• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Оторвемся по-Питерски: RS совершил перелет из Юты в Сан-Франциско с Питером Гэбриэлом

13 Февраля 2013 | Автор текста: Rolling Stone
Оторвемся по-Питерски: RS совершил перелет из Юты в Сан-Франциско с Питером Гэбриэлом
Питер Гэбриел

© Мэтт Мэхурин

Сегодня Питеру Гэбриелу исполняется 63 года — хороший повод вспомнить архивную каверстори конца 80-х. Тогда, в канун Рождества, RS совершил перелет из штата Юта в Сан-Франциско в компании бывшего лидера Genesis Питера Гэбриэла.

«Что делает в этой дыре такой человек как вы?», — стюард самолета, летящего из Солт-Лейк-Сити в Сан-Франциско передает Питеру Гэбриэлу записку от одного из пассажиров. Музыкант сует бумажку в карман пиджака и невозмутимо отправляет в рот очередной миндальный орешек — он только что открыл второй пакет. «Сейчас я получаю гораздо больше корреспонденции от самых разных людей, — говорит он мне. — Стало быть, мои психологические опыты влияют на поклонников сильнее, чем раньше». Питер пожимает плечами, надувает пустой пакетик и делает вид, что хочет хлопнуть его ладонью. — Тем не менее, мне чертовски приятно». Гэбриэла узнают повсюду — в самолетах, гостиницах, на улицах. В прошлом году благодаря хиту «Sledgehammer» странноватый экс-вокалист арт-рокеров Genesis превратился в поп-музыканта мирового уровня.

Наш самолет держит свой путь в Калифорнию. Проведя три дня на лыжном курорте в штате Юта, Питер возвращается, чтобы отыграть последние четыре концерта своего американского тура. Во время предыдущих гастролей Гэбриэл собирал залы средней величины, куда подтягивался довольно узкий круг людей: это были англофилы, ценители «чистого искусства», фанатики сверхкачественного концертного звука и редкие приверженцы рок-мейнстрима, привлеченные сумрачными хитами экс-вокалиста Genesis «Shock The Monkey» и «Games Without Frontiers». Нынешний гитарист Питера, 31-летний Дэвид Роудс, любит повторять, что «теперь наша аудитория наполовину состоит из городских интеллектуалов, а другая половина — это просто нормальные ребята в джинсах».

За пять часов до начала концерта в зале Oakland Coliseum Питер заметно нервничает. Мы пытаемся продолжить интервью в гостиничном номере, но мысли певца явно где-то далеко отсюда. Музыкант одет в ярко красную с серым набивным рисунком рубашку и черные мешковатые брюки. На его ногах теплые белые лыжные носки (единственная чистая пара в его багаже). Гэбриэл возлежит на замшевой софе, постукивая пальцами по журнальному столику. «Я — многоуровневый человек, — вещает певец, делая глоток зеленого чая из огромной фарфоровой кружки. — На первом уровне я — приятный мужчина средних лет. На втором — я дотошный музыкант, который не спускает коллегам ни одной даже незначительной небрежности. На третьем, самом верхнем уровне, я — наивный мальчишка. Все, что нужно для успешной работы, — это позволить всем трем уровням слиться в один. Англичанам это удается весьма неплохо».

В детстве Гэбриэл был неуклюжим, застенчивым и склонным к полноте ребенком. «Одноклассницы никогда не воспринимали меня всерьез, — сообщает Питер. — Когда родители отправили меня учиться в престижную лондонскую школу Charterhouse, с девушками я вообще практически не общался». В старших классах Питер Гэбриэл начал играть на барабанах в группе, исполнявшей соул и джаз. Затем, вместе с учениками параллельных классов в Charterhouse Тони Бэнксом, Майком Разерфордом и Энтони Филлипсом, Питер собрал Genesis.

Во время записи пластинки Genesis «Тhe Lamb Lies Down on Broadway» Питер уселся писать киносценарий, из-за чего поссорился с коллегами по группе и вышел из состава группы. Разочаровавшись в музыке, он обрился наголо и на время решил посвятить себя садоводству. «Вообще, с лысиной очень прикольно, — вспоминает музыкант. — Я побрился наголо потому, что никогда раньше этого не делал. На мой взгляд, каждый мужчина должен хоть раз в жизни лишиться волос на голове». С самого детства Гэбриэл обожал экзотические наряды, причем среди аудитории Genesis мало кто понимал его пристрастие к вещам из женского гардероба. «Наше дебютное выступление состоялось в Дублине в небольшом клубе, где обычно проводились боксерские матчи, — вспоминает певец. — Я до сих пор вспоминаю лица зрителей. Помню, меня это не удивило: Дублин — не самое лучшее место для англичанина, да еще и одетого как телка». По словам Питера, в то время на чужое мнение ему было решительно наплевать, а творческую поддержку он находил в употреблении кислоты. «В какой-то момент я почти завязал с кислым, поскольку боялся собственных фантазий даже на трезвую голову». Питер говорит, что за всю жизнь лишь дважды пробовал «травку»: «В первый раз я смеялся часа полтора. Затем меня вырвало. Второй раз, лет пять назад, я сожрал несколько пирожков с гашишем и уселся работать в студии. Когда я склонился над пультом, мне показалось, что шурупы из кресла врезались мне в позвоночник и начали подниматься мне в голову, как ртуть в термометре. Началась паника. Я зачем-то взял с собой магнитофон и потопал домой. Сохранилась смешная запись: я шагаю по дороге и бормочу себе под нос, что скоро отправлюсь на тот свет. Мне пригрезилось, что бытие — это пять кассет, каждая из которых крутится сама по себе. Потом я грохнулся в вонючую канаву».

Архив RS: №492, Январь 1987 года

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно