• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

МУЗЫКАНовости

Юлиан: «Всем надо обрезаться!»

2 Февраля 2007 | Автор текста: Ирина Седова
Юлиан: «Всем надо обрезаться!»
Юлиан

© fotobank.com

В течение 15 лет эстрадный певец Юлиан исполнял романсы для домохозяек и политиков. В этом году он неожиданно принял ислам и стал петь вместе с поп-панками «Приключения Электроников». Корреспондент RS встретилась с Юлианом, чтобы узнать все о его исламском имени Джабраил, клинической смерти и велосипедных прогулках по Гудермесу

По паспорту вас сейчас как зовут? Юлиан?

Да. Юлиан Васин.

А вы не боялись менять религию?

Нет! Все просто. Я колдун и экстрасенс. После клинической смерти я научился читать мысли. Кстати, я считаю, что Бог на самом деле един и все религии давно уже должны объединиться. Я в принципе в церковь-то не ходил, а когда сейчас туда прихожу, у меня автографы брать начинают. В теории религии говорится, что мы живем «много раз», и я в это верю. Могу подтвердить официально, потому что я «там» был.

 

То есть вам удалось «туда» попасть, а потом вернуться?

Вся моя жизнь складывалась из мистических случайностей. Даже само рождение было мистическим — в тот день была очень плохая погода: дул дикий ветер, шел дождь, гремел гром. А в тот момент, когда я закричал, выглянуло солнце и меня в роддоме прозвали Солнечным Мальчиком.

В православную веру вас после рождения окрестили?

Меня в 16 лет крестили. Из Коломны я приехал в Москву поступать в ГИТИС и как раз в то время окрестился. По собственной инициативе. Потом у меня было второе рождение — 4 года назад я пережил клиническую смерть, и все мозги у меня поменялись. Наступило самое натуральное пробуждение.

Почему ислам? Может, вам буддизм стоило принять?

Принимать можно все что угодно, главное – в душе оставаться нормальным и ко всем относиться с любовью. Я очень любвеобильный. Не только в том смысле, что я влюбляюсь. Я в принципе — добрый, очень от этого страдаю, но плохим никогда не буду.

Чего вы не делали раньше?

Пять раз на дню не молился! А сейчас буду это делать! Это не сложно — найти время и помолиться. Про обрезание могу рассказать. Рассказать? В Исламе все очень грамотно: во-первых, обрезание очень полезно с точки зрения медицины. Всем надо было обрезаться уже давно. Во-вторых, я недавно тут на программе «Принцип Домино» сказал, что уже давно пора ввести официальное многоженство и многомужество. Все же гуляют налево, все врут и обманывают. Вот у меня, например, может быть четыре жены.

 

А зачем четыре?

Пусть четыре жены сидят дома, отдыхают, растят детей. У меня детей теперь будет много и меня, видимо, в педофилии обвинят. Мы, кстати, с Майклом Джексоном похожи. На фоне Кремля только мы с ним клипы снимали. Другим не разрешили — в том числе и «Тату». А лично мне Федеральная Служба Охраны Президента дала на это санкцию.

Как вы общаетесь с другими мусульманами?

Я всегда дружил с людьми, которые являются мусульманами. С Махмудом Эсамбаевым, например. В 1996-м году меня приняли в международное правление деятелей искусства, а Эсамбаев там был президентом. Я всегда дружил с такими людьми и уважаю их законы. Я считаю, что это самая чистая нация, у нее самые чистые мозги, и она самая обиженная. А я всегда на стороне обиженных.

То есть чеченцев?

У меня много друзей-чеченцев. Мой друг Руслан Ямадаев — депутат Госдумы от Чечни, совершенно уникальный человек. В Гудермесе его семья построила самую красивую мечеть Европы стоимостью в 3 миллиона долларов. Мечеть названа в честь брата Руслана — командира спецназа Джабраила Ямадаева. Он погиб в 33 года, его взорвали в кровати — совершенно нелепая смерть. Именно на открытии этой церкви я принял ислам и взял себе мусульманское имя Джабраил. В православии это - архангел Гавриил.

После этого вы стали чеченцем?

Мне кажется, я в прошлой жизни был чеченцем. Я хочу просто сказать, что всем надо ехать в Чечню отдыхать и ничего не бояться. Я и в Дагестане был, и на Каспийское море ездил, и от охраны всегда отказывался. Однажды сбежал от охраны на велосипеде и катался по Гудермесу.

Среди всех этих людей с оружием?

Да.

И страшно совсем не было?

Нет. Я очень жалею, что не встретился с Басаевым, про которого говорят, что он — главный враг. Еще с Бин-Ладеном мне надо встретиться. Думаю, я с ними договорюсь, потому что музыка — это тоже очень сильное оружие. Мне кажется, что я даже с бандитами могу договориться.

А вас не спрашивали, зачем вы приехали?

Спрашивали, но потом мы стали друзьями.

Не может быть…

Я умный и никогда ничего не делаю специально. Школу закончил естественным образом — экстерном, из ГИТИСа вышел с двумя дипломами — актера эстрады и режиссера эстрадных мероприятий. Вообще, умею режиссировать, но принятие ислама произошло естественным образом. В душе-то я давно принял ислам, а теперь я как Майкл Джексон, который тоже мусульманин.

Когда ваша жизнь изменилась?

Мне было 28 лет, и я понял, что все в моей жизни хорошо, но как-то не так. Случилось это в Приморском крае, куда я поехал на губернаторские выборы — там была вечная борьба между Наздратенко и Черепковым. За оппозиционного Черепкова я и поехал петь, мы с ним очень дружим. Кстати, сейчас я являюсь его первым заместителем по вопросам культуры. Через два года наша думская партия «Свобода и народовластие» станет партией большинства. Тогда я займусь вопросами культуры и уволю всю нашу эстраду. Потому что я люблю рокеров.

Но вы же сами были эстрадным артистом…

От эстрадной тусовки я устал давно. Когда с «того» света вернулся, совсем по-другому на нее взглянул. Приехал однажды с гастролями во Владивосток, а там в мой гостиничный номер явились люди в погонах: «Сколько вам заплатить, чтобы вы не пели? Черепков все равно не победит. Уезжайте отсюда!» Я выставил их за дверь и заказал себе чай. А там уже был отдан приказ отравить все, что закажет Юлиан. Чай я выпил и через 15 минут уже смотрел на свое тело со стороны, потом была реанимация, электрошок. И совершенно другой Юлиан.

Раз вы хорошо ориентируетесь в политике, может, займете со временем какой-нибудь пост в кабинете министров?

Мне это не нужно и нужно не будет. Хотя многие мои друзья говорят, что из меня бы получился хороший министр культуры. Я буду петь долго, назло всем, до 100 лет — это уж точно. Постараюсь особенно в политику не углубляться, потому что это грязное дело. Вот когда другие политики приходят на мои концерты, я очень горжусь. Ельцин с дочкой бывает, как и другие мои поклонники — Лужков, Зюганов, Жириновский.

 

А что за история стоит за вашим сотрудничеством с проектом «Приключения Электроников»?

Последние несколько лет я дружу исключительно с рок-музыкантами, потому что они намного чище и честнее — работают живьем, у них профессиональная музыка и стихи, профессиональные голоса. Меня часто обвиняют — как вы можете с ними общаться, вы же Юлиан, певец при президенте, весь пафосный…А с «Электрониками» я просто дружу.

Это значит, что вы становитесь рок-музыкантом?

Я всегда был белой вороной и новый альбом будет у меня наполовину роковым. Кстати, еще я дружу с группой «Фиги». Они — панки, очень крутая группа. С Артуром из «Мертвых дельфинов» еще дружу — он пишет для меня несколько песен. А я Артуру подарил песню под названием «Ты мне нравишься», он ее запишет. Жалко, что я не министр культуры и не президент, потому что пора музыкантам объединиться и покончить с фанерой и фонограмщиками. Пора совершить революцию. В данном случае, БТРом выступлю я.

Вы сами пели под фонограмму?

Только на телевидении. Мне моя совесть не позволяет петь под фонограмму — это обман и за это надо на 15 суток сажать как минимум. До сих пор удивляюсь, почему у нас в стране этот закон не приняли. У меня сейчас однозначно наступает новый этап в жизни. Юлиан только начинает петь! До этого я только готовился и репетировал.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно