• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Архив RS: Игги Поп: главный мужчина Дэвида Боуи, 1984

23 Апреля 2013 | Автор текста: Курт Лодер
Архив RS: Игги Поп: главный мужчина Дэвида Боуи, 1984
Игги Поп

Как это ни удивительно, но Игги Поп жив и отлично себя чувствует. Он живет в довольно милой квартире высокоэтажного здания в Гринвич-Виллидж со своей девушкой-японкой по имени Суши и, когда не находится на очередном театральном прослушивании, бродит по городу с печатной машинкой Brother в поисках вдохновения. Последствия семнадцати лет, прожитых в разрушительном панковском стиле, прослеживаются по выражению лица музыканта, чего не скажешь о его физической форме — прекрасной, как никогда. В свои тридцать семь он больше не употребляет алкоголь и наркотики, и обычно после полуночи уже лежит в постели.

«Вчера у меня был насыщенный 12-часовой день, — говорит Игги с мальчишеским энтузиазмом. — У меня было много дел. Не то чтобы очень важных. Я убирался дома, сходил в банк, мы прошлись по магазинам, я встретился с парой человек — все в таком духе. И под вечер я чувствовал себя просто потрясающе. Я был как заведенный, мне хотелось сделать еще что-то, не останавливаться».

Игги закуривает сигарету и ложится на пол своей комнаты. Это новый Игги — Игги Воспрянувший. Соавтор пяти песен с нового альбома «Tonight» своего старого приятеля Дэвида Боуи, а в скором времени — автор спродюсированной тем же Боуи собственной пластинки, которая должна появиться в следующем году. «Я думаю, теперь у меня появилась надежда», — говорит Поп.

Надежда — это вряд ли то, что многие могли связать с именем Игги (или Джеймсом Остербергом , как его знали вне сцены) на протяжении многих лет. Вокалист группы The Stooges, основанной в мичиганском Энн-Арборе, он появился из ниоткуда на рок-сцене конца 60-х. Со своими оглушительными, похожими на звук циркулярной пилы гитарными партиями, на которые впоследствии стали равняться такие панк-рок группы как, например, Sex Pistols, коллектив ворвался в 1969 год с одноименным дебютным альбомом, с песнями «No Fun», «We Will Fall» и «I Wanna Be Your Dog». С такими же бескомпромиссными MC5 из Детройта и Velvet Underground из Нью-Йорка The Stooges пытались отыскать «подводные камни» в идеалах хиппи. Игги любил размазывать арахисовое масло по своей голой груди или обсыпаться осколками разбитого стекла и в таком виде спуститься со сцены к своим шокированным слушателям, проходя сквозь толпу. Для большинства людей это было слишком. Выходки фрика, извращенца, безмозглого наркомана. После еще одного альбома «Fun House», увидевшего свет в 1970 году, участники The Stooges решили идти каждый своим путем. Для Игги это значило — увязнуть в героине.

Тогда мало кто мог поверить, что Джимми Остерберг, человек, скрывающийся за рок-легендой Игги Попом, был беспокойным и тонко чувствующим артистом. Однако кое-кому удалось это увидеть. Им оказался Дэвид Боуи. Игги называл его своим спасителем и лучшим другом, Боуи называл Игги любимым американским исполнителем на британской сцене. В 1970 году, когда The Stooges распались, Боуи впервые встретил Игги в легендарном клубе Max’s Kansas City в Нью-Йорке. Они сразу же поладили, и вскоре Игги подписал контракт с компанией Боуи MainMan.

С помощью гитариста Джеймса Уильямсона Игги собирает новый состав The Stooges и отправляется в Лондон, чтобы записать «Raw Power», увидевший свет в 1973 году. Игги был продюсером пластинки, что, по крайней мере в коммерческом плане, было ошибкой. Боуи сам доделывал (и во многом спасал) песни. «Raw Power» стал переломным моментом. Это был рок-н-ролл, очищенный от всей хипповской шелухи, возвращение к истокам и тревожное пророчество будущего. Большинством публики альбом, конечно же, не был понят.

Некоторые разногласия с MainMan в итоге оставили The Stooges без менеджмента. Они отправились в турне, во время которого Игги снова пристрастился к героину и за короткое время стал сильно зависим от него. В 1974 году он прошел курс реабилитации в Лос-Анджелесе, и к следующему году не только избавился от героиновой зависимости, но и перестал употреблять алкоголь и барбитураты. «Это не так уж и невозможно, — говорит он. — Не так уж, если ты действительно хочешь этого и осознаешь, от чего ты отказываешься. Сила воли и твердая решимость важны, но самое главное — это поменять свой круг общения. Потому что не важно — или это люди, которые поставляют тебе наркотики, или те, кто тычет на тебя с презрением за его употребление, — они ждут от тебя определенной реакции и ответа, что приведет тебя лишь опять к зависимости. Так что я просто сменил окружение».

Но один друг с ним все-таки остался — это был Боуи, который посещал Игги в клинике и всячески его поддерживал. Восхищение Дэвида по отношению к Игги было объяснимо: Боуи был виртуозным манипулятором поп-музыки, но он не был приверженцем чего-то конкретного. Игги был настоящим, кричащим новатором, который, кажется, мог создавать поэзию из воздуха. Конечно, Боуи, ребенок среднего класса из Брикстона, был очарован прошлым Игги: сын мичиганского учителя, который вырос в переездном трейлере, игравший в таких группах гаражного рока как The Iguanas и Prime Movers, покинувший колледж, проучившись один семестр, чтобы играть на барабанах в Чикаго с легендами черного блюза Дж. Б. Хатто и Хоуксом, и занявший свою собственную, созданную им нишу в пантеоне панк-музыки.

Боуи взял реабилитированного Игги в свой европейский тур 1976 года «Station To Station». Во Франции, в звукозаписывающей студии «Chateo d’Herouville» они начали записывать новые песни, которые позже стали первым сольным альбомом Игги «The Idiot». «Смысл был в том, чтобы записать альбом без чьей-либо помощи, — говорит Игги. — Только мы вдвоем. Хотя, мы стали жульничать, и то звали бас-гитариста для одной песни, то барабанщика для другой». В конце концов, запись пластинки была завершена в Берлине, где они жили на протяжении трех лет. Там же был задуман, записан и смикширован следующий альбом «Lust For Life», за головокружительно короткий срок — всего тринадцать дней. И все же слушающая музыку публика так и не покупала записи Игги. После тура 1977 года по Соединенным Штатам он и Боуи на некоторое время разошлись. Игги выпустил четыре альбома: прекрасный «New Values», разностилевый «Soldier», не самый лучший «Party» («Это один из моих промахов», — признает Игги) и релиз 1982 года «Zombie Birdhouse», на котором слышно что Игги снова в форме. В прошлом году у Боуи вышел хит «China Girl», который был изначально написан для альбома «The Idiot». Игги, чьи песни на какое-то время затмила композиция Боуи, узнал сумму авторского гонорара за нее и сразу же засуетился. Влияние Боуи — которому не нужны толчки, чтобы суетиться, — на него все еще так же огромно.

«Наши отношения похожи на игру: «Вот здорово! У тебя есть шкаф с картотекой? Хорошо, я тоже должен его приобрести», — смеется Игги. — Или когда мы едем куда-нибудь на поезде, и я скажу какую-то фразу, которая ему понравится, начинается гонка — кто быстрее найдет блокнот, чтобы записать ее. Часто все это перерастает в игру: кто кого перещеголяет. «У меня есть словарь, а у тебя?». Это наш стиль работы, мы так сотрудничаем, понимаете?».

Игги надеется засесть в студии с Боуи в январе и после отправиться в тур. Но и до этого ему есть чем заняться. Он записал саундтрек к фильму «Конфискатор», а после того, как увидел Сэма Шепарда на сцене нью-йоркского театра в постановке «Настоящий Запад» несколько месяцев назад, загорелся идеей играть в театре и стал ходить на прослушивания «в основном на роли сумасшедших, или тех, кого собираются убить, или которые сами собираются кого-то убить». Он поддерживает контакты со своим 15-летним сыном, который живет в Калифорнии, а также со своими многострадальными родителями, которых он и Суши недавно навещали.

«Им нравится моя новая девушка и мой новый стиль жизни, — говорит Игги, расплываясь в улыбке. — Они даже разрешили мне остаться у них в гостях на пару недель! Они впустили меня в дом! Это здорово. Думаю, это действительно очень важно».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно