• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

The Stranglers: «Мы всегда были и есть против тухлятины в роке»

29 Февраля 2012
The Stranglers: «Мы всегда были и есть против тухлятины в роке»
Жан-Жак Бернел

© Rex/FOTODOM.RU

Бас-гитарист группы Жан-Жак Бернел о современных музыкантах, гастрольных неудобствах и терпимости, пришедшей к нему с возрастом

«Giants» — ваш семнадцатый студийный альбом. Что было самым сложным для вас в процессе записи в сравнении с предыдущими?

Сейчас у музыкантов слишком много технических средств – они могут сводить, компилировать, менять и делать вообще что угодно с миллионом различных приборов, инструментов и программ. Но проблема заключается в том, что рук-то у каждого музыканта по-прежнему две. Эта ситуация похожа на поход в огромный шикарный ресторан, в котором меню толще Британской энциклопедии, но потому и шанс заказать что-то свежее очень маленький. Но мне кажется, эта проблема совершенно не парит большинство молодых музыкантов сейчас — все они пытаются стать известными до того, как начнут делать по-настоящему хорошую музыку. Но мы всегда были и есть против тухлятины в роке.

Через пару дней The Stranglers отправляются в большой тур по Европе. У вас, очевидно, большой опыт путешествий — но что до сих пор остается самым сложным? Тем, с чем вы никак не можете смириться на гастролях?

Многие музыканты говорят, что их очень изматывает дорога, отсутствие постоянного места проживания, плохая еда и так далее. Для нас всегда была и остается самым сложной проблема того, как сбежать от властей и не попасться копам. Мы не самые законопослушные граждане и никогда таковыми не были, поэтому остаться на свободе и свалить из страны до того, как нас сцапают — был и есть наш главный приоритет. Жалко, в России мы еще не бывали ни разу — говорят, у вас тут с этим очень строго, а оттого, должно быть, и очень весело.

У вас всегда были не очень, мягко говоря, спокойные отношения с прессой — вы буквально охотились за журналистами, которые писали о вас плохо, и всерьез мстили им. Как сейчас обстоят с этим дела?

Раньше бывало всякое, это правда. Мы как-то привязали голым репортера к Эйфелевой башне и оставили его торчать там, одну журналистку завезли на пустырь — пресса пересказывала друг другу эти дикие истории, придумывая все новые и новые ужасы. Но такие развлечения остались в прошлом, я стал спокойнее и терпимее, и у меня пропало желание гоняться, за кем попало. Но вот если бы я, например, рассказал вам шокирующие подробности про обложку нашего нового альбома, то мне, к сожалению, пришлось бы вас убить, мэм.

То есть с управлением гневом сейчас все в порядке? Неужели нет ничего, что может привести вас в бешенство?

Что-то, что может привести меня в бешенство? Сколько у нас времени, милая? Часа 2 есть? У меня просто длинный список, боюсь, времени не хватит на перечисление. Но если все-таки начать, то я на дух не переношу коррупционеров, тупое быдло, наезжающее на слабых, жадин, людей с отсутствием любопытства к жизни и, конечно, предателей. О последних я бы даже руки марать не стал.

Расскажите, пожалуйста, про загадочный проект под названием «Хроники Владимира», который вы делали около 20 лет назад? Это проект не из тех, которые могут прийти в голову обычному человеку.

Ну, так и мы не то чтобы обычные люди, и не то, чтобы обычная группа. Идея пришла нам в голову в начале 80-х — в то время Россия была для нас совершенно непонятной. Загадочной, пугающей и абсолютно закрытой страной. Весь мир не знал, что происходит внутри России, но все знали, что нужно ее бояться. Поэтому мы выбрали самое популярное русское имя Владимир (Жан-Жак упорно ставит ударение на последний слог — прим.автора) и создали типичного русского человека — разумеется, преподавателя ядерной физики. Тогда всем казалось, что в России каждый второй преподает ядерную физику. Но образ и профессия этого персонажа постоянно меняется — сегодня Владимир уже не профессор, а олигарх. У вас же в России есть такая профессия?

Вы открыли свою школу карате. Как вам удается совмещать образ развязного задиры и преподавателя? Ведь терпение и толерантность нельзя назвать вашими сильными сторонами.

Верно-верно (смеется). Но если бы у меня была возможность вернуться во времени назад лет, например, на 30, я бы не изменил ничего. Я бы не отказался ни от одной прожитой секунды, ни от одной драки, ни от одной хулиганской выходки. Я бы сделал все также. Но все мы меняемся, и сейчас мое кредо — это философское отношение к жизни, спокойствие и терпимость к людям. Это не значит, что я не могу навалять какому-нибудь подонку, просто мне это надоело. Но сейчас я предпочитаю драться только профессионально в карате-школе —0 чтобы разрядиться, выплеснуть эмоции и сконцентрироваться. Я не тот человек, которым был 30 лет назад, но это нормально — жизнь-то меняется, меняются правила игры. И я ручаюсь, что если бы я совсем не изменился, вы все были бы вряд ли этому рады. Поверьте мне, милая.

Альбом The Stranglers «Giants» в продаже с 5 марта 2012 года

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно