• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

МУЗЫКАНовости

Мартин Гор (Depeche Mode): «Джонни Кэшу нравились мои юбки»

23 Апреля 2007 | Автор текста: Глеб Тарабутин
Мартин Гор (Depeche Mode): «Джонни Кэшу нравились мои юбки»
Depeche Mode

Корреспондент Rolling Stone отправился в Париж, чтобы подарить Мартину Гору из Depeche Mode продукцию российских пиратов: семь пластинок, DVD с клипами и футболку

В номере Мартина Гора порядком накурено. Он сидит в кресле в узких черных очках, сером пиджаке, вельветовых джинсах и начищенных, но далеко не новых черных узконосых ботинках на высокой платформе. Ногти на руках Гора накрашены темно-синим лаком. Похоже, маникюр был сделан неделю назад, и с той поры не обновлялся. Рядом с креслом стоит открытая банка пива, судя по всему, далеко не первая за сегодняшний день.

«Завхоз» Depeche Mode Энди Флетчер похож на довольного жизнью немолодого преподавателя физкультуры. Он весь в черном — спортивные штаны, кроссовки Yoji Yamamoto и футболка с изображениями человеческих черепов. Забравшись с ногами на кожаный диван и приняв позу отдыхающего римского патриция, Флетч лениво попивает минеральную воду из высокого бокала. В отличие от Гора, Энди абсолютно трезв. Он здоровается со мной за руку. Гор, сидя в кресле, расплывается в дружелюбной хмельной улыбке, но руки не подает.

Достаю стопку пиратских компакт-дисков с музыкой Depeche Mode. Энди ехидно разглядывает отпечатанную на обычном принтере обложку альбома «Violator». «Surround Sound, —читает он надпись и смеется. — О! Какой диск, смотри!» В его руках компакт с пиратским сборником лучших песен группы «Depeche Mode Best». На лицевой стороне вкладки полногрудая дама в кружевном лифчике держит на руках недовольного бульдога. Энди перечисляет вслух названия песен: «Personal Jesus», «Meaning Of Love», «Enjoy The Silence», «See You». «Прикольная подборка», — говорит он. Мартин Гор, тщательно подбирает слова, очевидно боясь запнуться: «Но тут, наверное, не все!»

А какие песни вы бы добавили?

Гор: «Трудный вопрос. Мы сейчас отправляемся в турне, и... (его лицо принимает весьма серьезное выражение) и мы продвигаем новый диск, так что должны играть новые песни. Обычно Depeche Mode исполняют 18 или 19 композиций. Шоу длится около двух часов. Мне очень трудно выбирать. У нас много хороших песен. Но если мы не сыграем “Personal Jesus” или “Enjoy The Silence”, нас не поймут. Зрители расстроятся».

Флетчера заинтересовал диск со всеми альбомами Depeche Mode в формате mp3: «Смотри! Тут есть все наши записи»! Мартин закуривает и не обращает никакого внимания на слова Энди. Флетчер: «А вот все сольные песни Дэйва! Да! Я смотрю, ваша жизнь намного проще, чем у нас, в Европе».

Дэйв Гэхэн, говоря о вашем новом альбоме, сравнил Depeche Mode с такими группами, как U2, R.E.M. Почему вы не ставите себя в один ряд с экспериментаторами: Kraftwerk, Human League, Fad Gadget?

Флетчер: «Я не знаю, что там наговорил Дэйв, но я думаю, что сравнение с U2 было первым, что пришло ему в голову».

Гор: «А я люблю ранний Human League. “Dignity Of Labour” 1979 года — великолепный ЕР. И я люблю их куда больше, чем R.E.M. и U2».

Вы начинали играть, разогревая зал перед концертом Fad Gadget. Во время вашего прошлого турне Fad Gadget выступал уже перед вами. Он оказал на вас влияние, как на музыкантов?

Флетчер: «Определенно, да! Когда мы сменили гитары на синтезаторы, Fad Gadget был очень популярен. Одной из причин, по которой мы подписали контракт с лейблом Дэниела, (Дэниел Миллер — основатель Mute. — прим. ред.) было то, что Фрэнк Тови — Fad Gadget, записывался на ней. Хотя у нас было много предложений от других, более крупных фирм».

Гор: (расстроено) «А ведь Gadget играл у нас на разогреве в прошлом турне...».

Гор: «Тови был настоящим артистом. Хоть в этом интервью и нужно хвалить нас, скажу, что он был артист, а никакой не тусовщик».

Флетчер: «Мы до сих пор выпускаем свои диски на инди-лейбле. Нас не волнуют огромные доходы. Мы никогда не стремились стать миллионерами. В свое время даже не имели постоянных работ. Мы тогда просто поверили Дэнни. Нам нравилась музыка, которая издавалась на Mute. Я считаю, что решение подписать с ним контракт, было одним из самых разумных».

Флетч продолжает разглядывать пиратские диски: «Очень не-депешмодовское оформление! Мы никогда не ставим свои фотографии на обложки».

Почему?

Флетчер: «Наверное, мы не хотим показываться... Скорее всего, так получается более загадочно. И для нас важнее музыка, а не наши физиономии».

Гор: «Я связываю золотой век Depeche Mode с Антоном Корбайном. Он стал неотъемлемой частью Depeche Mode, он участвовал в разработке каждой обложки, продумывал каждую нашу фотосессию. Антон держал под своим контролем весь процесс». Мартин берет в руки привезенную из Петербурга нашивку с изображением розы с обложки диска «Violator»: «Кстати, это тоже его идея».

Я показываю Гору и Флетчеру футболку с нечеткой черно-белой фотографией Depeche Mode. Они оба начинают смеяться.

Гор: «Это что — снова чеченские бутлеги? На фотографии мы изображали из себя евреев. Это было снято в Дании, в 1987 году».

Флетчер: «Каких еще евреев? Просто Мартин напялил на себя еврейскую широкополую шляпу».

А почему именно евреев?

Гор (запинающимся голосом): «Что почему? Ну... Не знаю я, почему. Не почему. Просто так. Если вы послушаете наш новый альбом, на нем есть песня “John The Revelator”. В ней говорится о Боге. Не важно о каком. Бог один, один! Для меня это важно. Бог – один. Не важно, выгляжу я евреем или исламистом».

Флетч заливается смехом.

Гор: «И вообще, моя теперешняя подружка — мусульманка».

Так, значит, вы религиозны?

Гор: «Я — нет! Я просто... (пауза) духовный человек»!

The Rolling Stones недавно выпустили новый альбом, хотя им всем уже за шестьдесят. Как будут выглядеть Depeche Mode в таком возрасте?

Флетчер: «Надеюсь, лучше, чем они. Мы не планируем то, что будем делать в 63 года. Как и 25 лет назад мы не планировали того, что делаем сейчас. Я просто хочу верить, что в 63 я не буду ощущать себя на 63».

Гор: «Я не хотел бы выступать в возрасте 62 лет».

Почему?

Гор (крайне задумчиво): «Потому, что это... (пауза)... это неправильно. Я бы, наверное, ничего не делал. Лежал бы на пляже. Может, писал бы песни. Для себя, для кого-то другого, или вообще — просто так».

Флетчер: «Интересный вопрос. Мы создали группу, когда нам было по 18 — 19 лет. Кто бы мог подумать, что в сентябре 2005 года мы окажемся в Париже, будем общаться с русским журналистом и будем в сотни раз популярнее, чем тогда. О такой карьере можно было только мечтать. Я не могу сказать, что я не буду выступать в 63 года, поскольку не очень в это верю. Мы ведь в шоу-бизнесе. Остается верить, что наши фаны будут приходить на концерты и когда мне будет 63 года».

Я показываю им российский фанзин, посвященный Depeche Mode — «The Devoted» (англ. devoted — преданный). Журнал полностью черно-белый и явно сделан в домашних условиях. Вышел только один номер. Энди открывает его и просит перевести пару строчек текста: «The Devoted — единственное на сей день печатное издание, в котором вы можете прочитать тексты песен с альбома Exciter».

Флетчер: «The Devoted? И что, они на этом заработали»?

Гор: «Да! Наши поклонники — самые преданные и любящие поклонники в мире. В каждом большом городе они организуют большие тусовки в нашу честь. Какая еще группа может этим похвастаться»?

Флетчер хихикает, листая журнал. Гор замечает на одной из страниц фотографию Гарри Глиттера: «Глиттер — мой бог. Я обожал его, когда был пацаном. К несчастью, сейчас я к нему равнодушен (смеется). Но в возрасте одиннадцати лет, я жил глэм-роком. Я любил Дэвида Боуи, группу Slade». Флетчер напевает мелодию одного из хитов Slade «Gudbye T’ Jane».

Гор: «Я думаю, в музыке Depeche Mode заметны некоторые элементы глэма».

Почему вы решили играть на синтезаторах? Ведь вы начинали в конце семидесятых, а тогда в моде был панк, гитары.

Флетчер: «Дело было уже после панка. Многие группы стали экспериментировать с электроникой: Kraftwerk, Human League. К тому же, в Англии продавались очень дешевые синтезаторы. Они стоили около 200 фунтов за штуку. Винс Кларк сказал: “Все — мы играем электронную музыку”. Мы купили себе эти синтезаторы. На первые выступления приносили их в дорожных чемоданах. Удобно — вытаскиваешь, включаешь и играешь».

 

Гор: «После панка, музыка должна была двигаться куда-то. Мы чувствовали, что будущее за электронной музыкой. Мы чувствовали, что... (пауза) что музыка должна двигаться вперед».

Вы поддерживаете отношения с Винсом Кларком? Что вы чувствовали, когда он объявил о своем уходе из группы?

Гор: «Он сказал нам, что уходит из Depeche Mode, как только мы записали первый альбом. Странное решение, но что я мог сделать? Хочешь идти – пожалуйста. Для меня это было своего рода благословением. Я тогда мог сочинять собственные песни. Если бы он остался, я был бы в совершенно другой ситуации».

В самом начале карьеры Depeche Mode репетировали в церкви. Как вы там оказались?

Флетчер: «Мы с Винсом иногда ходили в церковь. (Гор смеется) Кстати — ничего смешного. Винс даже пел там некоторое время...».

Гор начинает громко петь: «There was a woman in the Bible. My Baby’s sick. For a very long...» (англ. — «В Библии говорится о женщине. Моя малышка больна. Уже долго...»). И добавляет: «Я очень люблю госпел».

Флетчер: «...и мы лично знали викария».

Мартин, вы выступали на сцене в юбке. Это был шотландский кильт?

Гор: «Нет! Это была обычная юбка! Но я не могу рассказывать о некоторых вещах из моего прошлого. Я не хочу смущать деталями детей. (Флетчер хихикает). Я так скажу — идея с юбкой была отличной выходкой. Мэрилин Мэнсон сделал версию нашей “Personal Jesus”. Я думаю, он был под влиянием имиджа нашей группы».

Флетчер: «Ну, он обычно не носит юбки».

Гор: «Я тогда вышел на сцену в макияже».

А женская прическа?

Гор: «Нет. Я просто уверен, что Мэрилин Мэнсон, когда был ребенком, находился под влиянием Depeche Mode».

Флетчер: «Заметь, что мы все, кроме Мартина, никогда не одевали юбок».

Гор: «Я думаю, Джонни Кэшу тоже нравились мои юбки! Это шутка!» (смеется).

Флетчер: «Невероятно, но фотографии Мартина в юбке попали в один большой немецкий журнал для подростков, типа Bravo. Многих фанатов это обидело».

Кто будет продюсировать ваш очередной альбом? Говорят, что Трент Резнор предлагал вам свои услуги?

Гор: «Ну... Это возможно, но я боюсь, что Трент Резнор сам попадет под наше влияние. Я думаю, что на него и так сильно повлияли Depeche Mode. Без нас не было бы никаких Nine Inch Nails».

В СССР в начале восьмидесятых ваш имидж воспринимался как гомосексуальный.

Флетчер смеется: «Гомосексуальный»?

Гор, изобразив оскорбленную мину на лице, внезапно вскакивает, с хохотом замахивается на меня кулаком, но падает назад в кресло: «Я думаю, что наша музыка похожа на творчество писателя Чехова. Его книги мне кажутся депрессивными. Наши песни тоже депрессивные. И люди понимают это».

Чехов? Может Достоевский?

Гор: «Чехов».

Флетчер: «Насчет гейских штучек. Мартин иногда пишет двусмысленные сексуальные тексты. Нас любят геи, и это важно. Они составляют большой процент нашей аудитории. Но сами мы - не геи, хотя многие нас таковыми считают».

Гор: «Нас еще называли нацистами в Восточной Европе. В чем причина — я не знаю. Может, на эти мысли наводят обложки дисков “Broken Frame”, с женщиной с серпом, и нашего третьего альбома, где изображен человек с молотом. Серп и молот для Восточной Европы — тоталитарная символика».

Существо с обложки вашего нового альбома «Playing The Angel» напоминает то ли ворона, то ли ангела смерти.

Гор: «Ага. Он похож на Роберта Смита».

Флетчер: «Может, и ангел смерти. Почему бы и нет. Хотя альбом получился мрачным, мы думаем, что в нем сохранилось хоть немного оптимизма».

Гор: «Это все опять Чехов. Да, да, да! Во всем, что мы делаем, есть и оптимизм и вера в будущее. Наши песни мрачные, однако жизнь тоже мрачная. Давайте называть это реализмом».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно