• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Юрий Шевчук: «В каждом городе меня спрашивают: «Когда будет революция?»

11 Декабря 2012 | Автор текста: Евгений Левкович
Юрий Шевчук: «В каждом городе меня спрашивают: «Когда будет революция?»
Юрий Шевчук

© Павел Головкин

Маленькое кафе на Чистых прудах. Шевчук приехал в Москву буквально на один вечер – снять клип на песню «Где мы летим» из последнего альбома «Иначе». Пока съемочная группа расставляет камеры и свет, мы сидим за столиком в углу и говорим почти полушепотом, чтобы не перебивать режиссерские команды Александра Котта. Рядом с Шевчуком – его близкая подруга Чулпан Хаматова, которую он попросил сняться в главной роли, и к которой во время интервью обращается больше, чем ко мне. Та, в свою очередь, в шутку представив лидера DDT как «Юру, музыканта», заинтересованно слушает каждое его слово.

Как вам тур «Иначе», какие впечатления?

Он еще продолжается, поэтому окончательные итоги подводить рано. В ноябре работаем в Нижневартовске, Тюмени, Омске, далее – Казахстан, потом в январе будем с этой программой в Америке, весной еще несколько концертов сыграем в Европе и России – в тех городах, которые не успели охватить. Хотя и проехали мы уже больше пятидесяти.

Я был в Москве, в «Олимпийском». Показалось, что зрители были не совсем готовы к такому жесткому DDT.

Я тоже это почувствовал. Но это хорошо, когда зрители не готовы. И плохо, когда ты предсказуем и всем нравишься. Интереснее преодолевать.

Простите за не совсем корректный вопрос: от тура вы потерпели убытки? Или удается сводить концы с концами?

Врать не буду, сначала программа шла тяжело. После первых нескольких городов посещали довольно пессимистичные мысли, и убытки были большие. Программа-то очень дорогая, представь себе - до Читы или Улан-Удэ довезти три трейлера с аппаратурой, экранами, и прочим. Это сжирало все. Если дворец спорта, допустим, на четыре тысячи человек, но пришло три с половиной – мы уже в минусе. От продажи такого количества билетов не хватало даже на зарплату музыкантам. В общем, не весело было. Но потом – после Москвы, Питера – народ вдруг валом пошел. По десять тысяч человек мы собрали в Екатеринбурге, в Уфе, всю Украину проехали с аншлагами. С большей частью долгов расплатились. И на зарплату что-то осталось.

Мало кто за последнее время ездил по стране столько, сколько вы. И наверняка вы везде общались с людьми. Какие настроения в регионах? Люди поддерживают московский протест, или же, наоборот, раздражены им?

Да нормально все. В каждом городе молодежь на пресс-конференции спрашивает: «Юрий Юлианович, когда будет революция?» (смеется)

И что вы отвечаете?

Я стараюсь философствовать.

Боитесь назначить дату?

Надеюсь, в этом плане от меня ничего не зависит. Дату, скорее, Удальцов должен назначать, он же у нас революционер. Я могу только констатировать факт, что вижу много симпатичной молодежи, у которой горят глаза. Совсем еще молодые девочки и мальчики, которые искренне хотят перемен в России. Это достойно смотрится и звучит. Много вопросов слышу - что делать, как жить дальше… Вопросы очень серьезные, на самом деле.

А на них вы что отвечаете?

Жить надо, как минимум, и любить. Очень мало любви вокруг, это беда. Сейчас скажут: «Опять Шевчук со своей абстрактной любовью, достал уже». А это совершенно конкретная вещь, меняющая мир.

Мы сейчас о какой любви говорим? К Родине, к женщине, к еде?

Я говорю о чувстве, которое должно руководить человеком при принятии любых решений, быть его главным мерилом. Когда внутри тебя живет любовь, ты прекрасно понимаешь, что нужно делать в каждый конкретный момент. В любой области – в общественно-политической, в творческой, в бытовой. Многие вопросы отпадают сами собой.

Ведет ли любовь к результату?

Она и есть самый главный результат.

Хорошо. Как мне, допустим, полюбить судью, который по сфабрикованным делам кидает в тюрьмы моих друзей?

Знаешь главный вопрос философии? «Как нам всем жить вместе?». Всем - судьям, подсудимым, правым, левым, черным, красным. Вот, задумайся, и опять все к любви сведется. Я недавно несколько новых песен написал. Одна из них называется «Погром» - про обыск, который идет в моей голове. (цитирует) «Они взломали мой мозг, но ничего не нашли. Мой мозг аптечный киоск, он далеко от земли. В моей нелепой башке плескался живой океан. Но чтобы он не достался врагу, я вырубил кран». (обращаясь к Хаматовой) То есть, они искали любовь, Чулпан, но они не знали, что это такое, и поэтому ее тоже не нашли. Они не взяли у меня трофеев, потому что во мне нет войны, понимаешь?

А вы разве никогда не воевали?

Я целую жизнь прожил, в ней всякое случалось. Было и такое, что за оружие хотелось взяться. Но я же не шел на это, и ты не идешь, слава богу, чтобы ты не говорил. В данный момент я точно не воюю, и для меня это очень важно. Я не говорю о том, что мы все должны смириться, и покорно, как рабы, сносить удары. Но и воевать не должны. Война бывает разная. Главная война идет в сердце нашем.

Для любви тоже нужны силы. Откуда их брать?

Я с утра ем овсянку. Иногда яичницу с колбасой.

Я серьезно.

Ну, где беру? В искусстве, в общении с природой, с достойными людьми, которых не мало, на самом деле. Молитвы читаю, утром и вечером, мне это правда помогает. Одна из моих любимых молитв: «Господь, дай мне силы делать то, что я могу, и дай мужество принять то, чего я не могу сделать». Вот я делаю, что могу.

Вопрос как раз к этому. Людмила Улицкая и Дмитрий Быков активно принимали участие в выборах в координационный совет оппозиции. Многие ждали, что вы тоже будете в том или ином качестве участвовать. Почему не дождались?

Нет, что ты... (смеется) Это совсем не мое.

А что вы смеетесь? Ваше слово дорогого стоит для сотен тысяч людей. Или вы боитесь на себя такую ношу взвалить?

Весь прошедший год сотни тысяч людей как раз и слушали наши слова на наших концертах.

Удобная позиция.

Песни петь и стараться делать это честно, не обходя стороной самые острые вопросы – достаточно сложная позиция.

Такие книги, как у Улицкой и Быкова, тоже не просто писать.

Да, они хорошие писатели. Но я помню, когда в середине нулевых я ходил на митинги протеста, Дима Быков писал, что никогда на них не пойдет, что все это фигня маргинальная и массовости никакой не будет. Но, когда покатило, тут же появились многие из них на трибунах... ДДТ всегда держали гражданскую позицию и не прятали «тело жирное в утесах».

И все же, вы ни разу не думали взять на себя ответственность и заняться политикой, а не только высказываться о ней?

(после долгой паузы) Я песни пою. Да, для меня важна гражданственность, мне нравится, что политика снова стала актуальной, что молодежь ей занимается. Надеюсь, я тоже немалую лепту внес в то, чтобы все это было. Но жизнь не только политика. (цитирует еще одну свою новую песню) «Я расплатился с ночью, я завязался в узел, прошлое - в ипотеке, будущее - в свинце. Меня тащит по дну улиц, и народ богоносец-лузер, в очереди за правдой ставит меня в конце». Я последний в очереди, понимаешь? Оттуда виднее.

Мне кажется, или вы в чем-то разочаровались?

Не то что бы разочаровался... В оппозиции неплохие ребята, в самом деле, я почти всех знаю лично. Дай им Бог здоровья и сил. Но в них пока тоже много озлобленности. Нам не хватает российских «Гавелов» и «Махатм Ганди». В результате буржуазно-демократической революции 1991-го года народу обещали собственность и демократические институты. Но вожди приватизировали себе собственность, а о демократических институтах как-то позабыли. В итоге народ не получил ни того, ни другого. Поэтому и относится к новым вождям демократии с недоверием. Нужно много работать, чтобы вернуть доброе отношение к идеям о справедливости. Знаешь, как Гавел начинал? Он просто выходил на площадь и пел песни, разговаривал с людьми. А через шесть лет вместе с ним вышло протестовать два миллиона человек. Потому что он не воевал, он отдавал и дарил, и люди это чувствовали. А чем мы, по большому счету, отличаемся от каких-нибудь очередных «Идущих вместе»? Или хоругвеносцев, которые говорят от имени всех православных, а призывают, на самом деле, к войне? Я вижу, что эти дядьки никогда не любили. Вообще не знают этого чувства.

Вы правда считаете, что такой лидер, как Вацлав Гавел, возможен в России? И что он будет востребован?

Такие люди уже есть, они растут прямо в данный момент. Нормально все будет, я в этом не сомневаюсь абсолютно. Сейчас, может быть, какие-то процессы незаметны, но придет время, и они обязательно всплывут наружу. Это же мгновенно происходит.

В СМИ прошла новость о том, что некое православное движение «Соборяне» собирается развесить по Москве билборды с портретами знаменитостей и их высказываниями о религии. Там и ваше есть: «Без церкви, без веры православной, моя жизнь не существует. Человек - это существо, в первую очередь, духовное». Вы в курсе?

Я узнал об этом из прессы. Что могу сказать? Ко мне никто не обращался. Я никак к этому не отношусь.

Судиться не будете?

Да брось ты... Ну что я по каждому поводу буду бегать-орать? Не до этого мне совершенно. Я делаю то, что могу. Вот недавно сыграл концерт в питерской тюрьме «Кресты» для заключенных. По видеосвязи, правда, но тем не менее. Лучше на это время тратить, это гораздо важнее.

Как вас туда пустили?

В «Крестах» есть общественный фонд. Это мои друзья, порядочные мужики, которые немало делают для того, чтобы облегчить существование осужденным. Потому что сидеть в тюрьме - это уже огромное наказание, а в таких тюрьмах, как наши – тройное.

Шевчук сотрудничает с администрацией «Крестов» - кому рассказать...

Везде достойные люди есть. Да, я за перемены, против этой власти, но мне хочется, чтобы ненависть не застилала глаза. С людьми говорить надо, не отторгать их, не насаждать ничего огнем и мечом. Не мстить. Иначе все… ну, проходили мы уже это тысячу раз. Поэтому я перестал, честно скажу, все эти блоги читать в соцсетях, и так далее. С ума же можно сойти. Столько ненависти со всех сторон... Нельзя все время в этом котле вариться, тащат нас к гражданской войне… Вот я в концерте в поддержку политзаключенных поучаствовал - столько потом грязи о себе прочел, что хоть в монастырь уходи, или, наоборот, стреляй всех. Нельзя в такие крайности впадать.

Как раз в блогах я прочел, что вы недавно ездили в Дагестан, без концерта. Зачем?

Нет, концерт все же был. Но помимо этого я стараюсь на все смотреть своими глазами, собственное впечатление составить. Не Первый же канал смотреть. По этой же причине в Чечню на войну ездил, в Осетии был, в Грузии. Теперь вот в Дагестан смотался. Хотел ноту услышать, понять: минор или мажор все-таки?

И?

В Дагестане - ми минор. Сложно там. Работы мало, заниматься нечем, социалка не работает, недовольная молодежь идет в салафиты, где им обещают справедливость, но шариатскую. Страшно это. Вот проблема, может быть даже самая главная сейчас: молодежь Кавказа - радикальная. Как их из этого вытащить? Но это, опять же, вопрос к государству... А движет ли им любовь?

Те новые песни, что вы написали, складываются в программу? И о чем она будет?

Нет, пока никакой концепции - просто пишу то, что пишется. Был перерыв в туре, я почти месяц провел в деревне, там и работал, в полной тишине. Могу только сказать, что после такой сложной, масштабной программы хочется пастели, легкости, иронии, чего-то такого.

Переводя на музыкальный язык - хочется акустики?

Возможно. Я на какой-то лирической волне сейчас нахожусь. По крайней мере, это точно не девятый вал, который все сносит.

Вам сегодня больше грустно на душе, или светло?

Светло. Точно светло.

Как же вы еще полгода собираетесь играть «Иначе»?

Вот Чулпан меня поймет: раз поставили спектакль, значит надо довести его до конца, что бы ни было. Мало того: каждый раз перед выходом на сцену его еще и надо полюбить, всем сердцем, хоть сто двадцатый раз ты его играешь. Так что буду заставлять себя любить, вплоть до мая следующего года. Но живу я при этом, конечно, уже другой музыкой. И это нормально.

Хаматова: Я в таких случаях представляю себе человека, который увидит спектакль впервые. Вот он купил билет, собрался после работы, уставший, сел в троллейбус, потом в метро, едет сквозь толчею...

И вам становится его жалко?

Жалко – не правильное слово. Я просто пытаюсь войти в его состояние. А когда вхожу - все, вариантов нет. Надо выйти и сыграть. И никаких дополнительных стимулов искать уже не нужно. Ты как бы становишься глазами этого человека.

Юрий, если бы вам сейчас было 20 лет, и вы впервые бы попали на концерт «Иначе», он бы вам понравился?

Шевчук: Если бы я был умным - да. А если креативным маргиналом - нет. Мата бы не хватило.

ДДТ
Премьера клипа «Где мы летим» - 12 декабря

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно