Вам нравится RollingStone?



Нажмите на кнопку "Мне нравится" (Like),
чтобы присоединиться к нам на FaceBook!


Спасибо, я вас уже лайкнул
  • Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Живи, Армстронг: Майк Дернт о спасении боевого товарища

4 Марта 2013 | Автор текста: Дэвид Фрике
Живи, Армстронг: Майк Дернт о спасении боевого товарища
Green Day

«Сдержанно оптимистично — ну и тревожно, разумеется», — отвечает басист Green Day Майк Дернт на вопрос, как он себя чувствует после всех злоключений его команды. Такого с Green Day еще не бывало: в прошлом сентябре фронтмен Билли Джо Армстронг устроил скандал на сцене iHeartRadio Festival в Лас-Вегасе, разразившись нецензурной отповедью в адрес организаторов, после чего загремел в реабилитационную клинику, где его лечили от алкоголизма и медикаментозной зависимости.

«Я очень рад, что мы возвращаемся, — продолжает Дернт, говоря о новом этапе турне, который начнется 28 марта концертом в Чикаго. — Просто хочу убедиться, что все действительно пойдет, как задумано».

Армстронг, наконец, решил прервать молчание и дал эксклюзивное интервью RS. Он в деталях описал срыв в Лас-Вегасе, откровенно рассказал о своих опасных привычках и эмоциональном кризисе, от которого он постепенного отходит, говорил о будущем Green Day и о своем опасном влиянии на деятельность команды, в частности, на работу над тройным альбомом «¡Uno!, ¡Dos! and ¡Tré!».

Дернт же рассказывает нам, как беспокоится за своего друга детства и о первом серьезном разговоре с Армстронгом после того, как тот вышел из рехаба. О событиях в Лас-Вегасе Майк говорит крайне сдержанно и осторожно; однако, от него мы узнаем, как нездоровые амбиции и нечеловеческие нагрузки чуть не привели Green Day к полному краху.

Перед сетом в Лас-Вегасе вы чувствовали, что с Билли творится неладное?

Мы все закрывали на это глаза, типа, каждый сам разбирается со своим дерьмом. С момента выхода «American Idiot» (альбом 2004 г. — прим. RS) мы работали практически без остановки: это бесконечные выступления, съемки и записи — сделано так много, что не весь материал еще успели издать.

Билли всегда очень энергичен. Музыка Билли — это целая эпоха, я считаю. Он мне очень дорог. Когда-то я поклялся, что буду делать все, чтобы поддержать команду, в которой играю со своим лучшим другом. Но иногда хочется сказать: «Мы действительно хотим лезть на еще одну гору, когда находимся на полпути к вершине другой горы?»

Что случилось в тот день на фестивале?

Обстановка была крайне напряженная. Нас заперли в гримерке на шесть часов. (После паузы) Нет, я не хочу сказать, что нас закрыли на замок, просто был выбор либо сидеть в комнате, либо торчать в коридоре в толпе. Я себя чувствовал как крыса в клетке. Замкнутое пространство и куча людей, шастающих туда-сюда.

Когда появился Билли, он сразу сказал: «Что за хрень тут происходит?» Я видел, как он постепенно теряет контроль. Мы с Билли давно перестали себя вести как 12-летние, но в тот раз все явно стало выходить за рамки. В итоге мы прекратили борьбу за личное пространство, я был бы рад все обратить в шутку, но не так-то это просто, когда общее настроение определяют бухло и антидепрессанты.

Что ты думал, когда Билли стал ругаться на сцене?

Откровенно говоря, я согласен со всем, что он тогда сказал. Нет, он, конечно, был совсем не в себе, но все его претензии были вполне справедливыми. Помню, что я смотрел на своего друга и думал: «Чувак, да у тебя поехала крыша!» Вот так мы и просрали наше шоу.

Конечно, в свое время мы выделывали штуки и похлеще. Главное, что такие выходки все еще могут вызывать смех, как и в прошлые годы, нас никто не собирается судить серьезно — мы это смиренно принимаем.

Билли рассказал мне, что прежде чем он отправился в рехаб, ты долго читал нотации о его поведении и разлагающем влиянии на команду.

Сначала это был дружеский разговор. Потом я терял терпение и приходил в ярость — по этому кругу мы прошли несколько раз. В итоге я сказал Билли: «Я сержусь на тебя, потому что не хочу, чтобы ты, твою мать, себя угробил!» Каждому порой нужно, чтобы его хорошенько встряхнули, — для этого и нужны близкие люди.

По иронии, все это произошло на неделе, когда вышла первая часть вашего амбициозного проекта «¡Uno!, ¡Dos! and ¡Tré!».

Никто не позвонил и не поздравил нас с выходом пластинки — все боялись! Слава богу, со мной тогда была жена, которая помогла хоть как справиться с эмоциями, было очень обидно.

Билли рассказал, что в ноябре вы начали репетировать материал для «Tré». Что вы играли? Группа все еще в форме?

На первой репетиции мы сыграли всего шесть или семь песен, просто чтобы понять, как мы звучим все вместе, в одном помещении. Звук был отличный! Но пока мы не, как бы сказать…

Не видите четкой цели?

Именно. Все равно, что ты выводишь свою тачку для воскресных гонок и думаешь: «Ну, сегодня зажжем!» — а потом загоняешь машину обратно в гараж. Нужно поймать особое чувство, мы все еще недостаточно разогрелись. Но мы все очень много играем. Я играю на басу по меньшей мере 40 минут в день.

Как Билли себя чувствует сейчас?

Сейчас мы все переживаем большие перемены, а он — особенно. Нам пришлось притормозить и подождать, пока осядет пыль — и это касается всей жизни, а не только работы. Важно посидеть в тишине, прислушаться к себе, а не только думать, что у нас там запланировано на следующую неделю, на следующий месяц, и так далее.

Последние события сказались на вашей музыке, на песнях, которые теперь пишет Билли?

Наши песни всегда отражают реальность. Когда мы были помоложе, был угар. Кто знает, куда мы теперь вывернем? В любом случае, это будет честная музыка. Я всегда чувствую, когда в песне есть фальшь, и мне нужно, чтобы в каждой композиции звучала истина.

Как изменится закулисная жизнь на гастролях? Ты уже придумал, как помочь Билли оставаться трезвым и в то же время не дать ему затосковать?

Это очевидно: больше никаких баров за кулисами. Я сумею на это повлиять. Алкоголь — всего лишь тупой способ убивать время. Кроме того, мы больше не будем хвататься за любую возможность, как мы делали, когда играли 228 концертов в туре «American Idiot» и 190 с «21st Century Breakdown» плюс пятидневные репетиции между шоу.

Я же должен поддерживать своего мальчика в любом состоянии: хороший он, плохой или даже отвратительный. Я хочу вернуть его к жизни, чтобы мы могли вместе идти дальше — и не только на сцене, разумеется.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно