«Не хотела бы я подсесть на что-нибудь»: Анна Старшенбаум слушает INXS

22 Января 2013 | Автор текста: Катерина Фадеева
«Не хотела бы я подсесть на что-нибудь»: Анна Старшенбаум слушает INXS
Анна Старшенбаум и Майкл Хатченс

RS вместе с актрисой Анной Старшенбаум послушал альбом группы INXS «Х», вокалисту которой Майклу Хатченсу сегодня исполнилось бы 53 года.

«The Stairs»

Не могу сказать, что мне по-человечески близка персона Майкла Хатченса. И его способ ************** наркотики, нетрадиционный секс. Мне ближе все доброе и светлое. Я могла бы изображать чернуху в кино, но в жизни не хочу. Не хотела бы я подсесть на что-нибудь, да и не могу — настроение слишком быстро меняется.

«On My Way»

Я очень люблю водить машину, и вожу неплохо, но если я расстроена со мной случаются всякие штуки. Например, два года назад у меня были съемки, и после их окончания я не вышла из образа и влюбилась в обоих моих партнеров. Съемки закончились, все напились, конечно, и тут наступили эти долбанные минуты расставания! Села я в машину, в слезах начала писать подруге смс, выражающую мою печаль. А дело происходило на выезде из завода «ЗИЛ» в три часа ночи. Дорога пустая абсолютно, только с двух сторон припаркованы машины. И я в слезах так крутанула руль, что собрала весь правый ряд.

«Lately»

Я не знаю, что будет позже, поэтому предпочитаю жить сегодняшним днем. Вот в данный момент я курю, но это не значит, что я курю вообще. Не люблю глобальных планов и зароков. Я точно знаю, что никогда не пересплю с режиссером ради роли — это точно. Когда я пришла в кино, для меня было шоком, что это сплошь и рядом происходит. Мне только один раз предлагали — и очень конкретно. Лет в 16 я пришла в модельное агентство, а управляющий и говорит: «У нас скоро проект с французами, в Париж поедем. Вот там, в соседней комнате диванчик: хотите — соглашайтесь, хотите – нет». Я отказалась и, кстати, очень благодарна была ему за то, что он так доступно все объяснил.

«Know The Difference»

Сейчас я очень хорошо понимаю разницу между безумием и просто нестабильным настроением. Это когда ты знаешь, что все, что с тобой происходит — к лучшему. А еще несколько месяцев назад мои друзья всерьез думали, что я могла сойти с ума. У меня для этого все предпосылки есть. Моя мама познакомилась с папой в психушке: она там лежала, а он ее лечил. Она и сейчас немного не от мира сего: стриженая под ежик, худая, носит молодежные шмотки, сейчас продала квартиру в Москве и колесит с новым мужем по Европе — любовь у них. Поэтому рационализм у меня в папу — доктора наук. А нестабильное настроение — в маму.

«Hear That Sound»

Фоном моего детства была не самая стильная музыка. Помню ездили с мамой в Крым, и там пел Агутин, что-то про траву. Что там еще? «Стрелки», «Руки вверх», конечно. Потом в 14 лет, когда начали по дворам пить пиво с водкой, играли песни «Арии» и Цоя под гитару. Первой песней, которую я сама сыграла, была «Звезда по имени солнце» Цоя — как у всех, в общем. Сейчас у меня фоном The Beatles звучит дома, и иногда Элвис Пресли. А два года назад у меня был парень — байкер, я с ним разъезжала на «харлее» и слушала какую-то жуткую металлическую смурь. Короче, музыка для меня — это, прежде всего, люди, которые с ней связаны.

«Faith In Each Other»

В детстве всем было на меня глубоко наплевать. Мама в четыре года отвела меня в детский садик, то есть, показала, где он находится, и дальше я ходила сама. В пять лет меня провожал домой какой-то парень, он учил меня курить за гаражами, мы ходили на ярмарку воровать грейпфруты — короче, я жила взрослой жизнью. А папа, после того как мама от него ушла, когда мне было шесть лет, очень на нее обиделся и тоже на меня забил — за компанию. Поэтому в 14 лет я ушла из дома и стала жить самостоятельно.

«Bitter Tears»

Помню, какие горькие слезы я проливала на площади в Берлине после концерта BlueMen Group. Я сидела в первом ряду и вдруг среди этого цветного хаоса разглядела глаза — мальчика, участника шоу, а эти глаза разглядели меня. Остальные 45 минут шоу мы друг от друга не отлипали. После концерта я отыскала его по скоплению журналистов, попросила сфотографироваться вместе. Он меня обнял, стер немного синей краски с лица и нарисовал мне полоску на щеке — очень трогательно, так красиво. А я туда приехала на съемки немецкого календаря, и была с парнем. Выскочила я на площадь, села и разревелась, потому что понять не могла, что делать. Вернулась в Москву, а через пару дней заняла денег и снова полетела в Берлин — искать этого мальчика из BlueMen Group. У меня, правда, только один день был — я прямо со съемок сорвалась, и найти его я не успела. И снова рыдала.

«Suicide Blonde»

Проблемы по поводу того, что я блондинка у меня никогда особо не возникали. Потому что я крашусь каждые несколько месяцев с 12 лет, например, два месяца назад я была брюнеткой с каре. А вот мысли о суициде возникали всю дорогу с 16 до 19 лет. Помню как я стояла на подоконнике на лестничной площадке и думала — прыгать или нет? Да что до 19! Мне 21 год сейчас, а я еще пять дней назад была амебная и равнодушная ко всему. Как выбралась? Банально нажралась. Встретила подругу детства, мы с ней вместе начинали в кино, но у нее не получилось, она скололась, и только месяца три как завязала. Мы посидели, выпили коньяка, покурили, приехал Дима Кубасов — мой партнер по фильму «Детям до 16» Андрея Кавуна. И как-то хорошо вдруг все стало.

«Who Pays The Price»

Расплачиваться за ******** грехи мне приходилось всю свою жизни. Но это грехи скорее по отношении к себе, не к другим: другим я ничего плохого не делала! А в себя долго не верила, недооценивала себя, и много страдала от этого. Но сейчас я уже не чувствую в себе такой уязвимости и открытости. А еще по поводу расплаты: вот не считаю я, что мужчина обязательно должен платить за женщину в ресторане! Ну, если у него в данный момент меньше денег, чем у тебя, ну и заплати ты! Я недавно разговорилась с официантом, как-то душевно мы поболтали, и он захотел заплатить за меня. Я не разрешила: у меня в день зарплата как у него в месяц!

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ