• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Блудная мишень: The Rapture в Москве

19 Января 2012 | Автор текста: Евгения Филимонова
Блудная мишень: The Rapture в Москве
The Rapture

© Александр Ермилов

Нью-йоркская группа The Rapture, заскочившая в Москву, чтобы отыграть на закрытой вечеринке Martini Art Love, которая была приурочена презентации книги Martini Collection VERO, примерила для RS новую одежду и рассказала о том, как практика в церковном хоре вернула в состав сбежавшего из трио вокалиста   

Мокрые и взъерошенные, The Rapture входят в белоснежный и пустой ангар недалеко от Садового кольца, единственной достопримечательностью которого являются высокие потолки. Здесь должна состояться их фотосессия для RS, а для парней заботливо приготовлено четыре комплекта одежды. Музыканты по очереди устало начинают объяснять растерянному стилисту, который требует показать ему «четвертого» члена группы, что их снова трое — у нью-йоркского коллектива за последнее время часто менялся состав.  Люк, Вито и Гэбриэл некоторое время бродят по огромному помещению, осваиваются и тут же сооружают себе из столов, сложенных в углу, стулья. Говорить начинают только после того, как им приносят кофе и клятвенно обещают куриный сэндвич.

The Rapture

Последний диск коллектива «In The Grace Of Your Love» появился словно бы из ниоткуда — с момента выхода предыдущей, и не особенно здорово принятой, пластинки The Rapture прошло 5 лет. За эти годы о группе не было слышно почти ничего, однако на самом деле жизнь бывших королей нью-йоркского диско-панка кипела событиями. Три года назад группу неожиданно покинул солист Люк Дженнер: «Умерла мама, потом родился сын, и я окончательно запутался, — объясняет ситуацию Дженнер. — Поэтому я решил свалить. Я понимал, что парни могут с легкостью отказаться брать меня обратно, несмотря на то, что я основал The Rapture. И тогда мне придется ныть, как сопливому пацану: «Ну, чуваки, возьмите меня обратно в группу, пожалуйста-пожалуйста».

«...мне, наконец, удалось полюбить свой голос, который раньше на записях я терпеть не мог»

Кончилось тем, что вместо кудрявого крикуна, который отрывался на сцене как панк и крушил попадавшуюся под руку технику, бессменные барабанщик Вито Роккофорте и мультиинструменалист Гэбриел Андруцци получили старого солиста после весомого апгрейда. «Во время своего бессрочного отпуска я начал петь в церковном хоре, — рассказывает Дженнер. — Поначалу было непросто, поскольку я привык быть главным на сцене, скакать перед полными залами, в свете софитов и вообще быть в центре внимания. В хоре такие желания не прокатывают и приходится медленно идти к пониманию того, что всем по большому счету плевать, кто ты такой. Но в хоре было и свое достоинство: мне, наконец, удалось полюбить свой голос, который раньше на записях я терпеть не мог». The Rapture действительно существенно изменили подход к изготовлению треков и теперь имена музыкантов, которые когда-то напоминали о каких-то неведомых порноактерах 70-х, для многих журналистов были открыты заново. 

Поскольку главный голос группы стал нравиться даже его обладателю, The Rapture решили воспользоваться этим по полной, записали альбом и бросились в гастрольный тур – 62 концерта всего почти за 3 месяца. «Тусовки после концертов остались в прошлом, — грустно постукивая себя по коленке в ожидании обещанной еды, рассказывает Вито. — Это раньше мы на гастролях громили бары, кадрили женщин и пили до потери сознания. Мы с Люком пытались недавно вспомнить, чем закончился наш прошлый приезд в Москву (тогда музыканты выступали в уже закрытом «Б1 Maximum» и на их выступление пришло человек четыреста, — прим. RS). Вспомнили только, что поехали на какую-то вечеринку на большом роскошном корабле, там была куча народу, все сияло и гремело. Такая традиционная, как нам сказали, русская корабельная вечеринка. Но вот дальше – полный провал, в памяти не осталось совсем ничего, очнулись только в аэропорту — где-то на следующий день». 

The Rapture

Несмотря на то, что гламорама и пьяные выходки The Rapture остались в прошлом, новая пластинка получилась такой же энергичной как предыдущие записи, а в плане оптимистичности и вовсе оказалась выходом на какой-то новый уровень просветленного гедонизма. Музыканты признают этот факт и объясняют его произошедшими в жизни изменениями. Несколько лет назад Люк, истязая микрофон, и ломано дергаясь на сцене, пел «No Sex for Ben Rama», а фанаты диско-панка в такт ему сходили с ума в зале. Сейчас он, задумчиво глядя вдаль, рассуждает про значение духовной связи со своей женой: «Я наконец-то испытал очень странное чувство — когда в жизни есть только одна женщина. И другие женщины — не твои, хотя раньше могли бы ими быть». 

«...На обложку мы поместили старое-старое фото моего папашки на серфе»

«На обложку мы поместили старое-старое фото моего папашки на серфе, — рассказывает о личном значении диска для участников группы Дженнер. — Признаться, отец был уверен, что я должен стать серфером, третировал меня и сопровождал эту пытку словами «пойдем, я поучу тебя ловить волну». Мы просто приходили на пляж, я в одиночестве садился на песок, а он тут же оказывался на гребне и кричал мне: «Сюда, сынок!» Терпеть не могу серфинг еще с тех времен». Разговаривать о серфе в середине промозглого московского декабря странно, но вокалисту, судя по виду, явно нравится меня эпатировать. Доходит до того, что Люк делает страшные глаза: «Когда я был подростком, я жутко боялся школьных драк и разборок, но почему-то притягивал их к себе, как магнит. И тогда я решил, что единственный верный способ не попадать в потасовки — это создать панк-группу. И музыка здесь была совсем ни при чем. Ведь если ты стоишь на сцене, вероятность того, что кто-то наваляет тебе, равна нулю!».

The Rapture

«Мы фанаты музеев и музыкальных магазинов, — говорит Вито, а двое его партнеров согласно кивают, радуясь переходу на более светлую для обсуждения тему. — Коллекцией последних мы, правда, обеспокоены гораздо больше, чем собранием произведений искусства — ведь на то, чтобы найти там что-то крутое, требуется гораздо больше времени». Забавно, что сидя на столах и попивая кофе, все трое с серьезными лицами стараются, но никак не могут вспомнить названия ни одного музея. Но продолжают утверждать, что любят их куда больше, чем ночные клубы. Со времен хита «House of Jealous Lovers», тусовщики из Нью-Йорка здорово повзрослели. И если более десяти лет назад они собирались «сотворить музыкальную революцию», сейчас The Rapture размышляют обо всем, что было сделано ими ранее как об эксперименте, говорят о непостоянности мира музыки и сентиментально верят в то, что все, что ни делается, ведет их к лучшему. «Самый идиотский вопрос, который нам когда-либо задавали, — замечает Дженнер, поднимаясь со стола, — это: «Ну, так значит, вы группа?» Я тут же захотел вмазать тому журналисту в ответ. Но после того, как мы успели побывать и квартетом, и дуэтом, я начинаю думать, что ответить на него для нас все-таки важно — сейчас уже не возникает сомнения как». 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно