• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

A Place to Bury Strangers: «Мы не пытаемся быть наследниками традиционных популярных групп»

17 Октября 2013 | Автор текста: Екатерина Полищук
A Place to Bury Strangers: «Мы не пытаемся быть наследниками традиционных популярных групп»
A Place to Bury Strangers

В начале октября нью-йоркцы A Place To Bury Strangers приехали в Москву и выступили в клубе «Москва Hall». Дебют психоделических рокеров состоялся в 2007-м году с одноименным альбомом, который покорил редакцию журнала Pitchfork, что автоматически гарантировало как минимум андерграундный успех. Этот успех американцы сумели развить и теперь активно ездят по миру и записывают уже четвертый студийный альбом. После концерта в Москве RS удалось пообщаться с музыкантами группы.

Вы уделяете много внимания звуку и специальному музыкальному оборудованию. Скажите, вы себя воспринимаете больше как музыкантов или звукоинженеров?

Дион: Я воспринимаю себя как музыканта. Не знаю, как другие...

Оливер: Для меня это едино. Я люблю музыку во всех ее проявлениях, будь то CD или «живое» шоу. Люблю музыку как вид искусства, она находится на таком уровне чувств, как взгляд или прикосновение, и затрагивает все твои эмоции. Это некоторая материя, которую можно контролировать только до определенной степени.

А когда ты начинал играть, больше склонялся к традиционной музыке или сразу перешел к экспериментам со звуком?

Оливер: Ух... У меня нет традиционного музыкального бэкграунда, так что, все-таки, это были эксперименты. У меня была гитара и усилитель, и я использовал их, чтобы производить безумные шумы. Это то, что действительно меня вдохновляло. Но я большой поклонник и традиционной музыки, например, из 50-х, 60-х.

Есть ли какие-то специальные правила для микширования такой музыки как ваша?

Оливер: Мы используем музыку, чтобы создать определенного рода атмосферу, поэтому микс имеет для нас огромное значение, что касается также и «живых» шоу. Мы надстраиваем уровни звука, один на другой. Барабаны нужно пропускать через FX-педали, и гитары должны перекрывать и дополнять друг друга определенным образом. Так что — да.

Роби: Сначала работаем с сэмплами, смотрим, как они взаимодействуют между собой, и так постепенно появляется песня...

Оливер: Но даже когда уже получился набор крутых и необычных звуков, он еще не обязательно звучит необычно, инопланетно. И тут ты продолжаешь работать с этими элементами, идти вперед или возвращаться назад в своих экспериментах, чтобы получить то, что звучит более провокационно, безумно, как нечто внеземное. И даже когда ты играешь на барабанах, они начинают звучать нечеловечески, как драм-машина. Это те элементы, на которых сосредотачиваешься. Традиционных групп очень много, да я и не умею так играть. Мы не пытаемся быть наследниками традиционных популярных групп и играть музыку, «потому что мы музыканты и мы играем музыку». Это другая сила и другие эмоции, которые мы пытаемся передать.

Здорово! Я слышала, вы возите с собой полтонны оборудования?

Дион: Больше полутонны.

Оливер: 1300-1400 фунтов или около того? (0,6 тонны — прим. авт.). Да, мы много всего привезли, но еще у нас с собой мерчендайзанг и несколько FX-педалей собственного производства, которые мы продаем. Потом мы играем через усилители, которые сами сделали, еще вынуждены таскать с собой гитары, потому что все время их ломаем, пачку видеопроекторов и кабели к ним. Так что да, ОЧЕНЬ много всего. Мы даже боялись, когда летели в Россию, что не сможем взять это все в самолет.

И что, были сложности?

Оливер: Нет, повезло с парнем, который регистрировал нас на рейс, мы с ним разболтались, он даже, наверное, сам удивился, как мало с нас взял денег за багаж...

Хорошо. Знаешь, у тебя очень сентиментальная лирика. Как думаешь, ты сентиментальный человек?

Оливер: Я бы сказал, да. Конечно, пытаешься жить в настоящем, но... Я мечтатель, все время погружаюсь в прошлое, вспоминаю, что там было хорошо и что плохо, и каждые отношения с кем-то или чем-то для меня так сильны и значительны. Каждый человек или событие тебя задевает, формирует как личность.

Теперь несколько коротких вопросов. Любимый фильм?

Оливер: «Бразилия».

Дион: «Whatever happened to baby Jane» (прим. авт — «Что бы ни случилось с малышкой Джейн»).

Роби: «Как преуспеть в рекламе».

Любимая книга?

Роби: Я почти не читаю...

Оливер: «Сиддхартха».

Дион: «Парфюмер».

Любимое место?

Оливер: Нью-Йорк.

Дион: Нью-Йорк.

Роби: Я бы сказал...

Оливер: Удиви нас! Аляска?

Роби: Аляска или Новая Зеландия.

Если бы вы могли спросить что угодно у кого угодно, кто бы это был и что спросили бы?

Дион: Элвис. А вопрос — почему именно арахисовое масло? (речь об американском сэндвиче с арахисовым маслом, названном «Элвис Пресли» — прим. авт.).

Оливер: Карл Сэйгал (знаменитый астроном — прим.авт.) — что-нибудь о Вселенной. Какую форму имеет Вселенная, по его мнению?

Машины или мотоциклы?

Оливер и Дион: Машины.

Роби: Я катался на мотоциклах в школе, но они жуткие. Я люблю находиться в закрытом пространстве, так что — машины.

Чай или кофе?

Все: Кофе.

Все, короткие вопросы закончились. У вас есть мечта?

Оливер: Я хотел бы влиять на людей так, чтобы они становились лучше. Относились друг к другу хорошо и не были жестокими.

Роби: А мне постоянно снится, будто я вращаюсь в воздухе, и медленно падаю, и внизу снег, но он очень далеко, и вдруг я резко приближаюсь — и просыпаюсь. И это повторяется.

Что вам в себе не нравится?

Оливер: То, что меня иногда раздражают люди. Я сыплю шутками, но мне тяжело выражать любовь, когда они такие вялые. Может, я хочу слишком многого.

Дион: Похоже на то, что он сказал. И ты хочешь быть правильным, хочешь, чтобы люди тебя любили.

Оливер: Я не хочу, чтобы они меня любили, я хочу, чтобы им самим было хорошо.

Дион: Да, но когда я не нравлюсь своей жене, это значит, что у меня проблемы. И если ребятам из группы я не нравлюсь, это тоже проблема.

Роби: Иногда я думаю о том, что, возможно, мне нужно найти настоящую работу...

А эта — не настоящая?

Роби: Люди не понимают, что это настоящая работа и что ей нужно посвятить очень многое. С другой стороны, когда я думаю, как это здорово, что я могу ТАК играть на барабанах, я понимаю — надо делать то, что по-настоящему умеешь.

Оливер: Так в чем проблема? В тебе-то что не так?

Роби: Просто родственники на меня иногда давят. Они называют «будущим» какую-нибудь отстойную работу, когда ты приходишь домой измотанным. На самом деле, то «будущее» уже наступило, в этот момент.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно