• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Билли Айдол: «Я страдал манией, что за мной следят и снимают на видео»

2 Октября 2014 | Автор текста: Rolling Stone
Билли Айдол: «Я страдал манией, что за мной следят и снимают на видео»
Билли Айдол

© с facebook-страницы

После провала «King Death» (экранизации книги журналиста Ника Кона, в которой Айдол принял участие — прим. RS) и после того, как меня кинул промоутер Билл Аукойн, наркотики стали занимать все больше места в моей жизни. И с уходом Перри я стал торчать еще больше. Обычно менеджер артиста выступает в качестве сдерживающего фактора и следит за тем, чтобы его подопечный не терял контроля над своими пристрастиями. Однако, когда я в Лос-Анджелесе познакомился с Биллом, то понял, что этот чувак даст мне фору в плане рок-н-ролльного буйства. Я, конечно же, с удовольствием погрузился в пучину разврата, и вот к чему это привело.

Пустоту, возникшую в моем сердце после разрыва с Перри, я пытался заполнить героином, и, если можно так выразиться, воздвиг этой женщине огромный памятник из моей сексуальной и наркотической зависимости. В какой-то момент я понял, что с героином надо завязывать, однако вместо того, чтобы вообще перестать принимать наркоту, я заменил его на кокаин, так как страшно боялся ломок и «синдрома отмены». У меня не было никакого желания проходить через этот ад. В итоге я забил свой нос таким количеством кокса, что он непрерывно кровоточил. Пришлось начать курить кокаин, и это стало для меня окончательным падением.

Часть I. Билли Айдол: «После тура «Rebel Yell» я продолжал жить на всю катушку»

Я неделями сидел в своей квартире, которая постепенно превращалась в настоящий свинарник, непрерывно курил кокс и практически не спал. Работа над альбомом сначала встала на второе место, а потом я и вовсе изредка вспоминал, что надо бы съездить в студию. Куда бы я ни отправился, в моем кармане всегда лежал небольшой кисет с трубочкой, несколькими порциями кокаина и зажигалкой. Когда я, наконец, добрался до студии, то спрятал этот кисет под раковиной в туалете и постоянно наведывался туда, чтобы сделать еще пару напасов, даже не думая о том, что запах кокаинового дыма пронизывает все здание. Мой продюсер Кит Форси пытался брызгать в комнатах освежителем воздуха и проветривать, но ничто не помогало: как только я являлся, по всем помещениям моментально распространялась вонища, и Мик Джаггер с Дэйвом Стюартом, работавшие в другой студии на том же этаже, всегда хитро и понимающе улыбались, встречая меня в коридоре.

У меня был друг Джей-Ди Дворков, который одно время еще и работал нашим роуди. Он обычно заезжал за мной, чтобы отвезти меня в студию — самостоятельно я уже передвигаться по городу не рисковал, опасаясь панических атак. Иногда Джей-Ди проводил под моей дверью по три-четыре часа, так как я не мог выйти из дома, не покурив. А покурив, я моментально забывал, что меня ждет человек, и мог целый час лежать и грезить. Потом я выкуривал еще немного, потом — еще немного, и только через пару часов улавливал оглушительный стук в дверь — это ко мне ломился бедный Джей-Ди. Я оправдывался перед самим собой, говоря, что плачу Дворкову деньги, поэтому могу располагать его временем как хочу. Вообще-то, я никогда не относился к людям потребительски, но тут я постоянно был настолько обдолбан, что нашел бы оправдание любой гнусности со своей стороны. Распад личности был налицо. Все, о чем я думал — это когда можно будет курнуть еще кокаина и как бы он не закончился.

У меня был свой драгдилер по имени Фред, а если вдруг я не мог достать стафф у него, то в моем доме жил еще один парень, который приторговывал коксом. Поэтому я не испытывал недостатка в наркоте. Я просыпался, тут же вынюхивал дорожку, а затем закуривал джойнт, чтобы окончательно прийти в себя. А дальше начинал чистить трубочку, чтобы не мучить кокаином свой кровоточащий нос.

Меня все чаще охватывала паранойя — я страдал манией, что за мной постоянно следят и даже тайно снимают на видео. Я слышал голоса людей, которые переговаривались и составляли заговор против меня. Периодически ко мне являлись полупрозрачные фигуры и просто стояли в комнате — то две школьницы в углу, то бизнесмен с портфелем у окна. В принципе, они не мешали мне курить кокс, поэтому я не обращал на них особого внимания.

Наконец, все эти голоса, видения и параноидальные припадки настолько меня достали, что я позвонил своему другу Бобби Беленчиа, чтобы он убедил меня в том, что я брежу и ничего этого на самом деле нет. Бобби явился ко мне, с порога схватил меня за руку, приложил палец к губам, чтобы я молчал, и повел меня в ванную. Там он включил воду на полную и объяснил, что теперь мы можем разговаривать, не боясь, что нас услышат мои шпионы. Все это Бобби, известный фанат детективов, проделал настолько мастерски и с серьезным видом, что я расхохотался и предложил ему курнуть. Он согласился, решив, что мне будет легче общаться не думая про надвигающийся отходняк.

Мы валялись на полу в гостиной и курили, и Бобби втолковывал мне, что все мои видения и слуховые галлюцинации — не более чем обычные кокаиновые бредни. И вдруг я увидел огромную человеческую тень, стоявшую за дверью моей квартиры — в ней было непрозрачное стекло. Бобби тоже заметил ее и, желая показать, что нас просто вставило, и эта тень — плод нашего воображения, подошел к двери и резко открыл ее. За дверью стоял совершенно реальный здоровяк со стаканом пива в руке и с удивлением смотрел на нас. Мы с Бобби в ужасе завопили, захлопнули дверь и для надежности приперли ее диваном.

«Ты хочешь сказать, что и это мне привиделось?» — саркастически поинтересовался я, и напуганный Бобби признал, что парень был настоящим. Мы вернулись на пол гостиной и продолжили курить и разговаривать. Позже я узнал, что в одной из квартир на моем этаже жильцы устроили вечеринку, и почувствовали запах горения — это мы с Бобби курили кокаин. И вот один из этих пьяных гуляк отправился посмотреть, не начинается ли где-нибудь пожар, и наткнулся на двух торчков. Для меня же его появление стало подтверждением того, что мои голоса и видения — не просто галлюцинации; и я с новой силой ухватился за свой самоубийственный образ жизни.

Продолжение главы «Вершина мира, мам» книги Билли Айдола «Dancing With Myself», в котором музыкант рассказывает о своих нью-йоркских похождениях и безумных поклонницах, читайте в ближайшие дни на www.rollingstone.ru

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно