• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

МУЗЫКАНовости

Попка дурак

8 Ноября 2007 | Автор текста: Дэвид Фрике
Попка дурак
Iggy Pop

© www.rollingstone.com

Rolling Stone отправился в гости к мистеру Игги Попу и расспросил его о детстве в Мичигане, знакомстве с Дэвидом Боуи, влиянии на Сида Вишеза и совместном выступлении с группой Kiss.

Игги Поп отлично помнит, как он в коротких джинсовых шортах и красных мокасинах носился по сцене, лупил себя по окровавленной груди барабанными палочками и прыгал вниз головой в партер. В его сознании сохранились все подробности первого концерта The Stooges в 1969 году, когда Игги, басист Дэйв Александер, гитарист Рон Эштон и его брат, барабанщик по имени Скотт, разогревали зал перед выступлением Джо Кокера в World’s Fair Pavilion. «После того шоу я, в драных шортах, с израненной в кровь грудью, отправился к знаменитому менеджеру Фрэнку Барселоне, чтобы поговорить о возможностях дальнейшего сотрудничества, — вспоминает Поп. — Тот ответил: “Игги! Думаю, лет так через двадцать ты будешь очень популярным персонажем. Но сейчас — забудь обо мне. Спасибо за концерт”».

Поп хрипло смеется. Его истории о The Stooges интересны благодаря ярким, иногда довольно комичным деталям. Джеймс Остерберг, появившийся на свет в городке Ипсиланти, штат Мичиган, в этом году разменял седьмой десяток. «Я входил в состав невероятной группы, многим моя жизнь казалась неправдоподобной, — говорит музыкант. — Но ни разу с момента первой встречи с Роном и Скоттом мы не подняли друг на друга даже голос — не то что руку». The Stooges, взяв в состав басиста Майка Уатта (вместо скончавшегося в 1975 году Александера), вновь гастролируют по миру, исполняя песни с «The Weirdness», своего первого за тридцать лет студийного альбома.

В «Trollin’» — песне, открывающей альбом «The Weirdness», — есть такие слова: «My dick is turning into a tree» (мой член превращается в дерево — англ.). Вам не кажется, что в 60-х The Stooges не осмелились бы петь о чем-то подобном?

Я пишу песни о вещах, наиболее значимых для меня. Думаю ли я о собственном члене? О да, постоянно! Ну и пусть моя голова набита всякой фигней, я имею полное право петь об этом. Кроме того, если я решил сочинить настоящую рок-песню, я просто обязан упомянуть в ней собственный член. Пенис — это вполне естественно, в духе времени. Я пою только о естественных вещах. (Смеется.)

Родителей беспокоило ваше поведение в те времена, когда вы были подростком? Вас водили в детстве к психологу?

Вы хотите знать, когда Игги Поп начал подавать признаки жизни? (Смеется.) В третьем классе у нас была крайне суровая учительница по имени мисс Бордин. Уж даже и не помню, что я сделал, но однажды перед всем классом она привязала меня к стулу красной веревкой. Стянула ею все тело, и руки, и ноги, на довольно долгое время. Наверное, я уже тогда был слишком неугомонным. Беспокоило ли это моих родителей? Нет.

Расскажите о своем детстве. Вы ведь выросли в бедности, в доме на колесах, хотя ваш отец был преподавателем английского и имел неплохое образование.

Великая депрессия повергла моих родителей не только в шок, но и в нищету. Она сделала их очень прижимистыми и расчетливыми людьми. Работая учителем, отец приносил домой жалкие гроши. Именно ему пришла идея поселиться в трейлерном городке. Аренда небольшого куска земли обходилась нашей семье в доллар за день. Я спал и обедал в одном и том же помещении. Что вполне естественно, отец был единственным человеком с высшим образованием во всей округе. Потом я поступил в хорошую школу в Энн Арборе, учился вместе с сыном президента Ford Motor Company. Многие из моих одноклассников были богаты, происходили из известных семей, но я всегда находил, как заткнуть рот любому, кто говорил, что я — нищий. Родители вложили в меня очень много, они отдали мне все, что могли. Они даже пожертвовали мне свою спальню, поскольку это была единственная комната, в которой помещалась моя барабанная установка.

Какие-то личные качества передались вам от отца по наследству?

Никто не смеет учить меня, что, черт возьми, мне нужно делать. Я не занимаюсь всяким там дерьмом! (Смеется.) Мне нравится, когда вокруг собираются люди, выделяющиеся из толпы. Отец был точно таким же.

А что касается вашей матери?

Она была чрезвычайно добрым и общительным человеком, при этом умела найти выход практически из любой ситуации. Часть ее доброты передалась и мне. Конфликты мне не по душе, я неагрессивен в жизни. Люди используют слово «конфронтация», чтобы описать то, чем я занимаюсь в музыке, но жизнь и сцена — все-таки разные вещи.

Как отреагировали ваши родители, когда впервые увидели вас на сцене?

Это случилось, когда мы выступали в Мичигане на ярмарке штата вместе с MC5. Когда я спросил родителей, понравился ли им концерт, отец, когда-то неплохо игравший в бейсбол, сказал: «Ты напомнил мне подающего, которого я когда-то тренировал, — огромная скорость и полное отсутствие контроля». Мама попыталась как-то сгладить ситуацию: «Когда сидящие впереди нас вставали, отец забирался с ногами на скамейку, чтобы тебя было лучше видно». Тогда я понял, что он по крайней мере интересуется тем, чем я занимаюсь.

Родители были в курсе того, что вы позже творили на своих концертах?

О, да! Однажды я выступал в городке, где учительствовал отец. Решив, что это будет выглядеть круто, я разбил бутылку о микрофонную стойку. Одна придурковатая девица немного порезалась об осколки. По ее ладоням потекла кровь, девка подняла руки вверх, чтобы было лучше видно. После концерта был небольшой скандал. В местной газетке написали: «Игги Поп бьет бутылки! Верните назад Элвиса!».

Говорят, в школе вы очень хотели стать старостой класса.

Когда я увидел, как живут мои одноклассники, то начал сильно комплексовать, хотел быть похожим на них. Я долго копил деньги, чтобы купить мокасины, такие нелепые красные Hush Puppies. Я носил носки не в тон к ботинкам. Впрочем, я завидовал одноклассникам до тех пор, пока не сел за барабанную установку. С этого момента люди начали относиться ко мне совсем по-другому. Кстати, после окончания школы я отказался стричь волосы. Раньше меня заставлял отец. Я перекрасился в платинового блондина, начал выступать в разных клубах. Пять коротеньких концертов за вечер, шесть вечеров в неделю. Короче, это давало мне пятьдесят пять баксов в день. Тогда-то я и начал съезжать с катушек — пил, брал напрокат автомобили и разбивал их вдребезги. Меня впервые сфотографировали для полицейского архива. Помню, в то время я слушал всего две пластинки: «Bringing It All Back Home» Боба Дилана и «The Rolling Stones, Now!».

И чему же вас научили Дилан и Stones?

Я изучал то, как они конструируют песни, как вообще нужно чувствовать музыку. От Джима Моррисона я перенял манеру держаться у микрофонной стойки. Моррисон мог делать на сцене все, что угодно, он не проявлял к зрителям никакого уважения. Купил билет за пару баксов? За что тебя уважать? А Мик Джаггер научил меня двигаться во время выступлений, к тому же мне очень нравился его противный тембр голоса.

Ваше сценическое имя Игги произошло от названия первой группы The Iguanas. Откуда взялась фамилия Поп?

Джим Поп был приятелем братьев Эштонов и Дэйва Александера. Они были одной шайкой-лейкой, вместе прогуливали школу и нюхали клей. Я всегда считал, что Поп — крутая фамилия, и она неплохо сочеталась с именем Игги. После одного из концертов о нас написали в Michigan Daily. Меня упомянули там как Игги Остерберга. Тогда я подумал: «Черт! Да, я — Игги, но фамилия Остерберг никуда не годится».

Как реагировала публика на ваши ранние концерты?

Первое, что приходит в голову, — это потрясающее внимание зрительного зала к тому, что происходило на сцене. На нас смотрели не моргая, никто не выходил даже в туалет. В большинстве своем это были школьники, старшеклассники. То, что мы делали, им не надоедало — мы пели о важных для подростков вещах.

Вы дали название второму альбому The Stooges «Fun House» по имени коммуны — дома в Энн Арборе, где жила ваша группа. Расскажите о тех днях.

Идея была в том, чтобы найти место, где мы могли бы одновременно жить и репетировать. Fun house — это вполне милый фермерский жилой дом, каких полно в Мичигане, с роскошной лужайкой и заброшенным полем, где когда-то выращивали кукурузу. Хозяин мистер Бейлис сдал нам все это хозяйство за двести пятьдесят баксов в месяц. Дом был деревянным, очень аккуратным. Но не прошло и месяца с момента вселения туда нашей банды, как там перестала работать канализация. Невозможно было ходить в туалет, принимать душ и нормально готовить, но нам было на это плевать. Мы дни напролет курили траву и занимались сексом с молоденькими поклонницами, перетрахали всех девиц в округе. Мы стали местной достопримечательностью. Девчонки даже постоянно забирали для стирки наше грязное белье.

А как обстояли дела с репертуаром? Первые концерты The Stooges длились всего по двадцать пять минут.

Ну, у нас всегда было несколько заготовок — парни играли без остановки, а я что-то пытался напеть. Я заранее придумывал фразы, которые могли быть либо припевами, либо названиями песен. Я просто плыл по течению. Рифмы рождались сами собой. У нас была целая система специальных сигналов, как у Джеймса Брауна. По моему знаку парни могли легко перескакивать от одной мелодии к другой. Музыка не прекращалась ни на секунду. Я не хотел давать аудитории возможность аплодировать, считал, что, пока мы играем, ничего неприятного не случится. Надо сказать, у нас не было готовых песен до того момента, как мы подписали контракт на запись пластинки.

Iggy Pop

Iggy Pop
© Фото: www.rollingstone.com

По какой причине развалились The Stooges?

Наркотики и экономика. В группе отсутствовала так называемая трудовая этика. Все держалось лишь на одном желании работать, но однажды меня переклинило. Я оказался слишком слаб, чтобы продолжать жить в таком ритме. У нас были какие-то накопления, так что я мог вернуться домой, к родителям, чтобы немного прийти в себя. Кстати, я впервые попробовал тяжелые наркотики у себя дома. Я лежал на капоте старого автомобиля, стоявшего за нашим трейлером, и чувствовал себя совершенно ужасно. Я полагал, что это самое плохое, что вообще могло со мной произойти. Я не мог двигаться в течение полутора суток и обещал себе, что больше никогда не прикоснусь к этой дряни. В то время я очень быстро превратился из простого барабанщика в автора песен и хозяина весьма неплохого музыкального бизнеса. Я изо всех сил старался двигаться вперед и, очевидно, доставлял немало хлопот родителям. Я был настоящей болью в заднице для моего отца. Я то появлялся, то исчезал, был то плохим, то хорошим.

Расскажите о том, как парни из Kiss открывали ваш новогодний концерт 1973 года в Нью-Йорке.

Эти пижоны запомнились мне на всю жизнь. Они были третьими по счету в тот вечер и получили за свое выступление баксов пятьдесят, не больше. Но Kiss притащили с собой такую огромную светящуюся хрень со своим логотипом. Она весила килограммов двести. Было очевидно, что кто-то вливает деньги в группу.

Как вы познакомились с Дэвидом Боуи?

Я отправился во Флориду, где должен был обсудить возможность стать вокалистом группы Рика Дерринджера, позже игравшего в The McCoys. Он видел The Stooges на одном из фестивалей в 1970 году. Тогда ему пришла в голову мысль «выдернуть этого яркого безумного паренька из группы и приставить к нему нормальных музыкантов». Но еще в самолете я знал, что не соглашусь петь у Дерринджера. Быстро закрыв этот вопрос, я отправился в Нью-Йорк и вселился на одну ночь к менеджеру Дэнни Филдсу. Он этот вечер проводил в Max’s Kansas City вместе с Дэвидом. Дэнни раза три мне перезванивал, все заставлял прийти.

То, что сделал для вас Боуи, известно всем. А что вы сделали для него?

Одно я могу сказать определенно: три года я был у него подопытным кроликом. Все, что лезло Боуи в голову, он отрабатывал на мне. Если Дэвид не знал, как подступиться к той или иной проблеме, он бросал меня на амбразуру — он даже записывал свои альбомы с музыкантами, которых обкатывал на мне.

«Lust For Life» — самая известная песня того времени. Насколько она автобиографична?

Это Уильям Берроуз, «Билет, который лопнул» и «Машина размягчения». А ритм для припева был взят из телевизора — в четыре часа дня экран внезапно стал серым, а из телевизионного динамика запищало: биип-биип-биип, биип-биип-ба-биип. У Боуи под рукой оказалась гавайская гитара. Он схватил ее и заорал: «Тащи скорее диктофон!»

Как вы отреагировали, когда эту песню использовали для рекламы круизов по Карибскому морю? Вам не кажется, что она не совсем подходит для рекламы романтических путешествий?

Да нет, нормально получилось. Первый опыт участия The Stooges в производстве рекламы был связан с роликом для гонок Detroit Dragway. Эти ребята использовали наш припев из «Real Cool Time». Нам ничего не заплатили, но я был жутко горд.

Вы олицетворяете собой саморазрушение в рок-музыке. Чувствуете ли вы ответственность за тех, кто умер, пойдя по вашим стопам? Например, за смерть Сида Вишеза?

Вишез был тем, кто воспринимал разрушение как образ жизни. Однажды я случайно встретился с ним. Дело было за кулисами во время выступления Джонни Тандерса. Сид сидел с бутылкой пива в руке, болтал с кем-то и в целом выглядел как абсолютно нормальный человек. Но когда он увидел меня, то тут же застеснялся, из него было невозможно вытянуть ни одного слова. Может быть, Вишез был слишком застенчив. Многие стараются спрятать за агрессией собственную застенчивость, убежать от самих себя. Вот для таких людей я и являюсь наглядным пособием. Зато сейчас меня уважают, называют в самолетах «мистер Поп». Мне это нравится.

Вам до сих пор удаются все ваши сценические трюки?

Нет. Я больше не могу сделать «мостик», не могу поймать яблоко зубами. Если приходится работать два вечера подряд, на первом концерте я прыгаю действительно высоко, а на втором уже нет. У меня было вывихнуто плечо, не все в порядке с моим позвоночником и коленями. Одна моя нога примерно на пять сантиметров короче другой. Я немного хромаю. Жесткий гастрольный график и частые травмы накладывают свой отпечаток. Однажды я понял, что мое тело совсем не железное, стал задумываться над тем, что я делаю. Должен признаться, с головой у меня сейчас все гораздо лучше, чем с физическим здоровьем.

Вы не задумывались над тем, сколько еще продержатся The Stooges?

Конечно, это не может длиться до бесконечности. Но пока что я могу это делать. К тому же я немного обязан моим парням. Ведь я кое-чего добился в этой жизни до того момента, как мы воссоединились, а они — нет. Мое отношение к группе простое: мне интересно, что из этого всего может получиться в принципе. Просто у меня такое чувство, что в рок-н-ролле что-то должно произойти, и я готов поспособствовать этому.

Семь мгновений Игги Попа

RS о том, чем занимался последние сорок лет лидер The Stooges

1 The Stooges 1.0

1967–1970

Первые два альбома The Stooges, гаражной группы мичиганских лиходеев во главе с Игги, предвосхищают появление панк-рока — когда на своем последнем концерте Sex Pistols исполнили на бис знаменитый гимн The Stooges «No Fun», это выглядело вполне логичным жестом.

Что слушать: «I Wanna Be Your Dog» («The Stooges», 1969) и «Loose» («Fun House», 1970)

2 The Stooges 2.0

1972–1974

Игги впадает в наркотическое безумие и приглашает в группу гитариста Джеймса Уильямсона. Поп перебирается в Лондон, где на деньги Дэвида Боуи записывает песни с названиями вроде «Death Trip».

Что слушать: «Gimme Danger» и «I Need Somebody» («Raw Power», 1973)

3 Забвение

1974–1975

Игги уезжает в Лос-Анджелес и ложится в психиатрическую клинику. Тем не менее он не оставляет музыку и на пару с Уильямсоном записывает альбом «Kill City».

Что слушать: «Johanna» и «I Got Nothin’» («Kill City», 1977)

4 Годы с Боуи

1976–1977

По слухам, во время курса лечения Боуи снабжает Игги наркотиками. Выписавшись, Поп уезжает с Дэвидом в Западный Берлин, где в перерывах между клубной жизнью и просмотром «Старски и Хатч» записывает два альбома, ставших классикой панк-рока.

Что слушать: «Nightclubbing» («The Idiot», 1977) и «Turn Blue» («Lust For Life», 1977)

5 Дикий мужчина

1979–1989

Игги выпускает умеренно успешные пластинки, чем поддерживает культовый статус. В 1986 году великолепно исполняет эпизодическую роль в картине «Сид и Нэнси».

Что слушать: «Five Foot One» («New Values», 1979) и «Dog Food» («Lust For Live», 1980)

6 Стареющий гопник

1990–2002

Игги в аду не горит и в воде не тонет. Музыкант ведет здоровый образ жизни, о его концертных выступлениях складываются легенды, а благодаря фильму «На игле» песня «Lust For Life» становится гимном поколения.

Что слушать: «Candy» («Brick By Brick», 1990) и «Pussy Walk» («Naughty Little Doggie», 1996)

7 The Stooges 3.0

2003–2007

В апреле 2003 года The Stooges с Майком Уоттсом из группы Minutemen дают первый за тридцать лет концерт на фестивале Coachella. В начале 2007 года выходит их новый студийный альбом «The Weirdness».

Что слушать: «Trollin’» и «ATM» («The Weirdness», 2007)

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно