яды, все что угодно - хватал и жрал». Тайсон прибыл в Нью-Йорк ради своего бродвейского моноспектакля «Неоспоримая истина»The Undisputed Truth»). Это захватывающая хроника жизни, проведенной в попытках - зачастую неудачных - сдерживать свои аппетиты. «Я ненасытен», - говорит он.

Тайсон одет в джинсы и голубую майку; он потирает свой бицепс и в целом выглядит настолько блаженно, насколько может выглядеть человек, половина лица которого украшена воинственной трайбл-татуировкой. Но даже обсуждая нечто умиротворенное, как свой недавний переход к веганству, Тайсон демонстрирует отблески знаменитой неуравновешенности, которая сделала парня из Бруклина таким свирепым бойцом.

«Некоторые называют это как? Едой для кроликов? Едой для педиков? - произносит он, моргает и смотрит на ковер. - Я надеру задницу тому, кто будет пи**еть что-то про еду для педиков».

В течение моноспектакля «Неоспоримая истина» боксер успевает надрать задницы немалому количеству людей. Эти выступления начинались с постановки в Вегасе, пока в дело не вписался Спайк Ли, который превратил ее в бродвейскую. «Он крутейший расказчик, и его история - это типичная американская история: взлет, падение, опять взлет, - говорит Ли. - Когда речь заходит о нем самом, Майк становится самым честным человеком, которого я когда-либо встречал. Высоко он забрался или низко - ему плевать».
 
На протяжении двух часов Тайсон работает на пустой черной сцене в темном костюме, вспоминая свою молодость, развод с Робин Гивенс, осуждение за изнасилование в 1992-м, пристрастие к кокаину и бесконечные драки - на ринге и вне его. Его вдохновил моноспектакль Чэзза Палминтери «A Bronx Tale», заставив подумать: «Я так тоже могу». Тайсон позиционирует себя прирожденным рассказчиком с кучей сумасшедших баек: «Смотрите, люди, я расскажу о том, что знаю, и о том, чему научился».

На сцене уроки жизни зачастую уходят на второй план, пропуская вперед похабные истории и болезненные катартические воспоминания. Тайсон вцепляется в Гивенс, вынося на люди не очень галантную деталь: большой прогон посвящен ее двуличности и его неспособности различать «кровь от выкидыша» и «кровь от пи**юлей». Тайсон считает, что такие истории могут произойти с каждым.

«Я думал, что был такой крутой тогда, - говорит он мне. - Я думал, что был самым крутым ублюдком. А сейчас оглядываюсь и вижу что вел себя как настоящий поц». В какой-то момент он затрагивает свою проблему с наркотиками, проревев: «Кокаину я б с удовольствием!» Я спрашиваю, не боится ли он скатиться обратно к зависимости. «Всегда на стреме. Это вечная борьба», - отвечает он.

«Я всегда могу накосячить с телкой, наркотиками или баблом. Таков уж я. Если я косячу, то косячу по полной. Причиной может стать все что угодно: например, звук прикуриваемой сигареты Marlboro Red, потому что я курил кокаин именно в них. Зрители говорят что, мол, у меня был сложный период. Они не знают, что если я услышу Мальборо сегодня и получу какой-то неправильный сигнал, то опять все про*бу».
 
Будучи в Нью-Йорке, Тайсон наведывается в Бруклин - у него до сих пор есть голубятня в Бушвике. «Заезжаю пару раз в неделю», - говорит он ласково. Противопоставление нежной и скотской сторон Тайсона украшает шоу, которое переходит от форменной комедии к слезоточивой мелодраме без всяких предупреждений. Самый тяжелый момент для Тайсона в этом - говорить о своих детях, которых он, по собственному ощущению, в свое время отверг. «Я был не самым лучшим отцом», - рассказывает он мне, одновременно шутливо и горестно отмечая, что мог допускать удивительные ошибки в СМС, которые им отправлял. «Они такие - пап, мое имя пишется не так! А я такой, типа, - ну что за ******** меня образованные, грамотные дети, а я сраный тупой ниггер».

Тайсон подошел к Бродвею как к важному бою, посвящая репетициям большую часть своих дней. Он также посещал постановки «Порги и Бесс» и «Мемфис». «Хочу играть в этой лиге», - говорит он. Он сравнивает сцену с рингом: «Ты ощущаешь публику, энергетика может измениться, и тут ты - бум! - говоришь себе: давай без этого, лучше вот так. Это быстрое, секундное мышление. В бое присутствует та же динамика». После Нью-Йорка шоу отправится в мировое турне, говорит Тайсон: «Сингапур, Англия, Австралия, Новая Зеландия, думаю - Южная Африка».

Он уже размышляет о том, как развивать свое представление. «Может показаться странным, но я хочу вставить какие-нибудь танцевальные номера. Я хотел бы спеть, но не умею. Может быть, однажды осмелюсь».    

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно