• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Зак Старки: «Я бы пожалел, останься я с The Who или Oasis»

3 Октября 2013 | Автор текста: Наталья Шиняева
Зак Старки: «Я бы пожалел, останься я с The Who или Oasis»
Зак Старки

© Ольга Хахалина

Мимо молодежного центра, в здании которого расположены хостел и клуб, проходит юноша с отрешенным взглядом, в одних трусах и с браслетом на ноге для условно-досрочных. Его, по всей видимости, друг, — только одетый — для чего-то взбирается по водосточной трубе этого же здания. Дело происходит в конце лета, в английском городке Лестер, за несколько часов до концерта новой группы экс-ударника Oasis и The Who Зака Старки — человека, в общем-то, не нуждающегося в представлении. На сцену со Старки должен выйти фронтмен Kasabian Том Мейхан, а вот он, собственно, и сам — пешком в сопровождении неотступно следующего секьюрити и друга Марти выворачивает откуда-то из угла. В поисках зажигалки из дверей клуба выходит бородач немаленьких размеров, оказавшийся звуковиком. Узнав, что мы ждем Старки и компанию для интервью, толстяк одобрительно кивает: «Старки мужик что надо, а Хавьер — ударник от бога, легенда. Вам повезло, что услышите их сегодня». Подъезжают Старки, его девушка, она же вокалистка группы — австралийка Шарна Лигуиз и тот самый «легендарный» Хавьер Уэйлер. Перед интервью менеджер группы дает одно-единственное наставление: «Никаких вопросов о Beatles». Вся троица — Зак, Шарна и Хавьер — расслаблены и дружелюбны, несмотря на то, что по собственному признанию, они «всю ночь были в пути и почти не спали».

Зак

Старки — точная копия Ринго. Он никогда не был в России. «Технически, один раз, когда делал пересадку с одного самолета на другой, но ведь это не считается?», — немного виновато замечает он. Старки очень хочется расспросить меня о России, так что на время мы меняемся местами. «Артемий Троицкий (Зак старательно выговаривает все эти трудные для него звуки) — единственный русский, которого я знал до тебя — рассказывал мне, что Москва просто чума». Музыканту не терпится получить от меня подтверждение этой информации. «Какие группы приезжают к вам? Были ли Stone Roses? Primal Scream? Джонни Марр? Что вообще происходит с российской музыкальной сценой, есть ли достойные молодые группы? А у тебя какая любимая музыка?». Выдержав град вопросов, начинаю последовательно на них отвечать. При упоминании посетивших этим летом Москву Buzzcocks, Зак заразительно смеется: «Диггл мужик что надо! Вечно молодой!». Он с ностальгией вспоминает о Марре, с которым они когда-то основали Johnny Marr & The Healers. «Хочу эту его футболку — Johnny Fucking Marr», — вздыхает он. А затем пускается в воспоминания о прошлогодних английских концертах Stone Roses, где было «мясо» и «краудсерфинг» и чего только не было и все — по-настоящему круто. «Stone Roses красавцы!». Но истинную бурю позитивных эмоций вызывает у Старки признание, что любимая группа у меня — Oasis. «Дай пять! — восклицает Зак, — Oasis и моя любимая группа!». Я интересуюсь у Зака, почему же он тогда ушел от братьев Галлахеров. Ходили слухи, будто он поссорился с Ноэлем. «Нет-нет, ничего такого. Просто, если бы я не сделал этого, то потом пожалел бы. Если бы я остался с The Who или Oasis. Понимаешь, я должен был найти свой путь. Создать что-то свое, чтобы было чем гордиться. Я должен был эволюционировать. И, как видишь, все получилось. Теперь я счастлив».

Название группы — PenguinsRising — Зак объясняет просто: «Сначала мы были «Пингвины», а потом добавили и «rising», потому что мы постоянно растем и эволюционируем. Не можем усидеть на месте». PenguinsRising подписали контракт с независимым инди-лейблом Generation Bass. «В основном, они специализируются на дапстепе, мы — исключение», — улыбается Зак. На мою просьбу охарактеризовать музыку, которую играет его группа, Старки гордо отвечает: «Классический гитарный панк-рок». Тут наступает время задать главный вопрос: почему Зак не за ударными? Откуда, черт побери, взялась в его руках гитара? «Ха, ну у нас уже есть один ударник, было бы странно, сядь мы за установку вдвоем. Хавьер — лучший драммер, которого только можно было сыскать, поверь мне. А вообще, гитара была моим первым и самым любимым музыкальным инструментом. Я начал играть на ней в семь лет. Увидел Марка Болана, и все — стал бредить гитарой. Ударные появились в моей жизни значительно позже». На вопрос о том, сколько у Зака гитар, он скромно отвечает, что пять. Но тут в разговор встревает Шарна: «Да рассказывай, пять. Пять дюжин! Он холит и лелеет свои гитары, как женщин! Это только любимых у него пять штук».

Насчет будущего Старки спокоен: «Мы выпустим пару синглов в октябре — «Hatemale» и, возможно, еще один. Их можно будет скачать бесплатно». Получается, деньги группу совсем не волнуют? «Конечно, они важны. Но куда веселее зарабатывать на жизнь концертами, чем пытаться продавать несчетное количество своих дисков», — уверен Зак. Том Мейхан из Kasabian принимает непосредственное участие не только в концертах троицы, но и в записи альбома. «Он был первым, кто поверил, что все у нас получится. Еще в те времена, когда мы «разогревали» Kasabian и Beady Eye. Так вот, Том практически силой заставил нас взяться за дело серьезно, он постоянно твердил, как круто то, что мы делаем. Многие хотели записаться с нами, и Лиэм (Галлахер — прим. RS) в том числе. Но пока будет только Том. Поэтому и Лестер для нас особенный город — здесь много наших друзей, которые поддерживают и верят. Когда-то давно, пять лет назад, еще вдвоем с Шарной мы играли здесь один из первых концертов».

Фото: © Ольга Хахалина

Шарна

Шарна, которую никто иначе как «Sshh» (по-нашему «Тссс!») не называет, курит сигарету за сигаретой, наплевав на то, что в помещениях в Англии это запрещено. Худощавая австралийка с мальчишеской стрижкой смущается из-за своей, как она ее называет, «дорожной» футболки и все время контролирует фотографа. «Мой отец тоже фотограф, так что я кое-что понимаю в этом, детка. Не снимай против света!», — смеется она. С первой минуты разговора становится понятно, откуда у пассии Старки такое прозвище — она со смехом начинает отвечать на все вопросы, независимо от того, кому они адресованы. «Теперь ты понимаешь, почему меня так зовут? И это при том, что я почти сутки на ногах, мы были в дороге, я не спала, выгляжу ужасно, голос сел. Боже, заставь меня уже замолчать!» — восклицает Шарна. На вопрос о том, как эта троица познакомилась, все они начинают отвечать одновременно, но, конечно, в итоге «Sshh» заставляет всех замолчать. «Пять лет назад я встретила Зака, он играл тогда на ударных. С тех пор мы вместе. Долгое время были вдвоем, что-то импровизировали, дурачились по большей части, но все время хотели делать стоящую музыку. Первую нашу запись, помню, сделали на любительскую камеру. Нам не хватало, как потом выяснилось, Хавьера. Когда мы познакомились, он играл в Stereophonics, но уже через пару минут после встречи мы стояли с ним и обсуждали Aphex Twin. Хей, — подумала я тогда, — а этот парень что надо! Играет рок, а сам в восторге от электроники!». С тех пор парочка только и ждала, когда же Уэйлер освободится.

Хавьер

По собственному признанию Уэйлера, его кумиры — Sex Pistols и Led Zeppelin. Хавьер единственный из всей троицы был и в Москве, и в Санкт-Петербурге — вместе со Stereophonics. Но мировые масштабы группы не удержали Уэйлера в ее составе. Он не очень-то распространяется на тему причин ухода от Келли Джонса: «Мне просто хотелось иметь свой собственный проект. Хотелось очень давно. И я мечтал играть с Заком. Мы постоянно где-то случайно встречались, все время хотелось поиграть вместе». По словам Хавьера, как только он ушел из Stereophonics, то отправил Заку смс. «Он перезвонил и пригласил прийти поиграть в его студии в Лондоне. Я приехал, и мы втроем проиграли там всю ночь». О России у Хавьера теплые воспоминания: «Поразительная энергетика у русских. И столько любви к музыкантам, столько страсти. Удивительно красивые города. Когда я увидел впервые собор — что за собор у вас на Красной площади? — так вот, он настолько красив, как будто сделан из сахара. Мне захотелось лизнуть его».

«Лизнуть собор? Вот ты дурила!, — не удерживается Шарна и продолжает более серьезно, — Хотя каждый раз, когда я слышу какую-нибудь чумовую музыку, мне хочется лизнуть колонки, чтобы узнать вкус этого звука. Надеюсь, наша музыка производит на людей такой же эффект». Следующие концерты PenguinsRising состоятся 12 и 19 октября в Лондоне и Манчестере соответственно. Конечно же, при участии Мейхана.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно