• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Фил Ансельмо: «Хотелось не мейнстрима, а уродского звучания»

19 Июля 2013 | Автор текста: Грег Прато
Фил Ансельмо: «Хотелось не мейнстрима, а уродского звучания»
Фил Ансельмо в составе группы Down на фестивале в Доннингтон Парке, Англия

Даже самые горячие фанаты хардкор-певца Фила Ансельмо с трудом успевают следить за всеми проектами, в которых бывший вокалист группы Pantera успел принять участие за все годы, что мы его знаем. Последний из таких проектов — соло-альбом «Walk Through Exits Only» (подписанный как Phil Anselmo & the Illegals). Альбом вышел 16 июля, и в его поддержку планируется тур по США продолжительностью почти месяц — начиная с 31 июля. Однако, как это часто бывает с Филом, у него есть много других планов, включая написание автобиографии и запуска первого в мире фестиваля металла и фильмов ужасов.
 
Почему ты решился на сольный альбом именно сейчас?

Довольно глупо отвечать на этот вопрос другим вопросом, но все же отвечу: а почему нет? Это был действительно необычный опыт для меня, совсем не то, к чему я привык. Эта идея пришла мне в голову три года назад, и я почувствовал вдохновение — требовалось найти ему выход. Так что я взял гитару, усилитель к ней, записывающую аппаратуру и просто-напросто начал создавать песни. В то же время, когда я с головой окунулся в этот проект и стал записывать демо-версии композиций, я продюсировал две другие записи и занимался мини-альбомом группы Down «Purple». В общем, на самом деле новый альбом стал просто еще одним звеном в цепочке.

Запись этого альбома стала для меня интересным вызовом, потому что я не хотел повторяться, но желал превзойти себя. Я не собирался записывать песни со стандартным боем 4/4: много лет назад это уже было сделано и услышано народом. Я хотел отбросить все формулы и немного отступить от традиции. И для меня было важно, чтобы мой альбом приближался к тому, что обычно называют тяжелой музыкой. Но я также хотел записать альбом, который будет крайне сложно отнести к конкретному жанру тяжелой музыки. Удалось мне это или нет — скоро узнаем. Мне хотелось записать что-то, что звучало бы гадко. В конце концов, я не представитель музыкального мейнстрима. Мне хотелось уродского, сильно бьющего по ушам звучания.



С кем ты записывал альбом?


С гитаристом, которого я знаю с поздних восьмидесятых; его имя — Марзи Монтазери. Он великий, просто великий музыкант, который многое привнес в запись альбома. Я на самом деле хотел записываться именно с ним, потому что это как раз тот человек, о котором мы говорили очень долгое время. У него что-то получается так, а что-то по-другому, но это всегда тяжелая музыка. У Марзи получаются великолепные ведущие части, и натяжение, создаваемое правой рукой, тоже великолепно, а левая рука всегда точна в выборе лада и в зажиме нужной струны. Он творческий парень, с его-то звуковым ландшафтом и наслоениями. Так что я хотел использовать весь его потенциал. Я не уверен, что задуманное удалось, но это хорошая точка отсчета.

Кроме Марзи, я привлек к работе молодого барабанщика одной из групп моего лейбла Housecore — Warbeast. Когда я только начал работать с этим барабанщиком — Хосе Мануалем Гонсалесом, больше известным как «Blue», — ему было 19 лет. Это очень одаренный музыкант, но в 19 лет тебя еще надо шлифовать. В нашем случае это было вытаскивание его из готовых лекал размера 4/4. Это был вызов, но я знал, что у него есть талант, потому что рассматривал этого парня как очень способного барабанщика, у которого ноги не уступают рукам. Он действительно очень хорошо поработал, я горжусь им.

Басистом выступил парень по имени Беннетт Бартли. Он принадлежит к числу самых крутых нью-орлеанских музыкантов. Он из тех, кто играет во многих группах и везде выкладывается на 100%. А во время тура басистом станет Стив Тейлор, которому не привыкать работать с Марзи. Он потрясающе играет — очень способный. Я верю в его будущее.

В чем смысл названия песни «Music Media Is My Whore»?

Ну вот, началось! Моя задача состояла в том, чтобы в этой записи показать другую сторону моего сарказма. Я слишком часто слышал, как люди говорят, что я, мол, очень серьезный парень. На ссамом деле у меня просто слишком абсурдное чувство юмора. Я чемпион по абсурду. Это мой способ отвечать таким парням, как ты. На вас нет узды, вы можете писать про меня все, что вам захочется — так получайте же ответный удар! Но если вы обратите внимание на слова этой песни, то поймете, что они абсолютно не имеют ничего общего с чертовыми медиа. 

Что поклонники вправе ожидать от предстоящего тура?

Вероятно, мы сыграем альбом от начала и до конца. Все постоянно спрашивают меня: «Будет ли что-нибудь из старого?». Еще до того, как спросишь и ты, я отвечу: с большой долей вероятности мы можем сыграть несколько моих любимых песен из классики. Я не намерен хранить все эти классные штучки в глубоком сундуке. У каждого шоу будет своя фишка. И в каждом случае она будет спонтанной. Каждой аудитория увидит нечто уникальное.

Что скажешь о металическом фестивале фильмов ужасов лейбла Housecore, который вы запускаете в этом октябре в Остине?

Это удивительная история. Парень, вместе с которым я пишу мою автобиографию, Кори Митчелл, на одной из первых наших встреч здесь, в доме, увидел коллекцию моих хорроров, которая представляет собой чертову библиотеку, весящую тонны три, — все эти VHS и DVD. Я думаю, он без всяких задних мыслей заметил мне: «Чувак, тебе нужно устроить фестиваль ужастиков». Я в этот момент был чем-то занят и не задумываясь ответил что-то вроде «да, конечно». Потом он спросил меня: «Ну, и что же ты думаешь по поводу групп?». И я подумал: «Определенно, для нас могут сыграть группы моего лейбла. Могут сыграть группы из Нью-Орлеана. Могут сыграть группы из Далласа или Форт-Уэрта». Когда мы стали вести переговоры, небывалое количество людей захотели стать частью этого — это и режиссеры, и музыканты, и специальные гости. Некоторые из них были слишком хороши, чтобы я мог сказать им: «Может быть, в следующем году». Я не хочу использовать слово «ежегодный», пока мы не разделаемся с первым годом. Для меня нет ничего важнее самого потребителя — того человека, который тратит свои деньги на всяческий мерчандайз. Я хочу, чтобы они приходили и наслаждались!

Это — главный приоритет. А еще я бы хотел, чтобы люди — группы, режиссеры, специальные гости — нравились преде всего самим себе. Не то, чтобы это было так сложно, но перед тем, как достичь абсолютного успеха, нужно убедиться, что все точки над i расставлены, а все t — перечеркнуты горизонтальной чертой.

Что мне больше всего нравится в фестивале — это заявки, которые мы получаем от малоизвестных режиссеров. Будь то короткометражки или полный метр — для парня вроде меня, который не имеет никаких режиссерских амбиций, это отличное развлечение — смотреть такие вот картины. Меня очень воодушевляет то, что делают некоторые молодые и малоизвестные парни. Мы заставим зрителей обратить на них внимание. В нынешней ситуации с хоррорами — особенно здесь, в Америке, где кажется, что римейкам не будет конца, — очень вдохновляет осознание того, что есть еще режиссеры, которые действительно пытаются привнести что-то свежее в эту индустрию. 

Ты сказал, что работаешь над автобиографией.

Она выйдет в свет ровно через год. Эта книга не только о моей работе в Pantera. Это книга о моей жизни. Многое случилось до Pantera и многое случилось после. Но, определенно, самой насыщенной была эра Pantera. Так что, я собираюсь рассказать обо всем. Постараюсь не делать книгу слишком серьезной. Существует мнение, что Pantera — из-за своего ужасного конца и, конечно, из-за убийства Даймбэга (Даррелла, гитариста — прим. RS) — это трагедия. Это понятно, но с Pantera связаны и более радостные воспоминания. Когда я думаю о группе, то думаю, прежде всего, о хороших вещах. Людей всегда привлекает негатив — таким образом дает о себе знать животное начало. Но если говорить обо мне, то у меня есть куча позитивных историй о Pantera. Надеюсь, у меня получится отразить это в моей книге.

Из всех проектов, которыми ты занимался все это время, самый загадочный — Tapeworm, в котором, вроде бы, должны были участвовать Трент Резнор и Мейнорд Джеймс Кинан, но который был в итоге отложен в долгий ящик.


На самом деле, Tapeworm делали я и Дэнни Лохнер (он тогда был в Nine Inch Nails). Мы по-прежнему очень близки, и всегда подразумеваем новые совместные проекты. Я думаю, он готовится к тому, чтобы в ближайшем будущем подкинуть мне кучу свежего материала. Но если говорить о Tapeworm, то там и было-то всего две песни. Дэнни заранее проделал выдающуюся работу, а потом сказал: «Эй, чувак, вот музыка. Делай с ней все, что хочешь». И эти песни еще не появились на свет. Это был как раз тот случай, когда расписания не совпали и не представилось хорошей возможности. Мы оба были застряли в разных звукозаписывающих студиях. Это был какой-то логистический кошмар.

С другой стороны, получилась весьма интересная музыка. Там была одна очень агрессивная песня под называнием «Ignorant» не уверен, что готов опубликовать ее сегодня или завтра, но я был бы не против, если бы она все-таки увидела свет. Еще была песня «Be Kind to Them» — более атмосферная и более блюзовая композиция. Эксперимент с блюзом в стиле Nine Inch Nails. Дэнни — великий продюсер, и он может легко сделать 20 аранжировок одного трека. Он просто возьмет трек, убежит с ним и сделает из него ровно то, что хочет. 

Тебе нравится, каким в итоге получился каталог Pantera? Чего бы хотелось увидеть в больших количествах: DVD с живыми выступлениями, выпущенных альбомов или, может, документальный фильм?

Мне кажется, деятельность Pantera за все эти годы была очень хорошо задокументирована. Когда мы перевыпускали релизы, нам посчастливилось найти старые демо-записи и прочие вещи, которые так и не увидели свет. Но Pantera не из тех групп, которые спекулируют неиспользованными риффами или частями песен. Когда снова выйдет «Far Beyond Driven» — а это будет в следующем году — вы увидите кучу отснятого материала с масштабных и захватывающих дух концертов, вместо утерянных когда-то демо-версий. Я даже не думаю, что мы оставили без внимания какую-либо из них, приятель. Все, что есть на «Far Beyond Driven», — это все, что надо было использовать.

Ситуация с Pantera остается непростой. Винни Пол, барабанщик, вообще не разговаривает со мной и Рексом (Брауном, басистом — прим. RS). Мы взаимодействовали благодаря тому, что осталось от нашего менеджмента, — Кимберли Зайд Дэвис — и она была фантастическим посредником между нами троими. И — да подтвердит Господь мои слова — ей пришлось быть им, потому что, хоть Pantera не собиралась вместе с 2001 года, группа все еще остается процветающим бизнесом. Мы продаем футболки и прочий мерчендайз, и это все до сих пор востребовано. И люди снова покупают то, что мы выпускаем. Получается, это одна из форм бизнес-этикета, которой мы следуем. Это бизнес-отношения, о которых мы договорились.

По мне, если Винс и Рекс счастливы от того, что происходит сейчас, то и я не буду особенно сопротивляться, потому что у меня нет ни времени, ни душевных сил спорить с этими парнями. Я хотел бы, чтобы все шло настолько гладко, насколько возможно. 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно