• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Каникулы за гранью: Рифф Рафф не может забыть обиду на Джеймса Франко

27 Ноября 2013 | Автор текста: Джона Вайнер
Каникулы за гранью: Рифф Рафф не может забыть обиду на Джеймса Франко
Рифф Рафф

Рифф Рафф сидит под психоделическим портретом Альберта Эйнштейна в своей квартире в Северном Голливуде и ест Froot Loops. Сейчас он посередине общенационального клубного тура, где он обкатывает песни со своего дебютного альбома «NEON iCON», и у него больше планов, чем времени, чтобы их реализовывать: надо помыть Porsche Panamera, найти студию для записи новой песни, встретиться с юристами, чтобы обсудить иск, который он хочет подать против «Отвязных каникул» — фильма, где Джеймс Франко играет белого рэпера с косичками, татуировками и любовью к абстракциям. Рифф Рафф, считает, что это очевидное посягательство на его образ. «В последнее время у меня все время стресс, — говорит он. — Я ненавижу пробки и ненавижу людей».

Это тяжело слышать, потому что все песни Риффа посвящены веселью. Родившийся в Хьюстоне эм-си стал своего рода человеком-мемом благодаря поразительно странным видео, которые он выкладывал на YouTube и Vine и которые имеют теперь миллионы просмотров, а также благодаря своей счастливой, галлюцинаторной музыке. Его лучшие строки звучат как цитаты из «Гриффинов»: «Я играл в кости с Ларри Бердом в Барселоне», — хвалится он. Один из его излюбленных приемов — назвать себя «(кто-нибудь или что-нибудь) рэпа», заполняя пропуск разными высокопарными именами: Патрик Эвинг, Пикассо, «Неспящие в Сиэтле».

Рифф Рафф завивает свои волосы в эшеровские косички; его подбородок зигзагом рассекает тонкая бородка. Первая татуировка, которая бросается вам в глаза, — логотип MTV на его шее. Он набил ее во время прослушиваний для реалити-шоу 2009 года «From G’s To Gents», еще до того как его туда взяли. На левом предплечье рэпера — большой готический крест, обрамленный курсивной надписью «Dear Jesus, please let me in. Your child, Horst Simco». Хорст — это немецкое имя, которое рэперу дали его родители Рональд и Анита Симко. По материнской линии Рифф — потомок европейских евреев, несколько его предков погибли во время Холокоста, другие сумели выжить. Несмотря на это и на татуировку с крестом, рэпер говорит, что не верит в Бога.

Подрастая в Хьюстоне, Рифф Рафф носил джинсы от Z. Cavaricci и обливался одеколоном. Яркий образ раздражал его баскетбольного тренера: «Ему не нравилось, что у меня был такой крутой дриблинг». После учебы в колледже в Миннесоте Рифф Рафф вернулся в Хьюстон и начал пробиваться на местную хип-хоп-сцену, тратя деньги от случайных заработков на драгоценности и автотюнинг, отражавший его амбиции. «Я видел его на разных тусовках, он светил свою машину, читал фристайл, — говорит О-Джи Рон Си, один из основателей уважаемого хьюстонского лейбла Swishahouse, на котором Рифф Рафф был какое-то время подписан. — Он был безумным белым парнем с капюшоном. Это было серьезно».

После появления на «From G’s To Gents» (целью шоу было облагообразить уличных отморозков; Рифф вылетел после двух выпусков) он начал привыкать к тому, что люди узнают его в торговых центрах. Актеры и рэперы-юмористы Саймон Рекс и Энди Милонакис наткнулись на видео, где Рифф читал фристайл, связались с ним и убедили его перебраться в Лос-Анджелес. «Он спал у меня на диване, — вспоминает Рекс. — Повсюду разбрасывал свои вещи. Но на этого парня невозможно сердиться. Как только я начинал срываться, он говорил что-нибудь безумное или уморительно смешное и разряжал ситуацию. Это было похоже на ситком».

Когда мы приходим к нему домой, Рифф Рафф просит меня об одолжении. «Ты можешь отвезти мою машину на мойку? — он дает мне ключи от Panamera. — В бардачке есть деньги». В бардачке лежит один доллар и пустая упаковка от презервативов. Все ближайшие мойки закрыты, поэтому я забираю Раффа, и мы отправляемся закрывать все его гештальты сразу. Для начала мы отправляемся в ресторан, где Милонакис ждет рэпера со своим приятелем, профессиональным игроком в покер, который якобы разбирается в праве, чтобы обсудить предполагаемый иск против «Отвязных каникул».

И Франко, и режиссер фильма, Хармони Корин говорили, что Рифф Рафф был одним из прототипов героя Франко. (Они оба отказались давать комментарии для этого материала.) Рифф Рафф пока не подал иск и не нанял адвоката, но он всерьез рассержен: если ты посвятил всю свою жизнь созданию всепоглощающего образа, как ты будешь себя чувствовать, если одна из главных кино-селебрити планеты воспользуется им, а потом будет это отрицать?

После десяти минут юридического трепа мы уезжаем. Следующий пункт — штаб-квартира Mad Decent, где Рифф Рафф забронировал студийное время. Мы едем на восток, и рэпер ставит треки с «NEON iCON». Музыка — гиперхроматическая, расслабленная и неотносимая ни к какому жанру — получилась как надо, но микс рэпера не устраивает. «Я узнал, что чуваки с лейбла пошли к одному моему приятелю и попросили его свести это, — рассказывает он. — Я сказал им: «Дайте мое дерьмо Доктору Люку!»». В студии звукоинженер по имени Дерек включает бит. Рифф читает строку и просит Дерека перемотать, читает еще строку-другую, и все повторяется — непростой способ заставить музыку звучать непринужденно. В текстах опять фигурирует феноменальная похвальба («Я даю Версаче уроки плавания в Восточном Техасе»), но главная тема — сохранение личного пространства: «Охранники облапали меня в аэропорту / Мне нужен частный лайнер!».

Рифф Рафф заводится по ходу дела, раскачиваясь и высоко воздевая руки. Через одиннадцать минут пятьдесят три секунды он заканчивает. «Сыграй это еще раз, — говорит он. — Погромче». Он слушает сам себя и в первый раз за день улыбается.

Материал из ноябрьского номера российского издания Rolling Stone

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно