• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Нежный ком: Rolling Stone встретился с питерской группой IFWE

13 Июня 2012 | Автор текста: Мария Тарнавская
Нежный ком: Rolling Stone встретился с питерской группой IFWE
Группа ifwe

© с facebook-страницы

В красивом фотолофте на последнем этаже дома на Малой Морской обстановка невероятно домашняя. У входа под вешалкой стоит коробка с тапочками, и никому в голову не приходит пройти мимо - все снимают свои угги, кроссовки, шпильки, казаки, а потом рассеиваются по залам, пьют кофе с имбирным печеньем или болтают себе по углам. В гостиной у камина сидят два абсолютно одинаковых бородатых человека и пристально вглядываются в макбуки. У подоконника очень грустная девушка вырезает из поролона свиные пятачки. В темной студии стоит, распахнув руки и ноги, шикарная блондинка в одних стрингах. Рядом для рубрики «Герои светской хроники» в толстый глянец снимают Ирену Куксенайте. В гримерке красят и причесывают моделей для какой-то рекламы. Среди всего этого бродит любопытная девочка лет шести и младенец, явно только что научившийся ходить.  

На восемь вечера в одном из залов запланирована съемка дуэта IFWE, братьев Саши и Миши Плетнева, сочиняющих нежные песни про песок в кедах и конфету в руке, про старую карусель в парке, про засохшие фломастеры, развевающиеся волосы и точечные и точные воспоминания о главном.

Пока они не пришли, фотограф выставляет свет. Он послушал IFWE, чтобы подготовиться к съемке: «Это скорее мечтательные этюды, нежели реальная музыка. Приятные, модненькие песни. Мне такие не очень нравятся, но вот девочкам - другое дело». Девочки в этой истории играют большую роль. На странице в фейсбуке у группы IFWE 289 поклонников, вконтакте - 650, и на две трети они состоят из девочек. Девочки пишут Саше и Мише трогательные сообщения: «Какие вы волшебные!» и «Моя Душа стала спокойна как море». Девочки чаще парней интересуются деталями жизни Саши и Миши и кокетничают с ними  в формспринг. Девочки тихо утирают слезы на редких концертах и машинально начинают рисовать цветы и волны на салфетках, когда слышат песню «Солнце».

Плетневы, наконец, появляются в студии. Стилист Маша радостно приглашает братьев к вешалке с вещами, набранными по дорогим бутикам. У старшего, Саши, серьезный, но растерянный вид. У Миши растерянный, но веселый. Они рассматривают фрак и рубашку с люрексом, лосины с бахромой и полосатые шорты, галстук с карточными мастями и недоуменно переглядываются. «Зачем это все нужно? Это же цирк какой-то», - слегка испуганно говорит Саша. Миша, хоть и посмеивается, но видно, что тоже нервничает. Маша расстраивается: «Я послушала ваши песни, и мне захотелось одеть вас как-то неправильно, в одежду из снов, что ли». Саша продолжает рассматривать вещи: «Ну нет, это совсем не наше - мы в такое никогда в жизни не оделись бы. Это какой-то «Мумий-троль», ну зачем это надо? Тем более, я на Лагутенко страшно зол - только что прочел интервью, где он говорит, что выступает за новые проекты, за свежую музыку, а сам гонит то же самое, какую-то ********* Взяли синтезаторов побольше и говорят, что это что-то необыкновенное. Нет, я это не надену». Маша старается не подавать виду, но дуется и молча отходит в сторону.

Саша и Миша Плетневы родились в Череповце - городе с трехсоттысячным населением, огромным металлургическим заводом и мемориальными досками, которые, как написано на официальном сайте города, «напоминают о поэте Игоре Северянине, Герое Советского Союза генерал-полковнике Преображенском Е. Н., рок-музыканте А. Башлачеве и многих других, достойно послуживших Родине». Впрочем, сейчас в Череповце появилось еще одно развлечение - гид-самоучка водит командировочных по местам съемок фильма «Груз-200». Миша сбежал из Череповца в 19, Саша - в 26. Миша говорит: «Молодежь там закончилась, это город пенсионеров. Либо там оставайся, и тогда без вариантов - семья и завод, либо уезжай». Саша кивает: «Миша играл на гитаре, а я ходил по клубам и диджеил. Только музыка - в Череповце вообще больше нечем заниматься. Тоска. Тело противится чему бы то ни было. Там до сих пор нет даже безлимитного интернета. Я хочу заявить: «Пока не сделают нормальный интернет, мы не вернемся». На самом деле - не вернутся никогда. В Москву не хотят, зато собираются рано или поздно оказаться в Нью-Йорке. У Миши на запястье выбита татуировка с пролетом Бруклинского моста. Саша объясняет: «Это у него как обещание самому себе». Миша кивает: «Точно, обещание самому мне».

Стилистка тихо жалуется фотографу, что ребята не хотят наряжаться. Саша вздыхает и сдается: «Ладно, давайте сфотографируемся в вашем, но и в нашем тоже. Мы просто стараемся максимально не представлять себя визуально. Мы скромные. И мы за естественность, а эти вещи для нас противоестественные и никакого отношения к нашей музыке не имеют».

Пока Плетневы переодеваются, выясняется, что всю жизнь они друг друга недолюбливали, и только переехав в Питер, подружились. Миша больше улыбается, говорит больше Саша: «Я старше на пять лет, рано стал жить один, и к родителям с Мишей заходил нечасто. У нас с ним вообще не было общих точек соприкосновения, мы не общались. А переехали и примирились как-то друг с другом. Взгляды на жизнь стали совпадать. И на музыку. Раньше было такое: «Послушай это» - «Да это какая-то фигня!». А сейчас наоборот: «Смотри, какая штука интересная!» - «Да, точно, я только с утра ее послушал». Живут на Фонтанке. Работают. Глядя на Сашу, любой подумает, что большую часть свободного времени он проводит в хипстерском баре «Копен». «А я там арт-директор», - говорит Саша. Миша своей работы немного стесняется - он делает макеты для натяжных потолков. Вместе музыку начали писать год назад - так появился IFWE. Почему название английское? - «А "если мы" по-русски не звучит. Раньше гугл первым делом писал Институт Физики Высоких Энергий, но мы их сдвинули». Родители за сыновей рады: «Работаем, сочиняем музыку, наркоманами не стали, геями не стали и подружились к тому же - все срослось».

Мишу и Сашу фотографируют. Им не по себе, но они терпеливо делают все, о чем их просят Маша и Алексей. Малышка, которая бродит то тут, то там, приоткрывает занавес в соседнюю студию. Там, где раньше была красавица в стрингах, теперь сидит стайка моделей,  они проецируют на стену любительские кадры с митинга против фальсификации выборов и делают какие-то пометки в блокноты. Саша говорит: «Вы напишите, что мы против Путина и партии жуликов и кого там? Вот против них мы. И мы за Навального, а как же. Мы даже на митинг ходили, да: елочка, флаги красные - на детский утренник было похоже».

Пора переодеваться. Саша решительно отказывается от чая, привычно обобщая - «Мы не хотим». Миша согласно кивает, но кажется немного расстроенным. Провокация «Черный или зеленый, Миша?» срабатывает. Миша радостно проговаривается: «Зеленый». В гостиной молодой человек невероятной девичьей красоты спрашивает, кого фотографируем. Услышав ответ, оживляется редактор толстого глянца: «О, мы про них три месяца назад писали, а сейчас выпускаем диск с новыми питерскими группами - они тоже там». Бородачи с макбуками и девушка со свиными пятачками начинают прислушиваться.

«Угу, записали нас на диск, - ворчит Саша. - А на нем почти ничего интересного. Потому что вообще некого записывать. Музыкантов нет в России. А мы не то, чтобы кому-то очень нравилась наша музыка, просто писать больше не про кого. Кто-то хоть чуть-чуть вменяемый появляется, сразу его везде начинают таскать. У нас есть хаус-лейбл «My favorite pets», помогаем разным ребятам, которые нам нравятся. Вот Дима, который с нами в группе тоже играет, принес недавно свои песни - мы и не знали, что он пишет, а они очень хорошие, будем записывать». Пишут братья дома. Никаких специальных условий у них для этого нет, и их часто ругают за звук - не девочки, мальчики. «Да, звук у нас вообще домашний, мы пару раз выступали на больших фестивалях, и больше не будем. Там наша музыка никому не нужна, ее не слышно. А вот в Таллине мы были - совсем другое дело. Там нас ждали, слушали, так все было уютно - лучшее наше выступление». На прощанье Саша советует: «Напишите так - в нашей музыке есть драматизм, потому что сама жизнь - драма. Но драма хорошая, как жизнеутверждающее кино - приятно к просмотру, но в конце главный герой умирает. Как «Человек на луне» с Джимом Кэрри. Вот вы как считаете, после смерти нужно что-нибудь после себя оставить? Мы в этом вопросе сошлись на мнении, что это не нужно - важно то, что здесь и сейчас».

В гостиной один из бородачей ставит на стол свой макбук, из него играют «Фломастеры» IFWE. Все, кто есть в комнате, сидят вокруг стола и задумчиво вслушиваются в слова. Шестилетняя девочка тихо танцует: «Очень красиво, но грустно, как будто принц с принцессой никак не встретятся. Мы с мамой такое называем нежняк».    

IFWE
Презентация диска «Вся моя радость» пройдет 13 июня в клубе «16 тонн».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно