• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Артемий Троицкий: «Орджоникидзе ни фига не искупил большевистские грехи»

4 Октября 2013 | Автор текста: Александр Кондуков
Артемий Троицкий: «Орджоникидзе ни фига не искупил большевистские грехи»
Артемий Троицкий

© ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Радиоведущий и общественный деятель, Артемий Кивович как никто другой может рассуждать о кармическом предназначении улицы Орджоникидзе, где на месте «Б1 Maximum» и «А2» открылся новый концертный зал — «ГлавClub». Квартира Троицкого находится примерно в пяти минутах на машине от главной рок-точки города конца «нулевых». Редакция Rolling Stone тоже с 2004 года располагалась неподалеку, так что обсуждение нового клуба, который сразу на открытии получил медиа-засветку при содействии ОМОНа, прервавшего концерт Infected Mushroom, проводилось почти по-соседски. «Не помню, как там кончил титульный спонсор этой улицы Серго Орджоникидзе, — говорит Троицкий. — По-моему, достаточно благополучно. Может быть, из-за того, что Орджоникидзе ни фига не искупил свои большевистские грехи, эта улица отличается крайне дурной кармической наследственностью. Равно как и все заведения, находившиеся на ней. Там ведь еще до «Б1» был некий концертный зал, построенный под выступление замечательной аргентинской группы».

Ну да, он так и назывался — «De La Guarda». Потом под этим брэндом даже в формате танцевального зала все вроде бы существовало.

У аргентинцев отличный был театр, но, по-моему, в финансовом отношении все это прогорело со страшной силой. Потом на этом месте был клуб «Б1», основанный учредителем «Б2» Юрой Коником. Клуб обанкротился и, более того, участником этого банкротства стал лично я. По результатам своей веселой деятельности в «Б1 Maximum» Коник должен мне и компании Caviar Lounge несколько миллионов рублей. Я очень надеюсь, что когда-нибудь их увижу.  

И теперь мы становимся свидетелями реанимации той же площадки с отремонтированной вентиляцией и, вроде бы, улучшенным звуком.

Да, теперь там бедняга Игорь Тонких c «ГлавClub»-ом. Это довольно печальная история, потому что я Тонкиша очень люблю и мы с ним в свое время провели много исторических вещей. Тут можно вспомнить и гастроли Sonic Youth, и Ника Кейва, и Einsturzende Neubauten. Чего мы с ним только не делали в конце 80-х и начале 90-х годов. Игорь Тонких — это абсолютно героический персонаж нашей концертной жизни, поэтому желаю ему исключительно всяческих успехов, счастливой жизни и твердых заработков. Поэтому история с этими израильтянами (имеется ввиду Infected Mushroom, — прим. RS) меня огорчила. И главная причина в том, что жертвой всего этого пал тонкишовский «ГлавClub».  

А что там, на ваш взгляд, на самом деле произошло, и почему?

Почему — можно только гадать. Есть у меня ощущения, что это повторение схемы, известной у нас в 80-е, когда ментов наводили на концерты конкуренты. Не исключаю, что в Москве есть какие-то ребята, владеющие аналогичными залами, которым этот «ГлавClub» как кость в горле — поляна и так уже уставлена и не сказать, чтобы сильно процветала, а тут еще одно подобное заведение. Не исключаю, что имела место элементарная двухходовка — звонок в дружественную организацию, оттуда — в другую, а затем соответственно — облава. Думаю, это реальный сценарий, хотя ничего утверждать не берусь, людей-то этих я толком не знаю. Конечно, были основания сделать это именно на концерте израильтян Infected Mushroom, потому что группа трансовая.  

Ну, и публика подходящая. В 2009 году после шоу IM там же все пространство за кустами напротив клуба было шприцами забросано.

Я вообще не понимаю, почему эти идиоты настолько популярны в нашей стране. Я бы на Infected Mushroom не пошел бы даже в дискотечку со стриптизом. А у нас они на открытии клуба выступают. Не понимаю, с какой стати, потому что это абсолютные бездари. Кроме Израиля и России они вообще нигде не известны. И музыка у них убогая. Ну а поскольку такая музыка, то на нее, как мухи на говно, липнут всевозможные наши угашенные юные доходяги, которых, в свою очередь, мне тоже очень жалко. Так что не исключаю, что какой-то реальный улов на этом концерте мог быть. А если не было, то легко подкинуть.  

То есть, разговоры о том, что государство наказывает промоутера Kubana и организатора этого концерта Илью Островского за Bloodhound Gang, — бред людей из околомузыкальной тусовки?

Я думаю, что тут слишком много чести Илье Островскому. Слишком у нас какое-то проницательное государство получается. К тому же не думаю, что Островский так сильно перед нашим государством проштрафился, поскольку группу Bloodhound Gang (тоже абсолютно говенную, хоть и получше, чем Infected Mushroom) он абсолютно лояльным образом с фестиваля Kubana снял. Какие к парню могут быть претензии? Эту версию я опровергаю процентов на 99.  

Игорь Тонких также все время старается подчеркнуть, что «ГлавClub» будет жить и ночной программой. Там будут резиденции, вечеринки. Россия же вроде бы далека от всего этого EDM-бума.

Я думаю, что все эти ночные массовые «попрыгушки» в России были провальными не всегда. Можно вспомнить самое начало 90-х и всякие клубы типа «Fellini», «Red Zone». Это были такие техно-нарко-отстойники — каждый на несколько тысяч человек. Все они имели большой успех. Ребята типа нынешнего сенатора Сергея Лисовского наварили на них свой начальный капитал самым благополучным образом. Сейчас эта идея не работает вообще — трансовые сходняки проходят только в фестивальном режиме и, как правило, под открытым небом в каких-то приятных местах и вдобавок в летний период.  

Это по-прежнему популярно, потому что близко к идее такого нарко-курорта, которая привлекает публику определенного рода, и особенно старших школьников. Я пару раз по касательной оказывался на таких мероприятиях — один раз в Англии, а другой — в Бельгии или Голландии. В первую очередь, меня потряс средний возраст участников — по моим подсчетам, это было лет 15. Как мне кажется, в городе с московской атмосферой и климатом такого рода мероприятия обречены просто потому, что вся эта публика, которая могла бы эти залы заполнять, сидит по подъездам и нюхает клей или находится дома и д**чит на компьютер. И это намного теплее, привлекательнее и комфортнее, чем переться на улицу мертвого Серго Орджоникидзе и платить за это кучу денег. Я бы сказал, что идеи такого культурного досуга у нас почти бесперспективны.  

Понятно, а как насчет перспектив русской электронной музыки? Сейчас стали много писать о Прокси, Нине Кравиц. Нужно ведь находить способы подать Россию хоть в чем-то более-менее конкурентоспособной страной в области поп-культуры.

Нина Кравиц — это, кстати, бывшая сотрудница нашей компании Caviar Lounge. Нина — молодец: и девушка красивая, и как ди-джей неплоха, и, главное, с мужьями у нее все удачно получилось. Так что, Нине Кравиц мой полнейший респект. По поводу же востребованности русской электронной музыки за границей я могу сказать, что может произойти все что угодно. Электронная музыка полностью обезличена и вообще витает в каком-то абсолютно безмозглом пространстве. Что угодно может вдруг сыграть. Я помню, что несколько лет тому назад какая-то группа из Молдавии была в европейских чартах на первом месте. А до этого была убогая группа t.A.T.u., и тоже на первых местах. На электронной сцене может выскочить кто угодно и с чем угодно. Это касается не только национальной принадлежности, но и уровня IQ, и это не говоря уже о моральном облике. Это может быть русский, может кореец какой-нибудь. Типа вот этого, как его там... Сай? Типа вот этой корейской «псины».  

А вообще у русской публики вы наблюдаете какой-то рост запросов?

Сейчас вообще не имеет смысла говорить о русской публике отдельно, сейчас нужно говорить о публике глобальной. Мы имеем дело с глобальной музыкальной информационной поляной, которая достижима всеми и отовсюду. У нашей аудитории, конечно, есть своя специфика, на которую любители этой специфики могут обращать внимание. Но это их проблемы. А можно не обращать на эту специфику внимания и самосовершенствоваться, имея ввиду общепланетарный спрос. Если коротко, то все не так уж ужасно и Стас Михайлов (можно в одно слово и с маленькой буквы) нашу публику совсем еще не накрыл.    

Ну, даже последние политические события, впрочем, не подарили нам новых музыкантов. Скажем, яркого протестного рокера.

Протестные песни и протестный рок — это уже уходящая натура. Есть два типа вовлеченности артиста — в частности, рок- или хип-хоп-музыканта — в политическую жизнь. Первый — это сочинение и запись песен протеста. Эта практика сейчас не очень актуальна. Времена Боба Дилана, Джона Леннона и Боба Марли, я боюсь, уже прошли. Люди на протестные песни не особо покупаются. Сейчас востребована вторая модель вовлеченности во все это дело — чисто гражданская. Ты можешь быть Полом Маккартни, который написал в свое время песню «Blackbird», и этим его вклад в дело политических протестов ограничился. Или Питером Гэбриелом, который остановился на песне «Biko».  

И Маккартни, и Гэбриел, и куча всякого народа, которые не грешили артикулированными протестными песнями, активно участвуют в социальных, экологических и политических кампаниях. Например, в кампании в поддержку группы Pussy Riot, в которой наши рокеры почему-то не участвовали. У нас по-прежнему какие-то музыканты станут писать злободневные песни, как это делают преимущественно ветераны — Макаревич, Шевчук, Борзыкин, ну и там некоторые молодые ребята — Вася Обломов, Noize MC. Вот это у нас еще есть. А вот какого-то гражданского движения музыкантов (и уж тем более политического) нет вообще. Когда я всякий раз устраиваю какие-то акции протестного и оппозиционного толка, то часто слышу от хороших, абсолютно правильных музыкантов, моих друзей: «Если там будет какая-то политика, то нашей ноги там не будет». Точка. То есть, они готовы петь хорошие песни, но не готовы стоять на одной сцене с нашими политиками. О чем это говорит? Я думаю, что это говорит очень о многом, и в том числе о наших политиках.  

Артемий Троицкий
Авторскую программу «Стерео-Вуду» на Rock.fm можно послушать здесь

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно