• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Эд Макфейрлейн: «Знаю, что организовать в Москве концерт Friendly Fires – это непросто»

17 Сентября 2012 | Автор текста: Сергей Блохин
Эд Макфейрлейн: «Знаю, что организовать в Москве концерт Friendly Fires – это непросто»
Эд Макфейрлейн из Friendly Fires

В рамках фестивальной серии Red Rocks лейбл Machete Records при поддержке Сбербанка привез в этом году в Россию немалое количество передовых инди-групп (а сами «Мачете», постоянно с ними выступавшие, стали таким образом чуть ли не опытнейшим в этом отношении отечественным коллективом). Самое удивительное в этом было то, что все они мимо двух столиц ехали в провинцию, где реакция на их бесплатные выступления была всегда разная. В Уфе был провал, а в Тюмени пришло 15 тысяч человек — забавно, что оба раза выступали только «наши». Завершился сезон в субботу. В Калининграде вместе с россиянами отыграли Scissor Sisters - и стали таким образом первой группой, которая одновременно заехала и в Москву. И тут RS вспомнил о своем участии.

Из всех привезенных RS больше всего заинтересовали Friendly Fires, посмотреть на которых наш корреспондент в середине июня отправился в Новосибирск, где с ними на сцене выступали Bajinda Behind The Enemy Lines из Самары, «Мачете» и швед Jay-Jay Johanson. От Friendly Fires, ключевых инди-рокеров конца нулевых, представляющих собой трио, выступил вокалист Эд Макфейрлейн. Он рассказал RS о главной достопримечательности России, способах заработка и работе с Энди Уэзероллом.

Где вы живете?

Я живу в Сент-Олбансе, неподалеку от Лондона, но гитарист Эдд и барабанщик Джек уже переехали в Лондон. Я же по-прежнему живу со своими родителями. Мне уже 28, мать его! Это не круто, я знаю, но нет смысла снимать квартиру, потому что я почти никогда не бываю дома.

Итак, вспоминая главный хит - «Paris» - ты правда хочешь жить в Париже?

Да нет, не хочу. Я написал эту песню до того, как впервые там побывал. А когда таки побывал, то понял, что он не совсем такой, как представлялся в мечтах. Вперые мы играли там в клубе Showcase летом. Помню, что совершенно негде было припарковать наш фургон. Все парковались как хотели! Никакого порядка. Берлин куда лучше в этом смысле.

То есть Париж в песне скорее является метафорическим местом, а не реальным?

Именно так. Мне кажется, у каждого есть подобная мечта. А потом ты прибываешь туда и думаешь — ну и чо теперь?

Ты мог бы подставить название другого города в эту песню?

На втором альбоме — «Pala» — есть песня «Hawaiian Air», про перелет между США и Гавайскими островами. Худший перелет в моей жизни. И вот мы прибываем практически в рай. Наслаждение от приземления. Что-то новое, красивое, незнакомое, возбуждающее. Вообще, вся концепция второго альбома немного привязана к Олдосу Хаксли и его идее обреченного рая. Это все слишком красивое, чтобы продолжаться слишком долго. Поэтому надо выжимать максимум из каждого момента, который у тебя есть.

Вы принципиально хотели замутить новый звук на втором альбоме, который сильно отличается от первого?

Мне кажется, все началось с песни «Jump In the Pool» — мы записали ее в самом конце, когда первый альбом был уже готов. В ней уже появились все эти тропические мотивы. Потом между альбомами появилась «Kiss Of Life», стало понятно, куда мы направляемся. Но оба они были записаны в гараже в Сент-Олбанс.

«Pala» занял 16-е место в британских чартах, это принесло денег?

Не так уж и много. Это что-то вроде 100 тысяч копий. Понятно, что сегодня на них зарабатывают только те, кто продают миллионы. Один корпоратив — звучит депрессивно, да — принесет нам больше, чем аванс на запись альбома.

Ну вот ваш приезд в Новосибирск — это и есть способ заработать?

Да ну, нет, конечно. Скорее, имело значение, что мы никогда не были в России, я давно хотел съездить. За эти концерты [плюс еще Питер] нам не положено никаких особых гонораров, они вполне обычные. Если бы нам предложили съездить сюда на условиях, по которым мы возвращаемся не в минусе, я бы согласился. Это как каникулы.

Не жалеешь что проехали мимо Москвы?

Нет, я слышал что там не так просто с организацией концертов групп вроде нашей. Хотя по Москве я бы прогулялся, конечно. А вот реально я хочу посмотреть на Янтарную комнату в Питере. Думаю, что это шиза, было бы интересно взглянуть.

Как вы чувствуете себя, выступая на фестивале, где — я не уверен, только предполагаю, но все-таки — большинство пришедших не знают группу Friendly Fires?

А что, раньше с нами такое часто случалось (смеется). Честно говоря, мне все равно. Наверное, в ответ на такой вопрос кто-нибудь скажет: «Так даже лучше, надо больше стараться, чтобы захватить слушателей».

Твои коллеги по группе на пресс-коференции утром так и ответили.

Ха-ха. Я не согласен. Не мой случай. Просто выхожу на сцену, достаточно уверенный в себе, чтобы быть самим собой. Если людям нравится — супер, если не нравится — значит не нравится.

Насчет «Pala». Будучи фэном Friendly Fires, не могу молчать: первый альбом мне нравится больше.

Твое право.

(Андрей из MixMag: «А мне Pala!», Эд: «Отличная ставка», — все ржут.)

В основном из-за гитар. Мне очень нравится гитара в исполнении Эдда. Особенно в «Lovesick», мне реально кажется, что это один из самых крутых риффов в современной рок-музыке.

Какой именно? В припеве?

Он самый.

Я его написал! [все ржут] Извини, не мог это не отметить, мое эго вышло из-под контроля.

«Lovesick» была сыграна в Новосибирске первой — и Эд сразу же полетел в толпу, чем немедленно купил всех зрителей. А вот рифф, о котором речь, здесь заглушают духовые. Оригинал песни можно услышать тут.

То есть, ты играешь на гитаре?

Ну да, играю, довольно много. На альбоме «Pala» куда меньше гитар...

О чем я, собственно, и хотел спросить.

...потому что мы хотели, чтобы гитары звучали меньше как гитары. Мы использовали уйму эффектов, и в конце концов они звучат как синтезаторы.

Так кто именно предложил уйти от гитар «в лоб»? Как Эдд воспринял это - «Ну ок, пусть будет меньше гитар, чо»?

На самом деле песни типа «Show Me Lights» на сцене ему играть гораздо сложнее, для него это даже больший вызов.

Определенно, сегодня не первый раз, когда вы — хедлайнеры фестиваля. Много уже таких случаев у вас?

Не так много. Мы были хедлайнерами Lovebox в Лондоне, еще Beach Break. Мы постепенно поднимаемся в этом смысле.

Сет-лист новосибирского концерта Friendly Fires.

Много ли вы знаете о миссии фестиваля Red Rocks?

Честно говоря, нихрена не знаю. Расскажи. Хотя, погоди, это как-то связно с Олимпиадой в России.

Эта часть мне как раз побоку. Было другое интересно: вот, говорят, в Волгограде у нас White Lies, через неделю в Воронеже Datarock, потом в Самаре CSS, и вот теперь Friendly Fires и Jay-Jay Johanson в Новосибирске. И в Москве все такие - «WTF?»

Ну и отлично! Так даже лучше. Я вовсе не жду от публики всяких «Хееей! Вот они наконец!», я с гордостью выполняю миссию, даже если в зале почти никто нас не знает. И это круто. Вот в UK подобный гиг уже просто невозможен.

И 500 зрителей, например, вас не смутят? [по оценкам организаторов было около 5000; кажется, что на FF присутствовало около тысячи]

Нееет! Как я и говорил - настрой: ты должен раз за разом проходить то, что было в начале твоей карьеры - по пути к ее вершине. Подобное случалось почти с каждой новой для нас страной. 500 или меньше.

Friendly Fires учатся разговаривать с российской публикой.

Вы работаете вместе со школы. Никакого желания, там, поубивать друг друга или что-нибудь такое?

(смеется) Ну вот как раз накануне был странный сон. Мы спорили с Джеком, и он говорит мне: «А ты изменился!» Когда я проснулся, то решил с ним не говорить на всякий случай. Мы знаем друг друга слишком хорошо, нам не обязательно тусоваться и ширяться вместе, зато мы можем молча просидеть в одной комнате хоть час. Эдд сейчас ищет где жить, а я как раз покупаю квартиру в Лондоне. Спрашивать его «Не хочешь ли поселиться со мной?» не буду, потому что он просто скажет «Неее» (смеется). Мы и так проводим кучу времени вместе.

Эдд Гибсон.

Итак, планы. Какие планы? Когда следующая запись?

Об этом много разговоров, но пока никакой конкретики. По-моему, еще рано. Мне нравится идея, что нам пора двигаться от суперъяркого звука «Pala» к чему-то еще. Я еще не знаю, куда именно мы отправимся в этом смысле, но точно могу сказать что хотел бы двигаться дальше и прогрессировать, а не привязываться к конкретному звуку. Мне кажется, именно это сделало наши альбомы востребованными - оба раза нельзя было предсказать, какими они будут.

То есть — никаких дат, никаких имен? Имен?

В данный момент мы работаем с Энди Уэзероллом. Рано говорить, распространится ли это сотрудничество на всю запись, пока только один трек.

Что за трек?

Его пока не выпустили. Вообще-то, он его играл на своем радиошоу, не предупредив нас, но в интернете ты его не найдешь — он не сказал, что это именно было (смеется). Очень типично для него... Чтобы найти это в сети, придется перекопать записи всех его программ.

Значит ли это, что вы направитесь в более электронную сторону?

Не знаю, не знаю. Вообще, Энди очень любит настоящий, живой звук. С ним никогда не угадаешь. Так что это может вовсе не быть компьютеризированным и электронным — в современном смысле этих слов.

Я просто подумал: если на втором альбоме было меньше Эдда, может быть, на третьем будет меньше Джека?

(смеется) Ловко подмечено, конечно, но не факт, не факт. В данный момент, если мы что-то пишем, то не делаем лупы, стараемся все проигрывать вживую. Ни один инструмент не сгенерирован на компьютере. На «Pala» мы использовали всякие синтезаторы, но новая запись не должна напоминать о цифровых методах. На новой записи для нас важно быть настолько «живыми», насколько это возможно. Мы будем проводить больше времени в студии начиная с сентября. Спешить некуда. Новая запись должна иметь некий размах и значение, это должно запомниться — слишком уж много альбомов выходит в наши дни.

Чем же вы занимаетесь день ото дня?

Сегодня сыграем этот концерт. Потом поедем на афтепати [с vj Chuck] и немного выпьем — я себе это редко позволяю, из-за голоса. Посмотрим город [Новосибирск]. А так... Ну, у нас нет тур-автобуса, это вообще ад, ненавижу эти автобусы. Вот к чему я точно никогда не вернусь. Я лучше поеду на своей тачке вслед за автобусом и переночую в отеле.

Последний вопрос. Про Париж. Так кому посвящена эта песня?

Я написал ее для подруги, когда жил в Ноттингеме. Она до этого никогда не была за границей. И у нее была мечта — жить в Париже. Мы были просто друзьями, поэтому я и пою «я встречу француженку, ты встретишь француза». Это очень наивная, детская песня... Именно в наивности сила этой песни.

Где же ты хочешь жить?

В данный момент я вполне счастлив в Лондоне. Это следующий шаг. Огромное количество новой великолепной музыки происходит именно отсюда. Очень много талантливых людей. Я буду просто рад выехать из Сент-Олбанса и въехать в Лондон. А там уже посмотрим.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно