• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Way Out West: предпоследний концерт Blur и лучший новый шведский поп-дуэт

14 Августа 2012 | Автор текста: Александр Кондуков
Way Out West: предпоследний концерт Blur и лучший новый шведский поп-дуэт
Вокалист Blur Дэймон Албарн

© Анника Берглунд/ Way Out West

Нет никаких сомнений, что помимо реформированных хардкорщиков Refused самой популярной шведской группой фестиваля на этот раз были First Aid Kit. Интерес к ним перекрыл даже легкий ажиотаж вокруг ледяной дискотеки Miike Snow на третий день. Кинематографичный кантри-поп сестричек Сьодерберг оказался достоин главной сцены Flamingo, где обладательницы расслабленных и кристально чистых голосов чувствовали себя, надо сказать, не очень уютно. Тем не менее в лесном антураже все эти легкие и ненавязчивые песни об Эммиле Харрис и Грэме Парсонсе смотрелись более чем уместно. Очевидных хиппи среди посетителей парка Слоттскоген во второй день наблюдалось не слишком много, но чувствовалось, что этим солнечным днем людей объединяла не романтика детей цветов, а чувство патриотизма. В конце концов, немногие шведы ездят в штат Омаха ради того, чтобы добиться аутентичного звучания - а сестры Сьодерберг поступили именно так и сразу заслужили немалое доверие.  

Йохана Сьодерберг (First Aid Kit). Фото: Аннике Берглунд/ Way Out West

Тень Pussy Riot витала над фестивалем: параллельно поступали новости о московских акциях Мадонны, а в Гетеборге в роли агента Толоконниковой и компании выступила канадка Лесли Файст. Именно она потребовала со сцены освобождения девушек, в то время как среди публики хмурые девушки раздавали явно самопальные футболки Файст с обращением «Free Pussy Riot». Разумеется, певица так сама себя накачала, что двенадцать песен своего сета исполнила на одном дыхании: именно так и должна звучать современная женская альтернативная музыка - таинственно и откровенно в то же самое время. В этом компоненте Лесли начисто выиграла соревнование у Сейнт-Винсент, которая выступала перед The Afghan Whigs на Linne. К тому же Файст вышла на сцену в прекрасном платье и двигалась настолько активно, насколько это возможно для девушки с гитарой - накачанные ноги певицы стали главным объектом исследования для фотографов, снимавших ее из зоны под сценой.

Последнюю песню своего сета «You And I» Файст спела с Джеффом Твиди из Wilco - лидер американских рокеров-экспериментаторов, выйдя вместе с канадкой, впервые связал две противоположные друг другу сцены. Герои пьющих интеллектуалов заступали на Azalia, где вскоре зрителей ожидало слаженное выступления с джаз-роковым духом. С точки зрения концепта фестиваля, все было рассчитано идеально: следом за Твиди и его ребятами выходил Джастин «Bon Iver» Вернон, и для его сложносочиненного шоу нужна была основательная подготовка. Минорное настроение песен Твиди вроде «Impossible Germany» настроило шведов на мечтательный лад: в коктейльном баре, расположенном на склоне справа от сцены, братались краснолицый пропойца с пером за ухом и темнокожая мускулистая красотка с афро на голове.

Джефф Твиди (Wilco). Фото: Хуго Йоханссон/ Way Out West

На концерте в Гетеборге Джастин Вернон исполнил 11 песен длиною в жизнь: создавалось впечатление, что он не собирается уходить с Azalia вплоть до Blur, которые были хэдлайнерами второго дня. За отведенное время Вернон смог продемонстрировать почти все, чему его научила светская жизнь в компании с Канье Уэстом и прочими знаменитостями, научившими его как хорошему, так и плохому. Открывающая сюита «Perth» разрослась в настоящее батальное полотно музыкантов, которые действовали на пределе возможностей, демонстрируя все накопленные за годы в профессии навыки. Сам Джастин при этом напоминал сумасшедшего полководца в пансионате: ряженый в голубой сюртук Вернон восседал за пианино с выражением лица гончаровского Обломова, затем тяжело поднимался и начинал терзать струны гитары, а также с весьма страдальческим видом пел в микрофон с автотюном. В те минуты едва ли было важно, насколько сложноустроенные песни Bon Iver нравились публике (а она взрывалась аплодисментами после каждой партии): артист, напоминающий Марка Нопфлера на острове Елена, с наполеоновской отвагой пробирался сквозь смурь «Holocene» и «Towers» к величественному финалу «Beth/Rest».

Джастин Вернон (Bon Iver). Фото: Аннике Берглунд/ Way Out West

Оторваться от короля летних фестивалей Вернона можно было, только зная, что по соседству, на Linne выступают Бетэни Косентино и Бобб Бруно из Best Coast. Если про Вернона говорили, что при всем к нему уважении музыка Bon Iver популярна, потому что «так надо», то Best Coast - прямо противоположный тому случай. «Мальчики и девочки из магазина одежды» на Way Out West и правда чисто внешне выглядели лучше всех (ну, может быть, конкуренцию им составили на следующий день только Miike Snow). Перед Бетэни Косентино стояло два ряда таких же симпатичных девчушек с татуировками и в платьях леопардовых расцветок, скромно просивших песню «Boyfriend». Главный хит Best Coast, впрочем, прозвучал только пятнадцатым, а до этого времени it-girl гаражного инди-попа прошлась по всем важнейшим номерам своего каталога. Особые симпатии у Linne вызывал колобок Бруно в сексуальной обтягивающей маечке, который запросто мог бы сниматься в фильмах Дэвида Линча в роли гитариста из «черного вигвама», если бы там было место для латинских парней.

Бетэни Косентино (Best Coast). Фото: Хуго Йоханссон/ Way Out West

Еще за день до концерта Blur в гетеборгском парке было известно, что для британской четверки он станет последним. Британские журналисты в Швеции отмечали, что по большому счету это не беда: «Дэймону Албарну все равно, Грэму Коксону все равно, Алексу Джеймсу точно все равно, да и Дэйву Раундтри, скорее всего, тоже». При этом расстановка музыкантов на сцене и их поведение анализировались чуть ли не под лупой. В частности, англичане отметили, что за все шоу Коксон и Албарн посмотрели друг другу в глаза только два раза - и это несмотря на то, что большую часть выступления они провели рядом. По сути, Blur играют довольно странную программу, где нет многих хитов, зато есть психоделическая часть от «Out Of Time» до «Caramel», во время которой артисты как бы сбрасывают с себя оковы и начинают играть на полную мощность. Само собой выступление разделилось на две неравные части: до «Out Of Time» и после.

«У них точно были проблемы со звуком, - говорил на следующий день Кирон Тайлер из журнала MOJO. - Ты слышал духовую секцию и бэк-вокалистов? Я - нет, а ведь я слушал концерт с трех разных точек». Это действительно было так, однако в открывающей части от «Girls & Boys» до «Coffee & TV» поражали скорее безволие и печаль, которые сквозили в действиях музыкантов. Говорят, что в это время из партера уносили людей, терявших сознание от встречи с англичанами, но тем по большому счету было плевать на происходящее - особенно Албарну, который вышел на хэдлайнерский сет в затрапезной джинсовке и майке Fred Perry. Перерождение случилось во время «Trim Trabb», когда Дэймон как из-под палки взобрался на ограждение, чтобы пожимать руки фанатам. Сделать это было ему уже, видимо, непросто: сзади фронтмена (за резинку от трусов) придерживали охранники. Зато потом Blur раскачались на полную мощность, потому что при звуках «Parklife» остывший в холодной шведской ночи партер начал предсказуемо бесноваться в экстазе. Теперь это уже не была четверка помятых мужчин средних лет - всем полем управляли короли вечера, которые по праву были хэдлайнерами и вместе со зрителями начинали этим гордиться.

«Бис» Blur начался с «трейнспоттинговской» «Sing», и хотя многие зрители, наученные горьким опытом со стоянием в очередях прошлой ночью, уже бежали к выходу, основная масса все-таки осталась. Предпоследнее в истории шоу великих артистов пропускать было бы крайне расточительно даже по меркам Way Out West с его перегруженной видными именами программой. Главной песней вечера, по мысли квартета, стала «Under The Westway», слова которой партер скандировал едва ли не громче, чем куда более известных и старых хитов. Логичным финалом стала «The Universal» - единственная песня с «The Great Escape», исполненная в Гетеборге, и самая подходящая для прощания с капризными героями брит-попа, тихо разбредающимися по своим делам.     

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно