• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Марк Ронсон желает избавиться от клейма «Парень в стиле ретро»

10 Апреля 2013 | Автор текста: Патрик Дойл
Марк Ронсон желает избавиться от клейма «Парень в стиле ретро»
Марк Ронсон

© Zach Hussein

«Не знаю, хорошо это или плохо, но про меня давно уже говорят: «А, Марк! Это тот ретро-парень, который ходит в костюмах и все такое», — суммирует свой имидж в медиа Марк Ронсон. Сегодня диджей, продюсер и лидер собственной группы старается максимально дистанцироваться от ретро-нарядов и винтажной эстетики. В первую очередь был удален рокабильщицкий кок на голове. На помойку отправился и кожаный пиджак с логотипом любимой баскетбольной команды New York Knicks. Теперь голову Ронсона украшает аккуратная стрижка «под Цезаря», а на плечах красуется дутая спортивная куртка. В целом он выглядит как нью-йоркский брейкдансер, вспомнивший о своих реальных музыкальных корнях и решивший расстаться с образом легковесного пижона.

В последнее время музыкальные интересы Ронсона также сместились в сторону его «первой любви» — диджейства. На прошлой неделе он побывал в Лос-Анджелесе, чтобы отыграть специальный сет на Red Bull Thre3style National Finals, соревновании между диджеями Конфликтом из Майами и Трентино из Чикаго. Марк был в составе судейской коллегии, куда вошли также его старые приятели Зи-Трип, Джаззи Джефф и Эй-Трек (с последним Ронсон скоро поедет в тур).

«Я нашел свои истинное призвание, сводя пластинки, — объясняет музыкант. — То есть, сейчас я возвращаюсь к тому, чем увлеченно занимался, когда мне было 23-24 года. Как и тогда, сейчас у меня на первом месте стоит задача покрутить винил». Ронсон взялся за старое во многом из-за танцевального взрыва прошлого года. «Стал больше котироваться прямой бит, а диджеи просто становились на фоне жидкокристаллического экрана на фестивалях и фигачили свои хиты». По мнению музыканта и продюсера, это несколько размывает представление о профессии. В то же время некоторый стилистический диссонанс, который был фирменным знаком Ронсона, никуда из его жизни не делся. Марк появился на свет в обеспеченной британской семье, но уже с восьми лет воспитывался на Манхэттене. Именно там увлечение хип-хопом превратило его в популярного клубного диджея, а также продюсера андеграундных рэперов Восточного побережья 90-х. Ронсон не без успеха ремикшировал треки De La Soul и создавал прифанкованные сэмплы для ярких маргинальных эм-си вроде Джей-Лайва.

Когда у Марка вышел первый сольник в 2003-м году, там нашлось место для партий легендарных рэперов Гоустфейс Киллы и Кью-Типа, а также для видного альтернативщика Риверса Куомо из Weezer и блюзового тенора Джека Уайта. Свою репутацию разнопланового продюсера и музыкального визионера Ронсон закрепил, спродюсировав мультиплатиновый прорыв Эми Уайнхаус «Back To Black», причем сочетание вокала Уайнхаус и мягкого поп-соула ее группы было почти тут же признано каноническим. Марк же продолжил работать с обитателями высших слоев Top-20, включая Адель и Лили Аллен. Последние важные работы Ронсона — это три спродюсированные им песни на хитовом диске Бруно Марса «Unorthodox Jukebox», включая одну из лучших песен года — первый номер в хит-параде синглов под названием «Locked Out Of Heaven».

Открывшиеся интересы Ронсона в области поп-музыки ничуть не мешали ему создавать биты для Лил Уэйна и Уэйла, а также работать над новыми дисками таких не похожих друг на друга музыкантов как Black Lips и Руфус Уэйнрайт. В 2007 году Марк выпустил свой второй сольник «Version», наполненный идиосинкратическими каверами песен The Smiths, Бритни Спирс и Райана Эдамса; а следующий «Record Collection», появившийся в 2010 году, объединил усилия хардкор-рэпера Пилла, а также других именитых гостей вроде Боя Джорджа и Ди Энджело. Несмотря на очевидную прибыльность своих музыкальных проектов, Ронсон утверждает, что чувствует себя парнем, который занимается странными левацкими проектами. «Я воспринимаю себя как аутсайдера, — говорит Марк. — Наверное, это неплохо. Аутсайдеров судят снисходительнее, чем хитмейкеров».

Еженедельное интернет-шоу Ронсона «Authentic Shit», которое транслируется под маркой East Village Radio, популярно благодаря его легкому отношению к общей стилистике передачи. «Знаешь, там можно услышать немного инди, немного танцевальной музыки, — говорит Марк. — Это ведь так легко: выбрать лучшее из огромного количества всего». Фокус Ронсона немного изменился, когда он всерьез заинтересовался новым поколением арт-эм-си от Джои Бэдэсса и Кендрика Ламара до калифорнийских рэперов Pac Div и британского артиста Гиггса, для полноценного диска которого Марк продюсирует пилотный сингл.

«Раньше у меня на шоу звучало что попало, — рассказывает музыкант. — Теперь я могу заполнить два часа андеграундным хип-хопом, который больше никто не играет. Это напоминает мне ту эру, когда я влюбился в хип-хоп. Команда Джои Бэдэсса Pro Era звучит в точности как «The Stretch Armstrong & Bobbito Show» в начале 90-х. Это значит, что у меня есть еще лет пять на карьеру!».

Это совсем не значит, что Ронсон сейчас бросил заниматься всем кроме хип-хопа. В данный момент он работает над новыми проектами с Эйнджел Хейз, Си-Ло Грином, Duran Duran и Полом Маккартни (на свадьбе которого он крутил пластинки в 2011 году). «В обществе Пола ты учишься не задавать слишком много вопросов и просто делать лучшее, на что способен, — говорит Марк. — Как-то он пришел ко мне и поставил какой-то невероятный фанк-мумбатон. Потом спросил: «Ну и как мне достичь такой энергии?». У меня рот открылся от удивления, а он еще и «Climax» Ашера поставил. «Слушай, тут так классно звуки выстроены», — сказал мне Маккартни. Ну и как не удивляться после этого?».

Говоря о своей следующей сольной пластинке, Ронсон сообщает, что желает сделать саунд попроще, как в самом начале карьеры. «Я сосредоточен на том, чтобы сделать именно свой собственный диск, — говорит музыкант. — По звуку это будет походить скорее на мою самую первую запись, нежели на что-либо еще. Основа будет чисто хип-хоповая. Я буду просто сидеть в студии и создавать биты на синтезаторе. Просто нужно заново рассказать людям о том, кем я на самом деле являюсь. Мне тридцать семь лет, и я думаю, что у меня осталось еще лет восемь, пока я смогу делать хищную молодежную музыку. А о том, что будет дальше, подумаем с теми, кому посчастливится состариться вместе со мной».     

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно