• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Dutch Uncles: «Нам претит петь о свержении правительства»

22 Октября 2013 | Автор текста: Наталья Шиняева
Dutch Uncles: «Нам претит петь о свержении правительства»
Dutch Uncles

© Ольга Хахалина

Вокалист Дункан Уэллис, барабанщик Энди Праудфут и гитарист Дэниэл Спеддинг из манкунианского квинтета Dutch Uncles в эксклюзивном интервью российскому RS рассказывают о стереотипах Манчестера и том, почему музыкальное наследие этого города порой давит на людей.

Правда ли, что название группы связано с одноименной пьесой Саймона Грэя?

Дункан: Так и было — нашел эту книжку в отцовском шкафу, название мне понравилось, так что очень скоро его заполучила и группа. Не слишком-то оригинально, но в любом случае лучше нашего прежнего наименования — Headliners.

Да уж, оригинально.

Дункан: Не то слово! Настолько оригинально, что под прошлым названием нас просто невозможно было найти ни в google, ни на youtube.

Ты хотя бы прочитал эту пьесу? Вдруг она о серийных убийцах.

Дункан: Ты почти угадала — пьеса о том, как одна семейная пара пытается друг друга убить. Разными изощренными способами. Хотя — вообще-то комедия.

Может, у вас и в группе такие же отношения?

Дэниэл: Да что ты! Мы дружим со школы, вместе ходили в колледж. Сроднились уже. Даже несмотря на то, что болеем за разные футбольные клубы: я фанат «Мансити», Дункан поддерживает «Юнайтед», а Энди у нас почему-то за «Шеффилд» болеет. Не знаю, как так вышло.

То есть? из-за футбола вы не ссоритесь?

Дэниэл: Ну, мы же не психи какие-то подорванные, а просто любим футбол.

А в Англии вообще есть кто-то, кому футбол безразличен?

Дэниэл: Нашему менеджеру, например, плевать на футбол. Ему вообще на многое плевать, именно поэтому он, видимо, и стал нашим менеджером: у нее есть это модное качество — «стрессоустойчивость». Хотя в целом, если ты англичанин, особенно из Манчестера — то позорно будет кому-то признаться, что футбол тебе не интересен. Так что, порой наши земляки просто выпендриваются, рассказывая про свою любовь к «Сити» или «Юнайтед». Это такой, знаешь, чисто манкунианский стереотип — раз живешь тут, то просто обязан любить футбол.

Многие музыканты уезжают из Манчестера, считая его провинциальным. Но вы так не поступили.

Энди: Мы думали об этом, но в итоге остались. Мы решили дать этому городу шанс. И проверить себя — сможем ли мы держать планку, соответствовать уровню, представлениям людей о манкунианских музыкантах.

Когда вы начали играть друг с другом?

Дункан: Нам всем было по 18 лет или около того. Вообще предполагалось, что я буду играть на ударных, но оказалось, что Энди справляется с этим делом куда лучше меня. Так что, мне ничего не оставалось кроме как петь — все другие места в группе уже были заняты.

Фото: © Ольга Хахалина
Это мне напомнило историю U2 — на самую первую встречу группы Боно заявился, уверенный в том, что это он — ведущий гитарист. До тех пор, пока не заиграл Эдж. Тогда Боно пришлось петь.

Дункан: И в конечном итоге, у него достаточно неплохо получилось! Как и у нас, надеюсь.

Давайте еще про стереотипы Манчестера. Что скажете про богатое музыкальное наследие и исключительность этого места как «поставщика» все новых и новых талантливых музыкантов?

Дункан: Успех групп старой формации во многом был объясним реалиями того времени, окружающей средой и людьми. Он был объясним и их отношением к политике и политикам, в том числе. В итоге те же The Smiths, например, стали влиятельны далеко за пределами Манчестера, по всей Англии.

Нам, конечно, уже никогда не испытать того, что прошли The Smiths и их современники, наша жизнь проще, легче и понятнее — есть определенный алгоритм того, как современным музыкантам добиться успеха. И все же, в Манчестере слишком много клише. Все это музыкальное наследие — Oasis, Smiths, Stone Roses — порой это слишком давит на тебя. Ты понимаешь, что должен вроде как стать не хуже, что не имеешь права на провал, потому что ты из Манчестера. Нельзя подвести город, который уже давно превратился в что-то вроде фирменной марки.

Я смотрю, тебе это не совсем по душе.

Дункан: Это не совсем правильно. Тем более, что мы, например, не подходим под стандарты «музыкантов из Манчестера». Мы пытаемся позиционировать себя как группу новой формации.

Да, в спортивках вы не ходите, лагер весь день не пьете и изъясняетесь вполне понятным языком.

Дэниэл (смеется): Точно-точно! Хочется верить, что мы представляем собой интеллигенцию Манчестера, хотя в само существование такого явления верится с трудом. Но это давление музыкального наследия города мы чувствуем на себе постоянно. Все время думаешь о том, как бы не облажаться.

А сами вы интересуетесь политикой?

Дункан: Невозможно избежать разговоров о ней, тем не менее, нам претит идея петь о свержении правительства или превратиться во вторых Radiohead. Мне кажется, все достаточно просто: не подавай своими песнями плохого примера, не пой о насилии и убийстве как о чем-то хорошем, будь честен с аудиторией. В этом вся политика.

Давайте вернемся к музыке новой формации. Вы дружите с другими молодыми музыкантами из Манчестера?

Дункан: Ага. С Delphic и Everything Everything, например. Еще один наш давний товарищ и друг — Фрэнсис Лонг. Раньше у него был проект под названием WU-LYF, а сейчас он делает сольную карьеру. Он потрясающий малый! Делает просто невероятные вещи. Еще нам очень нравятся ребята из Money — у них все впереди, я уверен. Очень многообещающая музыка и необычный стиль — «dystopian», как они это называют.

Дункан, твои друзья тоже, кстати, о тебе хорошего мнения — парни из Delphic и Everything Everything называют тебя «лучшим танцором в Манчестере».

Дункан: Ого! Вот это слава! Надо будет проставиться парням.

Банальный вопрос, но все же — как ты научился так танцевать?

Дункан: Бесконечно смотрел в детстве видео с Майклом Джексоном и подражал ему. Я очень неспокойный по натуре чловек, мне постоянно нужно как-то выплескивать ту энергию, что накапливается. Одной музыки для этого мало. Так появились танцы.

Тебе не говорили, что манерой движений и даже внешне ты напоминаешь Йена Кертиса?

Дункан: Говорили несколько раз, особенно если я в рубашке темного цвета. Это опять же стереотипы музыкального наследия Манчестера. Хотя лично я очень люблю Joy Division. Просто мы совсем другие.

Дункан, как-то в одном интервью ты сказал, что не признаешь гаджеты, интернет и социальные сети. Ситуация не изменилась?

Дункан: Изменилась, конечно, ведь музыку без музыкальных примочек не написать. У меня есть какие-то гаджеты, пользуюсь телефоном, например — ну, то есть, я не совсем больной, не подумайте. Я правда не понимаю, для чего нужен фейсбук и не умею пользоваться твиттером. И не хочу уметь. Мне иногда просто интересно почитать, что пишут люди. Но сам я молчун.

У разных групп истории успеха разные. Какова ваша?

Дункан: Иногда мы до сих пор сомневаемся в степени нашего успеха. Да, мы турили со многими известными группами — с Paramore, например. Нас вроде бы знают и любят. Но каждый раз поиск лейбла для записи нового альбома — просто беда. Первую нашу пластинку выпускал немецкий лейбл, который заметил нас еще во время прошлого тура по Германии. Потому мы вернулись в Англию, где снова пришлось искать, кто нас подпишет. С третьим альбомом — та же история. Поэтому мы до сих порой в растерянности: а нужны мы вообще кому-то? Мне бы очень хотелось, чтобы мы обрели уверенность. Чтобы в перерывах между концертами не приходилось искать подработку, как это происходит сейчас — вот Дэниэл, например, дает уроки игры на гитаре. А я ди-джею и подрабатываю в местной театральной студии. Нам очень хочется подняться еще на одну ступеньку выше.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно