• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Актерская жила: Джастин Тимберлейк о том, как кино сформировало его новый диск

15 Февраля 2013 | Автор текста: Кэмерон Кэйперс, Эллисон Спайс
Актерская жила: Джастин Тимберлейк о том, как кино сформировало его новый диск
Джастин Тимберлейк на церемонии «Грэмми»-2013

© Legion-Media

От редакции: 35 минут, которые уделил Джастин Тимберлейк во время репетиции в Стейплс-Центр перед «Грэмми» двум студентам, стали частью музыкальной программы Grammy Camp для учащихся со всего света

Вы могли поговорить с кем угодно. Почему выбрали нас?

Потому что мне нравится общаться с людьми, которым нравится музыка. Сейчас я уже не тот молодой парень, который наговаривал в диктофон при первой появившейся возможности. С годами ты понимаешь, что все эти интервью в большей степени сводятся не к оценке твоей личности, а к посланию, которое закладывает в них автор. И не то, чтобы приятно наблюдать в тексте свою трансформированную личность. А что касается вас, то ко мне подошла мой публицист Соня, и я сразу согласился: «Отлично ведь поболтать с кем-то, кто моложе тебя, нежели топать на пресс-конференцию «Грэмми» и окучивать знакомый круг вопросов про церемонию и все, что с ней там связано». Для меня это все равно, что отвечать на вопрос: «А какая твоя любимая паста? Что ты делаешь в свободное время?». Вы же не захотите отвечать на такие вопросы, это личное дело каждого. Знаете, что такое личное дело? Сначала я из скромности старался играть по правилам бизнеса, а потом просто пришел к выводу, что у нас вокруг есть куча вещей, которые лично к тебе никакого отношения не имеют.

Лично для меня интересно поболтать с молодежью, которая действительно любит музыку и любит искусство во всех его проявлениях. Вот увидите: чем старше вы будете становиться, тем острее будете замечать, как люди выпадают из вашего круга общения. И вообще люди часто являются совсем не теми, кем они вам кажутся поначалу. Точно также происходит и с тобой. Друзья говорят тебе: «Да ты изменился!». А на самом деле изменилось все вокруг тебя, а ты остался тем же самым человеком. Ну вот сейчас я стал меньше обращать внимания на папарацци, которые преследуют мои машины, тут есть перемена. Но раньше я не знал, что это такое, и поэтому реагировал более экспрессивно. Вокруг нас безумный мир, а я был всего лишь мальчик, который хотел жопу порвать, но как можно ярче проявить себя. Не буду сгущать краски, потому что сейчас я супер-счастлив вернуться на сцену и делать то, что я делаю. Но все вокруг тебя с возрастом меняется, так уж устроен мир. И все теперь по-другому.

Что заставило вас вернуться?

Ну, сначала надо разобраться, почему я ушел: просто я не из того типа музыкантов, которые выпускают по 10-15 альбомов и бровью при этом не ведут. Я не такой. Для меня важно все время писать музыку, а когда появляется необходимость заорать получившуюся песню с крыши, вот тогда-то тебе и следует идти в студию. Таких песен не было, когда я уходил. А вообще я настолько люблю музыку, что могу вообще ничего не выпускать. Мне достаточно просто поставить готовую песню для самого себя в машине. Это мое очень хорошее качество: уметь слушать собственную музыку. Для меня куда важнее процесс, а не результат. Так что когда я в процессе создания песни отправляюсь в путешествие, чтобы сделать все как можно более аутентично, я меньше всего думаю о том самом моменте, когда все, чем я занимаюсь, все-таки увидит свет.

В чем вообще смысл занятий музыкой?

На мой вкус, студия — это вообще единственное место на свете, где я могу почувствовать себя свободным на сто процентов. Ты можешь там запереться и построить свой собственный мир. Мне 32 года и я люблю все так, как будто мне 18. Так что, вынужден признаться, что записываться — лучшая вещь на свете.

Что будет на вашем новом альбоме?

Будет 10 песен, но при этом средняя длительность каждой составит семь-восемь минут. Мы скомпоновали диск так, чтобы люди слушали его от начала до конца. Я имею в виду не какую-то общую историю, а работу с саундом. Все — и целиком.

То есть у вас с продюсером Тимбалэндом было одно видение?

У меня ни с кем в мире нет таких отношений, как с Тимбалэндом. Мы правда как братья, честно вам говорю. Есть такой тип друзей, с которыми вроде бы и не говоришь много, но ты просто ты в них уверен и знаешь, кто они таковы есть. Вот такого типа отношения у меня с Тимом, с которым в студии мы можем даже и словом не перекинуться. Он начинает наигрывать, или я беру какие-то аккорды, а потом мы придумываем луп. Я начинаю мычать какую-то мелодию, а затем мы уже перебрасываемся какими-то идеями. И с Фарреллом у меня довольно похожие отношения. Но с Тимом все уникально: у нас всегда одна и та же перспектива, и мы всегда хотим сделать что-то, что может нам напомнить о той музыке, которую мы любим. А иногда мы творим то, что никогда не слышали. Сейчас мы записали, пожалуй, лучшее, на что способны. А все из-за того, что мы просто сели в студии и решили никому ни о чем не рассказывать. Не давать ориентиров. Так что результат получится очень и очень неожиданным.

Есть в музыке образцы, которые вас всегда вдохновляют?

Если бы «Superstition» Стиви Уандера вышла сейчас, звучала бы она также свежо. Вы просто начали бы друг друга спрашивать: «Господи, а кто это так поет?». Та же штука с Принсом, Майклом Джексоном или Марвином Геем. Вы бы сразу заинтересовались, кто это. И вот как раз об этом нужно думать, если ты серьезно занимаешься музыкой. И вот на новой пластинке мы с Тимом как раз решили все вместе объединить. Что сказать, он просто идеальный продюсер.

Как ваша актерская карьера повлияла на музыкальное творчество?

Я начал по-другому строить сюжеты песен. И я научился умещать в одном треке целую кучу разных вещей. Бывает, что в самом начале у тебя есть простая идея, а потом она постепенно вырастает во что-то большое. В кино такие ситуации сплошь и рядом. И потом ты ждешь, когда аккомпанемент, который ты создаешь, изменит направление песни, превратит ее во что-то, чего ты, может быть, и вовсе не планировал. Например, ты начинаешь напевать мелодию, и ее течение дарит тебе интуитивные слова «Push Your Love Girl». Что касается моего последнего альбома, то там у меня просто роль. Поверь, в жизни я не ношу каждый день костюмы с пиджаками на трех пуговицах (смеется). Да и вообще пиджак и галстук я надеваю только по особым случаям. Для всего есть время и место. Но когда ты что-то видишь и слышишь одновременно, все занимает нужные места.

Как музыкант ты должен уметь создавать в мир, в котором ты мог бы жить. Где могло бы комфортно существовать твое альтер-эго. Я имею ввиду Боба Дилана и Роберта Циммермана. Многие же не знают, что Дилан (и это мой идол) — это вымышленная фамилия. Есть музыканты, которые создают сновидческую музыку. И именно поэтому он сменил свое имя. Можете себе представить, что вы что-то создаете, а потом говорите: «О, мне нужно срочно сменить свое имя». Но в больше степени на мою музыку повлияло не кино, а рабочий процесс. Общение с такими ребятами как Тим и Фаррелл. Ребятами, которые лучше меня.

Фильмы научили меня видеть в себе скрытые резервы, внутренние возможности. Когда ты работаешь в кино, ты столько времени проводишь, чтобы создать своего героя — походку, особую манеру речи; вычисляешь, что его может расстроить, а что, напротив, осчастливит. И потом главное дать всем этим вещам заиграть друг с другом, чтобы пошла непредсказуемая химическая реакция. Раньше я воспринимал песни как собственные заявления, учился говорить в музыку «Я». Теперь я стараюсь поместить в одну песню целый мир, сделать маленький фильм на восемь минут, чтобы показать вам ситуацию с разных точек зрения. Ты можешь сыграть персонажа, то ты ведь и можешь нарисовать мир, в котором он живет. И этот мир будет звучать, играть красками.

Кого вы могли бы назвать своим главным учителем в жизни?

Думаю, что моих родителей. Они просто великие люди. Мама сказала мне в жизни две вещи, которые я буду помнить всю мою жизнь. Первая состоит в том, что если ты выложишься больше, чем на 100 процентов, можно спокойно ждать хороший прием. Когда я был моложе, я пел все время, почти не переставая. И она говорит мне: «Я хочу, чтобы ты знал: у тебя экстраординарный дар, но это дар. Ты его получил свыше. И я тебе кое-что расскажу о нем. Если ты его не будешь культивировать, то как ты собираешься завоевать мир?». Я только рот открыл от удивления. «И вторая вещь, — добавила мама. — У тебя есть этот дар, но это совершенно не значит, что ты круче и лучше всех остальных. Просто он у тебя есть. А в остальном ты такой же, ты по-прежнему надеваешь штаны, продевая в каждую штанину по одной ноге по очереди». И знаете, к чему это привело? Следующие несколько дней я потратил на то, чтобы научиться надевать сразу две штанины, а не по очереди. Думаю, эта история в дальнейшем очень мне помогла. Прежде всего, в том отношении, что многие вещи относительно своей карьеры тебе просто немыслимо понять, а еще сложнее правильно оценить реакцию людей. Поэтому я просыпаюсь с мыслью: «Ну и что в этот раз жизнь в меня опять швырнет? И как я могу сделать на этом материале песню?» Так и живу. Лучшая защита от проблем — нападение.

Что скажете насчет обложки диска? Каков ее концепт?

Идеальное зрение. Вот что значит эта обложка. На пластинке есть несколько конкретных треков о видении — например, «Tunnel Vision». На самом деле у меня совершенно нет способностей, чтобы ударно называть пластинки. Серьезно. Я иногда даже не знаю, как песню назвать, так что приходится обращаться к другим людям, которые слушают трек, он застревает у них в голове и только после этого рождается титул для песни. Если взять «Future Sex Love Sounds», то я искал единое выражение для мысли, что на диске будет много песен о сексе и любви. И помню Тим сказал мне: «Нет, парень, ты должен придумать что-то более футуристическое по звучанию». Вот поэтому я просто решил слить слова воедино. А что касается нового, то в студию пришел один мой друг, и я попросил его высказать свое мнение о тех песнях, которые он услышал. Ему они показались очень визионерскими. Я поинтересовался у него, что он имеет ввиду. «Я чувствую, что я нахожусь в кино, — ответил он. — Я чувствую, что у всех песен эмоциональная окраска очень отличается друг от друга». И мне показалось, что это же дико круто: друг может не только слышать, но и видеть твои песни. Я спросил его: «Что, если я просто назову пластику «The 20/20 Experience»?». И он ответил: «Вот это круто!». После этого я не волновался над названием, и концепция с коррекцией зрения родилась сама.

Какой совет вы могли бы дать молодым музыкантам, которые начинают в том же возрасте, что и вы когда-то?

Да, я был совсем молод. Я всегда относился к происходящему вокруг себя как спортсмен, и в командных видах спорта действительно есть немало полезного для того, чтобы использовать поучительный опыт в обычной жизни. Я усвоил серьезное правило: тренировка засчитывается. На самом деле, репетиция и тренировка — это одно и то же. Ты же все равно не будешь слишком хорош для дела, которым занимаешься? Когда я только начинал играть, Кевин Спейси ( он великий актер) сказал мне: «Работай и дома тоже». А я тогда ответил: «Ну и что ты мне этим хочешь сказать?». Он ответил: «Смотри столько фильмов, сколько сможешь. Смотри, что делают другие актеры». И о музыке я думаю в том же самом ключе: слушаю все, что под руку попадается. Даже если речь идет о стиле, в котором ты ничего не понимаешь. Музыка — это самая интересная из вещей, способная тебя вдохновить. Иногда просто помогает тебе справиться с лавиной проблем, когда все рушится тебе на голову одно за другим. И продолжайте ее слушать, потому что знаний о музыке у людей слишком много точно не бывает.

Джастин Тимберлейк
Сделать предзаказ альбома «The 20/20 Experience» в iTunes можно вот здесь.
Клип на песню Тимберлейка и Джей-Зи «Suit & Tie»

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно