• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Foo Fighters: «Как это все вообще с нами случилось?

8 Февраля 2012 | Автор текста: Елена Полякова
Foo Fighters: «Как это все вообще с нами случилось?
Foo Fighters

© Rex/FOTODOM.RU

RS проследил путь Foo Fighters от клубного коллектива, выезжающего на авторитете экс-барабанщика Nirvana Дэйва Грола, до группы мирового уровня, легко собирающей стадионы

«Когда я был пацаном, я фантазировал о том, как пойду на концерт любимой группы, и кто-то выйдет и скажет: «Простите, группа сегодня не сможет играть — их барабанщик сломал ногу. Если, конечно, в зале нет человека, который знает все песни...» И тут я, конечно, выпрыгну, и стану самым величайшим барабанщиком на свете», — с этих слов Дэйва Грола начинается документальный фильм о группе Foo Fighters «Back And Forth». Забавно, что эта детская мечта воплотилась в жизнь с небольшими корректировками: сначала Дэйв сменил уже четвертого по счету барабанщика в своей любимой группе Nirvana (разве что ног никто не ломал), а потом британский журнал Classic Rock присвоил ему второе место в списке величайших барабанщиков в истории рок—музыки (после Джона Бонэма из Led Zeppelin).

О правиле «No Nirvana questions» знают все журналисты, когда-либо побывавшие на пресс-конференции Foo Fighters. Тут Дэйва можно понять — кому понравится вечно говорить о прошлом? Но история группы Foo Fighters началась еще в «нирвановские» времена, да и Дэйв сам признает, что без Nirvana не было бы ничего этого. «Я так бы и стучал на барабанах в каких—то затрапезных группах, а со временем, может, и бросил бы это дохлое дело к чертям», — говорит он. Наблюдая за тем, как Курт Кобейн пишет песни, Дэйв тайком и сам занялся тем же. «Благодаря Курту я понял прелесть минимализма и важность краткости, — объясняет Грол. — От него я узнал о процессе написания песен много такого, что вряд ли узнал бы от кого-то еще».

Вообще-то эти двое никогда не были особенно близки, но 1994-м, после смерти Курта, 25—летний Дэйв, по его собственным словам, просто онемел и не знал как жить дальше. «Я больше не хотел заниматься музыкой, не хотел ничего, — вспоминает он. — Но в какой—то момент я наконец решил: я выберусь из того болота, в котором провел последние 8 месяцев». Грол принялся записывать лучшие из тех песен, которые все это время писал «в стол». В этих 12 композициях он сам исполнил все инструментальные и вокальные партии (единственным исключением стала лишь партия гитары в песне «X-Static», сыгранная Грегом Дулли).

Когда спустя 5 дней кассета была готова и встал вопрос, что же на ней написать, Дэйв выбрал название Foo Fighters (термин использовался во времена Второй Мировой войны для обозначения НЛО или необычных атмосферных явлений). Сейчас он говорит, что если бы тогда знал, что это все будет так всерьез и надолго, то отнесся бы к делу более ответственно. «Ей-богу, это самое бездарное название для группы!» — смеется Дэйв.

Грол не хотел, чтобы все думали о нем как о «том парне из Nirvana», поэтому выпустил кассеты мизерным тиражом и распространял их среди друзей под видом «одной неплохой новой группы». Записями заинтересовались лейблы, и Дэйва быстро раскусили. Известные и не очень группы стали приглашать его к себе барабанщиком, но к тому времени Грол уже решил собрать свой собственный коллектив. В него вошли басист Нэйт Мендел, барабанщик Уильям Голдсмит и Пэт Смир (бывший концертный гитарист Nirvana), а сам Дэйв Грол занял непривычное место у микрофонной стойки с гитарой наперевес.

Дэйв Грол во время концерта Foo Fighters в Брикстонской академии, Лондон.
Ноябрь 1995 года

В таком составе весной 1995 года Foo Fighters загрузились в небольшой фургончик (на гастрольный автобус денег не было) и отправились в тур. Музыканты играли по 6 концертов в неделю и зарабатывали по 500 долларов за вечер. И каждый вечер из зала выкрикивали названия песен Nirvana. «Заткнитесь!» — отвечал Дэйв. Он больше никогда не играл тех песен (только спустя 10 лет он исполнит песню «Marigold», которая входила в репертуар Nirvana, но была написана и исполнена им).

Летом вышел дебютный одноименный альбом Foo Fighters. По сути это было все то же демо, только заново смикшированное и изданное на лейбле. Диск стал мультиплатиновым, а пресса по-прежнему осаждала Грола вопросами о Курте и Nirvana. «Были люди, которые меня ненавидели за то, что я собрал группу, — вспоминает Дэйв. — «Да как ты, мать твою, смеешь?!» — возмущались они. И тут наступает момент, когда ты просто говоришь: «Да идите-ка вы все на ***************************** classid="clsid:d27cdb6e-ae6d-11cf-96b8-444553540000" width="640" height="390" codebase="http://download.macromedia.com/pub/shockwave/cabs/flash/swflash.cab#version=6,0,40,0">

Работа над вторым альбомом далась Дэйву, привыкшему к принципу «хочешь сделать что-то хорошо — сделай это сам», нелегко. Он все время требовал от своих музыкантов большего, но особенно досталось барабанщику. «Дэйв заставлял меня делать по 96 раз одну и ту же песню, и мне приходилось по 13 часов работать над другой, — рассказывает Голдсмит. — Казалось, все, что я делаю, для него не было достаточно хорошо». В итоге Грол втайне от него сам переписывает барабаны, и уязвленный Голдсмит добровольно уступает место в группе Тейлору Хокинсу.

В это же время Пэт Смир внезапно решил, что ему все это надоело, и ушел из Foo Fighters. Дэйв заменил его на своего старого приятеля Франца Стала, но вскоре уже пожалел об этом. Во время тура в поддержку «The Colour And The Shape» оказалось, что в таком составе группа никак не может сработаться. Тогда Грол, не решившись сообщить другу о его увольнении в глаза, делает это по телефону.

Вся эта нездоровая атмосфера привела к тому, что Нейт позвонил Дэйву, когда тот гостил у своей мамы, и сообщил о решении покинуть группу. «В тот вечер мы с приятелем взяли машину напрокат и поехали в бар, — рассказывает Грол. — Нажрались, как свиньи. Гоняли в той тачке всю ночь, бросали в нее камни, высадили все стекла, нарезали по газонам. Я проснулся в 7 утра в своей комнате с дикого бодунища, в доме, где я вырос, от того, что мама говорит: «Дэвид, тебе звонит Нейт». Это был он. И он принял решение».

Группа, превратившись в трио, приступила к записи своего третьего альбом — «There Is Nothing Left to Lose». Для этого они оборудовали подвал дома Грола в Виржинии под студию и спокойно принялись за работу. Вокальные партии Дэйв записывал, сидя на диване. «Чертовски здорово, когда тебе дают «Грэмми» за альбом, который был записан с друзьями в подвале под пиво, — смеется Грол. — Вы приходите на церемонию и видите все этих ******** звезд в бриллиантах, смокингах и лимузинах, и уходите с наградой «Лучший рок-альбом»!»

В тур с Red Hot Chili Peppers группа отправилась уже в обновленном составе — со вторым гитаристом Крисом Шифлеттом. Но эйфория от первых выступлений на стадионах скоро прошла. «Все это превратилось в какой-то день сурка, — говорит Дэйв. — И вот ты уже берешь с собой на сцену бутылку виски...»

В 2001 началась работа над новым альбомом, но, недовольный результатами, Грол бросает все и принимает участие в записи альбома Queens Of The Stone Age «Songs For The Deaf», а потом отправляется с ними же в тур. Он говорил, что «это было похоже на отличный секс с самой аппетитной порнозвездой — событие, которое запомнится на всю жизнь». Но это только усугубило кризис внутри Foo Fighters, дело и вовсе шло к распаду. «Я решил, что мне еще не надоела эта группа, — вспоминает Дэйв. — Парни думали так же. И за неделю мы переписали тот альбом». В итоге «One By One» продавался миллионными тиражами, а песня «All My Life» стала, по мнению самого фронтмена, самым мощным хитом группы.

Придя в себя после полуторагодичного тура, Foo Fighters обустроили свою новую студию в Лос-Анджелесе и не спеша засели за пятый альбом. «In Your Honor» вышел в 2005, разделенный на два диска — рок и акустику. Чтобы представить публике свое непривычное лирическое лицо, группа отправилась в акустический тур, а Пэт Смир, к тому времени уже соскучившийся по сцене, снова присоединился к составу.

После выхода суперуспешного альбома «Echoes, Silence, Patience & Grace» в 2007, получившего пять номинаций на «Грэмми», парни несколько расслабились. «Мы думали, выше нам уже не прыгнуть, — говорит Грол. — И тут — выступление на «Уэмбли»! Билеты разлетелись моментом — мы не могли поверить. До концерта оставалось полгода, и все эти полгода я думал: «Мы будем играть на «Уэмбли», мать его!» От такого переизбытка чувств то грандиозное выступление перед 85—тысячной аудиторией Дэйв Грол открыл словами: «И как, мать вашу, эта группа доросла до такого, вы можете мне сказать?»

После выступления на «Уэмбли» Foo Fighters провели не один месяц в раздумьях о том, как и куда двигаться дальше. Казалось, все, что бы они теперь ни сделали, будут сравнивать с прошлым триумфом и сравнение это, понятное дело, будет не в пользу настоящего. «И тогда я подумал: «Мы должны сделать документальный фильм о записи этого альбома и одновременно сделать его историей группы. И хватит записываться в самых дорогих студиях на самом крутом оборудовании. Что, если я и Бутч Виг (продюсер, с которым Грол работал над альбомом «Nevermind» Nirvana — прим. RS) вместе вернемся на 20 лет назад, сдуем пыль с пленочных магнитофонов и поставим их в моем гараже?» Я выгнал свой минивэн из гаража, вытащил газонокосилку, поставил барабанную установку и микрофонные стойки. Мы звукоизолировали помещение, чтобы соседи не вызывали чертовых копов».

Музыканты приходили в гаражную студию со своими женами и детьми, а в перерывах между всеобщими посиделками, барбекю на заднем дворике Дэйва, и заплывами в бассейне, писали альбом. Работа с аналоговым оборудованием не предполагала возможности что—то потом «вытягивать» и ретушировать или записывать сотни вариантов одной партии, поэтому альбом получился очень непринужденным и «живым». В записи также принял участие Крист Новоселич, бывший басист Nirvana, который записал бас и аккордеон на самой «темной» песне альбома (определение самого Грола) «I Should Have Known» — спустя 20 лет они впервые работали вместе.

Так, в апреле 2011 года появился альбом «Wasting Light», который Дэйв называет самым тяжелым (по звучанию) за всю историю группы. Логично продолжая тему возвращения к истокам, обкатывать его Дэйв решил не на стадионах, а в маленьких клубах — как тогда, в самом начале.

Когда в 2009 Foo Fighters выпустили сборник хитов, Дэйв позже признался, что они поспешили. «Это может выглядеть как некролог. Свои лучшие хиты мы пока не написали» — заявил автор таких треков, как «All My Life», «The Pretender», «Everlong», «Times Like These», «Best of You», «My Hero», «Monkey Wrench» и других. «Я и представить себе не мог, что после той первой кассеты Foo Fighters под этой маркой выйдет что-нибудь еще, — сказал как-то Дэйв Грол. — А теперь, по прошествии десятка лет, я стал думать, что мы могли бы работать вместе до конца жизни». «Та первая кассета, записанная за пять дней, положила начало всему, — добавляет он сегодня. — Но как, мать вашу, это все вообще с нами случилось?»

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно