• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Продюсер Pearl Jam Брендан О'Брайен о том, как закалялся «Lightning Bolt»

4 Августа 2013 | Автор текста: Энди Грин
Продюсер Pearl Jam Брендан О'Брайен о том, как закалялся «Lightning Bolt»
Брендан О'Брайен

Pearl Jam на протяжении своей карьеры работали со многими продюсерами, но всегда возвращались к Брендану О'Брайену. Его первой работой с коллективом был «Vs.» в 1993 году и с тех пор он продюсировал все работы группы, от «Vitalogy» до «Yield», а также пластинку 2009 года «Backspacer». Вместе с О'Брайеном PJ записали и свой новый диск «Lightning Bolt», который появится на прилавках 14 октября. С Бренданом мы поговорили о новом альбоме, его долгой напряженной истории взаимоотношений с Pearl Jam, навязчивом, но так и не реализованном пока желании записать пластинку с Aerosmith, а также лете, которое О'Брайен провел на гастролях с канадским классиком Нилом Янгом — в качестве его клавишника.

Я только что посмотрел съемку, как ты играешь с Pearl Jam на бейсбольном стадионе Wrigley Field в Чикаго. Круто все прошло?

Конечно, полный улет.

А как за кулисами было настроение, когда выступление отложили из-за дождя?

Ну, ребята дергались немного, потому что группе страшно хотелось размяться. Это была серьезная проверка для всех парней и особенно для Эдди. Все готовились к тому, чтобы порвать стадион. И, конечно же, все понимали, что дождь не будет идти весь день. К тому же, появилось дополнительное время, чтобы настроиться.

Они и мысли не допускали, что шоу не состоится. Их тур-менеджер Смитти продавил местную администрацию, чтобы дотянуть финал выступления до двух ночи. Когда все получилось, стало понятно, что в этот день духи на нашей стороне. Ребята выходили на сцену со страшным опозданием, и я ожидал увидеть пустые сиденья. Но никто не ушел домой тем вечером. Все были в сборе.

Расскажи, с чего началась работа над новым диском Pearl Jam. Что было сделано в первую очередь?

Истоки пластинки, на самом деле, надо искать в наработках времен нашего последнего диска «Backspacer». Все были им очень довольны. Мы круто провели время. Основная идея состояла в том, чтобы собраться всем вместе в Сиэтле, провести всю черновую работу, а потом сводить все в Лос-Анджелесе. Там я обычно работаю в студии Henson. Работа началась года полтора назад, а может, и раньше. Сначала появилось шесть или семь песен, который были почти готовы. Моя идея состояла в том, чтобы сделать ряд крутых треков, которыми мы были бы полностью довольны, а потом доделать все остальное. Но это не сработало. Я так и не смог затащить их в студию согласно моему графику.

Почему?

(Смеется) Ну, там много всего происходило. Не думаю, что они были на тот момент готовы записать альбом, а также сомневаюсь, что все были на сто процентов довольны материалом. Иначе они бы одним махом все бы доделали. К тому же, почти у каждого были сольные проекты, это осложняло все дело.

Думаю, я не могу объяснить подробнее. Спроси их сам при случае. Как бы там ни было, пять месяцев назад мы все-таки собрались и начали работу. У нас был ряд песен, и мы начали выбирать. Хорошая новость состояла в том, что у нас все-таки были неплохие заготовки. И если бы парни не вышли на свой уровень, думаю, мы просто отказались бы от идеи выпуска «Lightning Bolt» в этом году.

Как шел процесс? Они записывались по отдельности или вместе?

Сейчас большинство музыкантов работают над своими партиями самостоятельно, а потом собираются, чтобы завершить все уже в составе группы. Иногда все срастается в самые последние секунды записи. По крайней мере, конкретно для Pearl Jam так лучше. А так, у каждого есть какие-то сольные проекты, имеются собственные маленькие студии. А у Стоуна Госсарда она вообще полноценная. Так что, каждый может работать над демо-треками дома.  

Во времена «Vs.» и «Vitalogy» просто необходимо было собирать всех в студии и джемовать. А сейчас каждый постоянно дополняет трек, над которым ведется работа, а уже потом они заканчивают его все вместе, как реальная группа.  

Ты оказался в уникальной ситуации, когда в группе у тебя пятеро музыкантов, которые по отдельности могут самостоятельно написать трек, и делают это.

Да, и каждому постоянно есть что предложить. Но эта уникальная возможность ставит перед тобой особые задачи. В теории, тебе хочется, чтобы каждый был услышан, но они-то тоже знают об этом, и я оказываюсь в груде предложений. В альбоме 11-12 песен, и всем хочется, чтобы они были представлены в саунде группы, по крайней мере, никак не меньше, чем на предыдущих пластинках. У них есть лидер в лице Эдди, но каждый их них должен иметь личный момент славы, если так можно сказать. И каждый из них в состоянии написать крутой трек: в этом их особенность, и в этом заключается трудность работы с ними.  

Пластинка отличается по саунду от предыдущей?

Я всегда с трудом оперирую этой терминологией. Я просто стараюсь записывать такие треки, которые живут сами по себе и диктуют, как должна звучать аранжировка. Нет никаких напряженных раздумий на тему того, насколько cпрогрессировал наш саунд, или нет. Кажется, что мы работали в том же самом стиле. Но я думаю, что сейчас треки стали более чувственными и протяженными. Мне нравилось, что на «Backspacer» треки очень короткие. Это было дико круто: в стиле «давай, давай, еще быстрее». Сейчас песни стали просто длиннее (смеется). Я не уверен, что слово «глубина» тут особенно уместно, но они отправляют тебя в трип, это точно. На диске есть песня под названием «Sirens», одна из лучших там, на мой вкус. Идет она около пяти минут, что для поп-песни многовато. Про прогресс с содержанием ребята лучше расскажут сами, это же их треки, а насчет саунда тебе будет виднее, когда послушаешь пластинку целиком.  

Твоя роль как продюсера изменилась за 20 лет работы с Pearl Jam?

Изменилась, но не очень сильно. Тогда они параллельно еще сражались с давлением популярности, которая взялась совершенно из ниоткуда. Поэтому в те времена нужно было собирать их всех вместе в комнате и говорить о том, что им нужно записывать пластинки. А у них в то время голова часто была занята совсем другим. Сегодня все готовятся к записи диска, а когда нам нужно было начинать работу над «Vitalogy», материала было просто ноль. Мы тупо начинали работать в полдень и ждали, что из этого получится. И я напомню, что это были молодые совсем парни, которые записали еще крайне мало песен. Теперь я в основном помогаю им выбирать треки, они научились мне верить.  

Можешь описать для меня типичный день из процесса записи этого альбома?

Самый обычный — это студийная сессия, когда все они собираются вместе. Мне нужно внимательно следить за темпом, кто как играет, а также все должны послушать демо, чтобы постепенно прийти к общей идее аранжировки. И нам нужно обязательно закончить один трек, чтобы потом перейти к следующему. Обычно микширование и все остальное занимает не больше шести или семи недель. В крайнем случае, чуть больше. В данном случае мы закрыли все за две сессии. Первая, которая была полтора года назад, заняла три недели. Окончательное сведение было в Сиэтле, потому что все они хотели в нем непременно участвовать. Так все затянулось на десять дней. Для большинства людей это совсем небольшой период, а для меня просто чертова уйма времени.  

А что ты делаешь, когда между ними начинаются распри? Ты должен сохранять нейтральную позицию?

Обычно продюсер должен быть внутренним голосом группы и говорить: «Это работает. Это не работает. Давайте еще дубль сделаем». Мне приходится говорить в три раза громче: «Это действительно не работает, я точно вам обещаю, что это сработает, давайте, черт возьми, сделаем еще дубль, или надо с этой песней кончать и переключаться на что-то еще». Если я действительно думаю, что моя идея заслуживает внимания, — я ее высказываю. И они обычно подчиняются. Ну а когда не слушаются, то пробуют иное и ничего не выходит.  

Нет сомнений, что сейчас процесс записи диска заметно ускорился. Когда ты начинал работать c Pearl Jam, они были почти мальчишками со все этой славой. Как они изменились?

Конечно, мне нравится думать, что с годами мы все стали лучше. И я-то точно стал лучше с профессиональной точки зрения. Но они тоже не теряли времени даром. Когда мы впервые встретились и начали работать, я подумал, что Джефф Эмент и Стоун Госсард точно в порядке, а вот возможностей остальных я просто себе не представлял. Эдди я едва знал, и с ним было тогда сложно работать бок о бок. И я не особенно стремился быть рядом, потому что он особенно и не выказывал желания. Он в то время стремился стать настоящей машиной, и всем остальным было тяжело. Сейчас обстановка в группе стала гораздо мягче.  

То есть, сейчас в Pearl Jam наступила демократия?

В какой-то степени они всегда были демократичными, просто у каждого была возможность покомандовать в какой-то момент. И это всегда срабатывало. У них была отличная интуиция насчет того, когда нужно подать голос. Если у Эдди была песня, в которой он был уверен на сто процентов, мы брали и делали ее. И если у кого-то из парней появлялся классный трек, они могли сказать об этом, и в большинстве случаев, я тебя уверяю, мы с ребятами доводили его до конца.  

Ну, и конечно, на них сейчас меньше давления, чем тогда. У них по-прежнему мощная фан-база, но она точно не идет ни в какие сравнения с 1993 годом, когда медиа-индустрия отслеживала каждый их шаг.

Я думаю, что они прекрасно это чувствуют. Я не чувствую. Каждую запись я воспринимаю как очень личную. Я думаю, что это моя работа — стараться позволять им показывать лучшее, на что они способны. Я делаю все, чтобы люди говорили: «О, опять они! Я люблю Pearl Jam. Я и забыл, как они мне нравились когда-то. И эта новая запись тоже крутая!». Для музыкантов их уровня легко сдать позиции. Но только не им конкретно. Они хотят быть лучшими и сейчас.  

Эдди Веддер сильно изменился с момента вашей первой встречи?

Для меня он в принципе все тот же. Он также сходит с ума, когда начинается работа. И он использует для текстов ту же самую печатную машинку в маленьком коричневом чемоданчике, что и 20 лет назад. Конечно, он теперь отец и семьянин, но для меня он все тот же. Думаю, ему немало пришлось пройти, чтобы столь сильно изменить свою жизнь и сохранить весь боевой запал.  

Года три назад я говорил с Джои Крамером из Aerosmith и он сказал, что вы вместе записывались и ничего из этого не вышло. Для него это была трагедия.

(Смеется) Ну, да. Можно и так сказать. Джои — классный мужик. Что я могу сказать по этому поводу? Мне дико понравилось проводить время с Томом Хэмилтоном, Брэдом Уитфордом и Джои. Они реально крутые. Может, это был совсем не подходящий момент для группы... Ах, черт, я же с журналистом говорю. Как бы не наболтать лишнего. Так что, ничего больше про Aerosmith!  

Ну, и последнее. Я тут недавно посмотрел видео с гастролей Нила Янга 1995 года. Ты там выглядишь на редкость воодушевленным в роли концертного клавишника!

Так все и было. С моей точки зрения. Понимаешь, в тот момент я хотел, чтобы от меня ничего уже, наконец, не зависело. В 1993 году я брался за все, что можно: «Ребят, дайте мне просто работу, не важно, что я буду делать». В конце 92-го и в 93-м у меня был просто вынос мозга, а ведь еще была семья. Так что, я решил устроить себе классные летние каникулы. Но тихого отдыха не вышло.

Тогда PJ записали с Нилом Янгом пластинку «Mirror Ball». Все прошло дико быстро, но столь же и весело. И тут мне звонит менеджер Pearl Jam и говорит: «Привет, Нил отправляется в тур, и он хочет, чтобы ты поиграл на клавишных и подпевал, потому что Эдди не может. А только он один из ребят может играть и петь». Я говорю: «Опа, ну отлично, но есть один момент: у меня все лето пропадет». Тогда мне звонит менеджер Нила: «Здорово, чувак, ты реально нужен Нилу». Я говорю: «Слушай, я с удовольствием поездил бы с ним по Европе, но я реально не могу. Я же уже пообещал своей семье, что все лето посвящу им!».  

Следующий звонок поступает уже от Нила. «Эй, чувак, было бы реально круто, если бы ты поехал. И бери с собой семью». Тогда я тут же говорю: «Окей, звучит неплохо» (Смеется). Он и говорит мне: «Ты можешь играть на клавишных. Ты справишься без проблем». А я ему: «Но я же все-таки гитарист, а не клавишник». И он, такой: «Я знаю, но ты и с клавишными отлично справишься. И потом, мне нужен человек, который исполнил бы все партии бэк-вокала». В итоге, я взял в тур жену и двух старших дочек. Младшая была очень мала. Мы гастролировали по Европе всей семьей, и словами не передать, насколько все это было круто. Не думаю, что я что-то заработал на той поездке, все уходило на содержание семьи в туре. Мне было 35, и я все старался ничего не забыть из того, что творилось вокруг меня. Сейчас моим дочкам чуть больше 20, но и они кое-что помнят. У меня есть их снимки с Нилом и всей остальной группой. Это просто фантастика.  

Pearl Jam
Предзаказать альбом «Lightning Bolt» в iTunes можно здесь

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно