• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

МУЗЫКАНовости

Tricky. Трип-клуб

25 Сентября 2008 | Автор текста: Винсент Брюннер
Tricky. Трип-клуб
Tricky

© www.rollingstone.com

Rolling Stone встретился с одним из создателей бристольского трип-хопа и поговорил с ним о непостоянстве, политике Маргарет Тэтчер и жизни в Калифорнии

Эдриан Тоуз, он же Трики, ждет меня в ужасной с виду арабской забегаловке в одном из западных пригородов Лондона. Музыкант, не так давно выпустивший новый альбом «Knowle West Boy», приехал по личным делам в английскую столицу несколько дней назад.

Трики внимательно исследует содержимое огромной тарелки с рисом и жареными овощами, торжественно вытаскивает из блюда длинный волос и выкладывает его на салфетку. Официантка предлагает заменить блюдо, но Трики отказывается, заявив, что в этой порции волос больше нет, а в новой их придется искать опять.

Вам явно не сидится на одном месте. Из Бристоля вы перебрались в Нью-Йорк, оттуда - в Лос-Анджелес. Сейчас, якобы, снова возвращаетесь в Европу. Чем вам не угодил Город ангелов?

Когда ты впервые оказываешься в каком-нибудь городе, начинаешь там жить, все для себя открываешь заново, многое тебя ошеломляет. Но вскоре это чувство проходит. Проболтавшись в том же Нью-Йорке лет пять, ты перестаешь восхищаться Бруклинским мостом. Если, проезжая в машине через весь город, ты закрываешь глаза, поскольку тебе уже не на что смотреть, - значит, пора переезжать. А что касается Калифорнии, то меня, родившегося в сыром промозглом Бристоле, бесило постоянное солнце и вечная расслабуха.

Ваш новый альбом «Knowle West Boy» назван по имени одного из кварталов Бристоля. Это что - ностальгия?

Отчасти. Я родился и вырос в Knowle West, там до сих пор живут мои друзья, там произошли все главные события, изменившие мой внутренний мир. Knowle West - это гетто, пригород. Без него я не начал бы заниматься музыкой. Этот квартал научил меня быть разным. Моя бывшая подружка, с которой я встречался, когда жил в Нью-Йорке, говорила, что каждая моя новая пластинка кардинально отличается от предыдущей. Возможно, все дело в том, что я очень непостоянный человек: одно и то же мне быстро надоедает. Вот почему я никогда не задамся целью повторить успех «Maxinquaye» или записать второй «Nearly God». Меня это просто доканает.

Расскажите о вашем детстве.

Что может быть хорошего в детстве пацана, который никогда не видел своего отца? Мать покончила с собой, когда мне было четыре года. Меня воспитывала бабка, причем делала она это весьма своеобразно. Когда у нее не было времени вести меня в школу, она оставляла меня дома и включала видеокассету с фильмами ужасов. Тем не менее я считаю, что мне повезло с происхождением. Я - квартерон, я - гибрид. Моя культура - смешение достижений белых, черных, ямайцев, латиноамериканцев и даже индусов. Я вырос в семье, в которой слушали T.Rex и Funkadelic, мой кузен боготворил Дэвида Боуи, другой был без ума от регги. Я, как губка, впитывал в себя все эти стили. Не меньше, чем Siouxsie And The Banshees, я обожаю Public Enemy и Кайли Миноуг.

До сих пор английские обыватели воспринимают чернокожих как потенциальный источник опасности. Как вы относитесь к знаменитому английскому «тихому» расизму?

Скажите «спасибо» Маргарет Тэтчер - во всем виновата она и ее идиотская внутренняя политика. Так сложилось, что английскому обществу жизненно необходимо разделение на классы, на бедных и богатых. Все эти судьи, полицейские, муниципальные чиновники и даже уличные жулики живут за счет социального неравенства. Впрочем, ни одно правительство в мире не заинтересовано в построении общества, свободного от преступности. Цэрэушники нарочно наводнили наркотиками неблагополучные районы Америки, крэк тоже появился благодаря им. Можно сколько угодно сетовать на наличие уличной преступности, вопрос лишь в том, что те, кто от нее страдает, и те, кто в силах с ней справиться, живут на совсем разных улицах.

Ваш новый диск был записан в Лондоне, но приехав в Лос-А нджелес, вы практически все переделали. Правда, вы что-то не поделили с сопродюсером пластинки Бернардом Батлером из Suede?

Батлера нельзя назвать сопродюсером, хотя он здорово помог мне в работе. Во всем виновато мое непостоянство. Вернувшись в Лос-Анджелес, я решил, что меня не вполне удовлетворяет собственная работа. Вернее, мне нравились отдельные песни, но не диск в целом. В итоге я разобрал на составные части все композиции, изменив практически все ноты. Я переписывал партии ударных, баса, гитары. Мой подход к сочинительству отличается от того, как работают профессиональные композиторы. Я часами ищу нужные звуки на синтезаторе, потом долго разглядываю клавишу, нажав на которую я получил этот звук, приклеиваю на нее бумажку с пометкой, начинаю искать следующий, снова отмечаю клавишу, затем возвращаюсь к первому звуку. Я играю на пианино как полный профан - одним пальцем. День, когда я освою полноценную игру двумя руками, войдет в историю человечества. Зато у меня получаются великолепные мелодии, состоящие всего из двух нот.

Вместе с Massive Attack и Portishead вас считают родоначальником британского трип-хопа. Как по-вашему, этот стиль не утратил своей актуальности?

Я очень плохо знаком с тем, что делают Portishead и Massive Attack, поскольку слушал их диски только тогда, когда мы делали какие-то совместные проекты. Я самодостаточен по части творчества, мне никто не нужен. Когда я начинаю творить, то обычно цепляюсь за какую-нибудь удачную фразу или мелодию. Вдохновение может настигнуть меня на автобусной остановке в Нью-Йорке или на пляже в Калифорнии. Одна песня появилась на свет после того, как мой приятель рассказал историю смерти своего знакомого: тот умер, подавившись бифштексом. У меня очень простая домашняя студия, и я ужасный домосед: даже когда я работаю с приглашенными музыкантами, то прошу их приходить ко мне.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно