• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Тоби О'Канди: «Это самое честное интервью, которое я дал в последние две недели»

11 Декабря 2012 | Автор текста: Сергей Блохин
Тоби О'Канди: «Это самое честное интервью, которое я дал в последние две недели»
O.Children

© с facebook-страницы

В субботу, 8 декабря, на мини-фестивале в московском клубе «Солянка», посвященном годовщине радио «Субстанция», выступила британская группа O.Children. Жаль, что рок-концерты проходят в «Солянке» редко - звук здесь на редкость хороший, а атмосфера на гиге получается в лучшем смысле этого слова интимная. Но это помещение никак не сможет вместить каких-нибудь Kasabian (иначе получится еще одна Casa Bacardi), а вот на «открытие года», коим многие критики нарекли O.Children, его вполне хватило. Они приехали в Москву на стадии своего восхода и дали великолепный концерт, которым закрыли свою концертную программу в 2012. Корреспондент RS был настолько впечатлен шоу, что сразу после него понесся к долговязому чернокожему фронтмену группы Тоби О'Канди - и не смог удержаться от вопросов про «нео-готов», политику и запрещенные субстанции.

Вчера вы играли в Ренне на главной сцене фестиваля Transmusicales. Сегодня - маленький концерт в Москве. Каково это в сравнении?

В Ренне было тысяч пять человек. Многие там явно не знали, кто мы, но к концу концерта они уже понимали, кто мы. Это была отличная вечеринка. Но мы уже привыкли к обоим вариантам. Большой концерт это здорово, потому что ты ощущаешь себя Иисусом или кем-то типа того, и ты просто наслаждаешься тем, что «да, чуваки, я делаю это!». Но на маленьком концерте ты видишь людей, ты слышишь как они поют твои тексты прямо перед тобой. Это очень круто, ведь люди специально пришли послушать именно тебя. Это здорово - быть рядом с фэнами.

В Ренне вы играли на фестивале, который уже 30 лет открывает для слушателей новых музыкантов, а здесь вы играете в клубе, где рок-концерты проходят редко, а вмещается в зал человек 200...

Могу рассказать как это получилось: в Лондоне у меня есть подруга по имени Аза, она играет в группе под названием Manflu, и она русская [родом из Казахстана - RS]. Она хорошая подруга Саши, промоутера сегодняшней вечеринки, и тот через нее спросил, примерно месяц назад - не хотим ли мы сыграть в Москве. Это не было запланированной частью нашего тура. Мы просто подумали, что было бы круто сыграть в Москве. Она написала мне email, и мы решили сделать шоу в Москве. Мне понравилась эта идея, потому что это больше похоже на вечеринку, чем «официальный» концерт. Нет, на Transmusicales мне тоже понравилось, но все же это был такой настоящий официальный концерт, куча прессы, мы дали 12 интервью! Весь день ходишь везде, общаешься со всеми, я реально устал к концу дня. А здесь... ты просто вдруг оказываешься в Москве, выходишь на сцену и играешь.

Короче, вы в обоих случаях выступаете как «открытие года», хотя функционируете уже несколько лет. Этот статус не смущает?

Ну смотри. В Британии мы тоже, наверное, все еще «новички». Но мы уже давно сотрудничаем с независимыми лейблами. Сейчас мы подписаны на Deadly People Recordings, который является частью Columbia, но все-таки независимый лейбл. Мы боимся напрямую сотрудничать с большим лейблом, потому что это очень сомнительная и странная вещь... Ты должен думать: «Хочу ли я быть на большом лейбле и не делать музыку, которая мне нравится, но смело тратить их деньги?»

Прям вот такая классическая мелодрама?

Это не мелодрама, это правда! В Лондоне я работаю на Sony/ATV, на большом лейбле, где в качестве продюсера пишу музыку для разных людей с разных уголков земного шара, и благодаря этому опыту я знаю: если ты на самом старте подпишешь контракт с мейджором, хайп наступит быстро, но они захотят сделать тебя тем, кем они хотят тебя видеть. А как группа O.Children мы хотели делать то, что хотим. Готика или пост-панк, рок или, там, босса-нова, регги - все что захотим. И благодаря тому, что почти все время мы были на инди-лейбле, теперь нам гораздо легче говорить: «ок, мы можем подписать контракт с мейджором, потому что хотим выпустить альбом, который услышит еще большее количество людей, но нас уже услышали, мы уже здесь, мать его!». Первый альбом был выпущен на независимом лейбле, и неплохо разошелся, что для сегодняшней ситуации в индустрии - редкость. «Apnea» тоже вышел на независимом лейбле, и был еще более успешен. И вот мы уже играем в Москве, хотя с чего вдруг, казалось бы, нас здесь знают? Но мы играем здесь, люди знают наши песни. Значит, мы все делаем правильно.

Впечатлен реакцией московской публики?

Конечно, я же не знал, чего ожидать. Я никогда здесь не был...

Россия - все еще экзотическое направление?

Определенно. Не буду врать: я никогда не думал, что приеду в Россию. Все что я знал о России, о Москве - это какие-то старые компьютерные игры, где персонажи говорят «а вот я и в России».

И что ты думаешь о российской политической системе?

Я ничего не знаю о российской политике. Я вообще особо не разбираюсь в политике.

Ну ладно, ты же должен поддерживать, там, лейбористов или консерваторов?

Я же американец. Мы все живем в Лондоне, да, но Готье [гитарист и соавтор песен - RS], например - из Бордо. Ну, я был скорее либералом. В любом случае, могу гарантировать, что политика не проникает в нашу музыку. Мне кажется, что политика дает слишком многое слишком многим людям. Но они не ищут в ней того, чего они хотят. Они смотрят телевизор и говорят: «Этот политик вроде бы ничего. Он очаровательный, у него есть харизма. Пожалуй, я за него проголосую». На мой взгляд, это безумие. В Штатах люди выбирают между Обамой и Ромни. И думают: «Я проголосую за Обаму, потому что он вроде бы клевый чувак». Но ты же должен голосовать за какие-то заслуги, нет? Медиа поддерживают подобные стереотипы, и все говорят тебе: «Ты должен голосовать, ты должен голосовать!».

Но это же честный поединок. Медиакорпорации за одним кандидатом, медиакорпорации за другим.

Да, честный. Но есть вот эти два варианта, и все говорят «ты должен, ты должен голосовать». А мне кажется - если люди не в теме, то и голосовать не должны. Зачем, если ты все равно толком не понимаешь о чем речь? И вот куча людей, которые понятия не имеют о реальной ценности этих кандидатов, идут и голосуют за них. «Мы должны голосовать, потому что ТВ говорит надо голосовать». И голосуют за того, кто выглядит симпатичней.

Я спрашиваю тебя об этом, потому что интересно - ты в курсе, в каком фестивале ты принимаешь участие?

Да я вроде не участвую ни в каком фестивале.

Это фестиваль.

Это фестиваль?!

Ну, ок, тематическая вечеринка.

Посвященная чему?

Радиостанции под названием «Субстанция».

А, ну да, они же нам платят. Я это выяснил, кажется, час назад. Слушай, как я и сказал тебе - моя подруга Аза просто сказала нашему тур-менеджеру Нику, что есть возможность сыграть гиг в Москве, и мы согласились.

Ну это не сюрприз, что вы не посвящены в такие детали. Но дело в том, что многие считают эту радиостанцию прогосударственной, иные горячие головы - чуть ли не путинцами. Уже как минимум год подобные вопросы волнуют здесь широкий круг людей. Год назад они немного проснулись.

И спросили «что же, мать его, происходит»?

Да, спросили. Но вот, вроде как, есть такой красивый альтернативный проект, который должен отвлечь всяких хипстеров от лишних вопросов. Типа, вот вам O.Children, чего еще вам надо?

И что, сейчас мы выступаем на стороне государства и говорим людям «поддерживайте режим»?

Нет, понятно, что вы не в курсе и все не так буквально. Но вопрос: вас вообще волнует, если вдруг вы вовлечены в выступление за «режим» или против него?

Единственное, что меня волнует - это то, кто убил меньше людей. Я за них. Меня никогда не волновали вопросы государства и политики. По личным причинам. Мой отец - американский дипломат. Он проходит через все это дерьмо, встречается со всеми этими людьми... Когда мне было лет 13, я сказал ему: «Я не хочу иметь ничего общего с этим. Я просто хочу жить своей жизнью, не будучи обязанным ни за кого голосовать. Я хочу жить своей собственной жизнью». И я стараюсь жить своей собственной жизнью. Все так или иначе контролируется государством. Я живу в Англии. Я плачу налоги. Но никогда ничего от государства не просил. Я не хочу вставать здесь на чью-то сторону. Я не хочу иметь ничего общего с тем, что не имеет ничего общего со мной. Просто потому что мне говорят, что у меня должно быть какое-то особое отношение к этому? Я сам решу, к чему у меня особое отношение. Я не хочу, чтобы мне говорили, что делать.

Понял, сменим тему. Поговорим о ярлыках. В анонсе вашего концерта я, как и некоторые другие, обозвал вас «нео-готами». А подруга говорит «какие нафиг готы, это просто пост-панк». Насколько справедливы эти определения?

В том-то и дело... Какая-то субкультура «готов» - я никогда не имел к ней отношения. Не потому, что они мне не нравятся, просто я никак себя с этим не идентифицировал. Кто-то говорит мне: звучите как Sisters Of Mercy. Я их послушал, и говорю: да нихрена. И это реально шиза какая-то. Мне нравится разная музыка, мне нравится пост-панк, мне нравится рок-н-ролл, мне нравится инди, мне нравится хип-хоп. И как продюсеру, мне нравится делать что-то из ничего, а не лепить ярлыки. И когда я слышу, что O.Children - это что-то из движения нео-готов, которые чуть ли не флагами готическими размахивают, то я за голову хватаюсь.

Извини

Нет проблем. Я также понимаю, что у людей могут быть свои мнения, и они могут слышать в музыке то, что хотят в ней слышать. Просто мне не кажется, что мы чем-то подобным занимаемся! Мы никогда не говорили себе «давайте будем готами».

Так почему, как ты думаешь, возник этот ярлык?

Из-за моего глубокого голоса. Из-за того, что я написал «Ruins» - песню, которую мне хотелось сделать похожей на киносценарий, но она каким-то образом превратилась в какой-то эпичный готический гимн. Когда мы играем «Ruins» в Британии, то на концерт приходят реальные готы. Но как я сказал, люди берут из музыки то, что хотят. Я не собираюсь говорить им «не слушайте нас, мы не готы». Они поддерживали нас, когда больше никто не поддерживал. На шоу приходят готы с одной стороны, и есть инди-киды с другой. И посредине такие мы: мы просто хотим, чтобы всем было хорошо!

Я могу пропустить этот вопрос, если угодно, но все же: это правда, что по прибытию в Москву вы попросили ЛСД?

Ну, это была шутка.

Можем считать, что я этого не спрашивал.

Ладно, я понимаю к чему ты клонишь. Какое-то время назад я очень любил ЛСД и ДМТ. Это мои любимые наркотики, потому что у меня довольно психоделический разум. Я люблю триповать, ну то есть - любил триповать. Я углублялся в мир наркотиков. Я не думаю, что в этом есть что-то плохое, мне это правда нравилось. У меня нет табу по этому поводу, потому что мои родители были хиппи.

А у нас есть табу - здесь это крайне запретная тема.

Я знаю. Мне рассказали, что здесь люди часто откупаются. Сегодня я никаких наркотиков не просил, но, видимо, наш тур-менеджер Ник неудачно пошутил в духе «дайте нам ЛСД». Что я могу сказать? Я принимал наркотики. Мне было хорошо. Больше я этого не делаю, потому что два года назад передознулся, и повторить этот опыт не хочу.

20 минут. Спасибо, не буду больше мучать.

Это было самое честное интервью, которое я дал в последние две недели...

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно