• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

МУЗЫКАMediasapiens

Media Sapiens. Госзакат

27 Июля 2009 | Автор текста: Александр Липницкий
Media Sapiens. Госзакат
Госзакат

© Андрей Дорохин, www.rollingstone.ru

RS устанавливает связь между двумя крупнейшими медиасобытиями этой весны: телеюбилеем Аллы Пугачевой и концертом Петра Мамонова в Театре Эстрады

Так уж совпало, что довелось мне посмотреть оба весенних знаменательных шоу: «Пугачеву с друзьями» - по телевизору и «25 лет на сцене» Петра Мамонова - в Театре Эстрады. Старые знакомые ничем особо не удивили. И Алла Борисовна, и Петр Николаевич выдали сконцентрированный (каждый по-своему) продукт, после чего многие мои вопросы к ним просто отпали.

Меня всегда занимала проблема: почему в России эстрада и рок-музыка практически никогда не пересекаются - в отличие от мировой поп-музыки (примечательно, что в огромную концертную программу Пугачевой попал лишь один музыкант, хоть как-то связанный с рок-музыкой, - Сергей Галанин). Странно, что никто из музыкальных критиков до сих пор внятно не сформулировал, почему наша рок-музыка за последние двадцать лет уступила эстраде все позиции, стремительно завоеванные ею в пятилетку горбачевской перестройки.

И вот два показательных отчета. Что я увидел: эстрада еще теснее сплотилась вокруг своего лидера. На второй и даже на третий план ушли неизбежные спутники конкуренции: зависть, тычки локтями за кулисами (возможно, именно ради этого умница Пугачева усадила всех за один стол прямо на сцене) и даже элементарная ревность - одним из интереснейших моментов концерта в Лужниках была нервная пикировка треугольника Филипп Киркоров - Алла Пугачева - Максим Галкин. «На люди» не было вынесено ни соринки: безупречная демонстрация единства, уважительного отношения и даже больше - доброжелательности к коллегам по цеху. Глупо сравнивать качество хитов Пугачевой и Мамонова: они адресованы совершенно разным типам аудитории. Речь лишь о том, насколько внятно сумели артисты донести свой посыл, с чем и зачем они вышли на свои юбилеи. Разумеется, у Мамонова нового по определению оказалось больше; Пугачева практически исключила риск в своей программе: 10 000 в Лужниках - это не 1 200 «своих» в Театре Эстрады. Но мне показалось, что и Мамонов утратил свою былую удаль экспериментатора. Тринадцать старых хитов были спеты им весьма формально, во многих знаменитых песнях не доставало знаковых куплетов. С точки зрения гражданской позиции Петр Николаевич нисколько не отличался от королевы нашей попсы. Напротив, стартовав с двух песен, оставшихся ему от бурной молодости - «Красный черт» и «Шуба Дуба Блюз», - Мамонов позже подчеркнул свою тотальную зависимость от собственного здоровья, а вовсе не от политики Кремля, заявив со сцены, что лучшие билеты в партер он раздал своим пятнадцати (!) личным докторам.

Маниакальное стремление Петра категорически исключить из своего прошлого «Звуки Му» - не как идею (как раз идею-то он всячески пропагандирует), а как рок-группу - привело его, на мой взгляд, к плачевному результату. Свои лучшие песни (без партнеров и аранжировок, добытых многолетним коллективным трудом) Мамонов исполнил в стилистике начала 80‑х. Сам же Петр Николаевич за эти годы, мягко говоря, не помолодел, и дух того времени утратил безвозвратно. В итоге на концерте мы стали свидетелями рождения нового уникального образа Мамонова - старика, впавшего в детство по своей воле. По сути, Петр сыграл в Театре Эстрады привычный ему по 80‑м годам «квартирник», с той лишь разницей, что вход стоил ужене один рубль, а все три с половиной тысячи. Добрая треть зала (из обеспеченной молодежи) откровенно скучала, недоумевая: о чем это он? Легче всего свалить относительную неудачу Петра на оболваненных «гламурян», попавших не в то время не в то место. Боюсь, что это не так. Лучший пример бережного отношения к своему же наследию - гастроли в России Пола Маккартни и The Rolling Stones. Бывалые рокеры дорожат как своей старой аудиторией, так и подросшим молодняком. Тот же сэр Пол мог легко сбацать под акустическую гитарку всю нетленку The Beatles, и без биса не ушел бы. Зачем же он рубился, репетировал с молодыми музыкантами, разучивая с ними битловские хиты и сохранив в великих песнях все-все нюансы? А чтобы было не стыдно перед памятью великой группы: портреты Джона, Джорджа и Ринго практически не покидали огромных экранов на Красной площади.

Пугачева тоже организовала роскошное шоу - недовольных в зале не было. Алла Борисовна очень постаралась не забыть никого из тех, кто шел с ней по еще не хоженным тропкам к славе и дошел-таки до ковровой дорожки. Мамонов же не вспомнил никого, кроме умершего в нищете Евгения Казанцева, а ведь в том же втором составе группы Петра поддерживали два отличных музыканта: его брат Алексей и барабанщик Андрей Надольский. И о них ни слова, не говоря уже о коллегах из 80‑х. Если это концепция - а это, безусловно, так, - то она объясняет, почему ведущий рокер Москвы оказался в тупике. Мамонов засунул «Звуки Му» куда подальше, и в Театре Эстрады уже не к нему на сцену летели записки с вопросами о смысле жизни, как это бывало в 80‑х, а он вопрошал зал, метая в него листочки мятой бумаги: «Что мы будем делать в четверг, коли помрем в среду?» И прощальный возглас Петра Николаевича «Звуки Му!» многими из собравшихся в Театре Эстрады был понят исключительно как одна из обычных заморочек нашего гения.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно