• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

МУЗЫКАНовости

Ронни Вуд: общество трезвости

23 Декабря 2010 | Автор текста: Остин Скэггз
Ронни Вуд: общество трезвости
Ронни Вуд: общество трезвости

Великий гитарист о трезвом образе жизни, сольном альбоме с участием Слэша и Фли, а также том, что ожидает в будущем группу The Rolling Stones

 

Несмотря на то, что The Rolling Stones последние три года находятся в творческом отпуске, имя гитариста квартета Ронни Вуда продолжает мелькать в новостных заголовках. Впрочем, его исполнительское мастерство тут ни при чем. «Пресса всюду меня преследует, — жалуется на папарацци музыкант. — А я верен себе». Летом 2008 года Вуд ушел от своей жены, с которой прожил два десятка лет, и закрутил роман с русской девушкой, однако после того как год назад последовал драматичный разрыв, Ронни сосредоточил внимание на музыке и стал пропагандировать трезвость. «Я сбежал из дома перед прошлым Рождеством и очутился в Лос-Анджелесе, и мой друг Стив Бинг наконец-то меня образумил, — вспоминает Вуд. — «Люди хотят слышать как ты играешь», — сказал он мне». После этого Ронни впервые за долгое время попал в студию, где вместе со Слэшем, Фли, Айваном Невилом и Джимом Кейтнером записал прифанкованную версию классического номера Уилли Диксона «Spoonful». «Вот тогда лед и тронулся, — говорит Вуд, который только что выпустил сольную пластинку «I Feel Like Playing». — В некотором роде этот альбом завершил одну главу моей жизни, и с него же начнется новая».

Не так давно казалось, что жизнь вас доконала: развод, слухи о том, что вы в шаге от банкротства и не можете оторваться от бутылки.

Просто во мне силен кочевой ген. Всю мою жизнь так было: одну минуту в полной заднице нахожусь, а следующую получаю в миллион раз больше, чем потерял. Я никогда не обращал внимания на то, что проиграл и сколько выиграл. Мной движет ощущение, что я могу преодолеть все на своем пути. Просто теперь я подхожу к жизни более ответственно и сосредоточенно.

Хотя жизнь вас изрядно помотала, на вашей продуктивности это вроде бы никак не сказывалось.

Работа меня всегда выручала. Когда я ни бухал, сил хватало на десятерых. Было время, когда я укуривался в дым, и это было круто, но на самом деле мне не нужны были все эти наркотики, чтобы извлечь из себя скрытую энергию, не говоря уж о браваде, которую дарил мне алкоголь. Вещества притормаживали меня, портили мне настроение, взвинчивали нервы, и я вел себя совершенно иначе, чем должен был.

На вашем сольнике масса знаменитостей: Фли, Билли Гиббонз из ZZ Top, Слэш, Эдди Веддер. Это все вами изначально задумывалось?

Со Слэшем мы записывались по дороге в Лос-Анджелес, и он все время предлагал тормознуть, чтобы сделать еще пару дублей, — у меня с ним почти телепатическая связь, совсем как с Китом Ричардсом. Мы говорим друг с другом, используя гитары. С Эдди мы столкнулись на Гавайях, и он сразу предложил что-нибудь записать вместе. Мы и попробовали. Ну что тут скажешь: он реально круто управляется с текстами.

В «I Don’t Think So» у вас почти убийственное соло получилось.

Это все мой «фендер» с тремоло-примочкой. Для меня записывать гитары в студии — это все равно что петтинг с последующим оргазмом. И когда ты понимаешь, что все получилось, ты просто смотришь на звукоинженера и говоришь ему: «Записал?» И когда он отвечает: «О, да!» — это великое чувство.

Должно быть, случаются и пару секунд сомнения перед тем, как звукоинженер ответит?

Точно. В прошлом у меня были инженеры, которые отвечали: «Нет, не записал, ты же вроде финал смазал». Это самое худшее ощущение в мире. Лучшее — это когда у твоего звукача после соло глаза на мокром месте.

Вы джемовали почти со всеми великими, кто из них был круче всех?

Когда вместе с нами в 1989 году играл Джон Ли Хукер, мы вообще не могли в толк взять, в какой тональности он играет. Мы так и спросили его: «В какой же?» И знаете что? Он был без понятия на этот счет. И вот перед одной из песен во второй наш вечер он назвал тональность: «Ми». Я тут же заорал ребятам: «Ребята, он дал нам ключ: все играется в ми».

The Rolling Stones гастролируют как по часам: каждые три года. Кажется, настало время ехать в тур снова?

Точно, так что скоро у нас состоится традиционный саммит, когда мы сидим за столом и порем всякую чушь. А как же ее не пороть, когда такие ребята вместе собираются? Я по секрету скажу, что всем уже не терпится. Ну а официально что-нибудь будет известно где-то к декабрю.

Как обстоят дела с реюнионом другой вашей группы — The Faces?

Отлично: Мик Хакнел поет в точности как Род Стюарт в семидесятые. Ну а песни приходят, словно мы закончили играть только вчера. Думаю, где-нибудь в январе вы о The Faces точно услышите. Но пока с The Rolling Stones еще все не утряслось, рот лучше держать на замке, а пальцы — наготове.

Во время туров The Rolling Stones ваши пальцы сильно страдают?

О да. Обычно я раздираю их уже на репетициях, а потом на протяжении гастролей залечиваю. Обычно помогает, если в уксусе вымачивать.

Пластыри не пробовали?

Пластыри — это для девочек. (Смеется.) Вообще лучше всего помогает чистый алкоголь, а на втором месте — солодовый уксус. Но если я пользовался для вымачивания алкоголем, то кончалось все одним и тем же: я выпивал все блюдце, которое заполнял для профилактики.

Ронни Вуд

Альбом «I Feel Like Playing» уже в продаже

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно