• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Иэн Маккаллох: «В Ливерпуле меня знает каждая собака»

30 Декабря 2013 | Автор текста: Наталья Шиняева
Иэн Маккаллох: «В Ливерпуле меня знает каждая собака»

Иэн Маккаллох


© Ольга Хахалина

Фронтмен ливерпульской группы Echo & the Bunnymen Иэн Маккаллох сидит в пабе родного города. Мы встречаемся с ним два дня спустя после концерта, который «банимэны» дали в родном городе под конец года. Маккаллох пьет пиво и настроен вполне благожелательно, но его раздражает рождественская музыка. Он нервно постукивает ногой: «До тошноты пафосно, все эти приторные американские мелодии. Мы же в Ливерпуле, включили хотя бы Beatles». Единственной достойной песней для Рождества Маккаллох считает «Yester-Me, Yester-You, Yesterday» в исполнении Стиви Уандера. «Хотя вообще-то я не люблю Рождество, — продолжает он, — с тех пор, как лет в пять узнал, что Санты не существует». Из динамиков раздается новая песня. «А это что?», — хмурится Мак. Включаю Shazam и демонстрирую название группы — Sugarbabes. «Черт возьми, хуже некуда, — но тут лицо Маккаллоха проясняется, — Shazam — отличная штука. У меня тоже есть в айфоне. И да, у меня даже есть айфон, хотя гаджеты я терпеть не могу. Но менеджер заставил его купить, чтобы читать мэйлы. До этого у меня был телефон за двадцать фунтов, полностью меня устраивал, правда, ни черта не работал». Мак смеется, и начинает мне зачитывать вслух ревью прошедшего концерта на сайте ливерпульской газеты Echo: «Лучшая группа, которая когда-либо существовала в Ливерпуле. Так-то!»

Иэн, в нашу с тобой прошлую встречу в апреле я рассказала тебе русскую сказку со смыслом: о значимости мелочей, которые на самом деле имеют большое влияние на нашу жизнь. Ты тогда сказал, что постараешься уделять больше внимания таким деталям. Получается?

Думаю, да. Мне кажется, обо мне теперь можно сказать, что я, наконец, повзрослел и успокоился. Стал больше уделять внимания отношениям с людьми, и для меня важны мелочи в общении. Понимаешь, о чем я? Мне важно, как люди реагируют на меня, я остро это чувствую и отвечаю тем же. Но самое главное, знаешь, не вести себя как придурок. Вот этого правила я и стараюсь придерживаться.

Я знаю, что ты большой фанат футбольного клуба «Ливерпуль».

Еще бы! Особенно сейчас — я так горжусь нашей командой. Видела матч с «Тоттенхэмом»? 5:0! Лучшая игра за прошедшие несколько лет. С Суаресом мы можем порвать кого угодно. Суарес — лучший игрок со времен Марадоны. Я уверен, мы обойдем и «Арсенал», и «Челси». Была на «Энфилде» (стадион ФК «Ливерпуль» — прим. RS)?

Конечно.

А до таблички дотронулась на удачу (перед выходом на поле игроки по примете должны коснуться знака «This Is Anfield» — прим. RS)?

А то.

Теперь удача точно будет всегда с тобой. «Энфилд Роуд» — это не просто место, это сердце города, дух Шенкли. Билл Шенкли (менеджер «Ливерпуля» с 1959 по 1974 гг. — прим. RS) сделал невероятное для клуба, мы всегда будем его почитать. Когда ты трогаешь эту табличку, то словно воссоединяешься с ним, понимаешь? Будто кладешь свою руку прямо на сердце Ливерпуля. Это нечто божественное. К тому же, больше ни у одного клуба нет гимна, только у «Ливерпуля». Слова песни «You'll Never Walk Alone» на воротах Шенкли, которые ведут на стадион — то же, что табличка внутри. Я впервые услышал песню, когда мне было лет пять. Нечто особенное, что не опишешь словами. Но подожди про футбол, давай про концерт.

Фото: © Ольга Хахалина
Две новые песни стали большим сюрпризом: «Lovers on the Run» и «Holy Moses». Ты нигде не говорил о том, что группа пишет новый альбом.

Сообщаю тебе, здесь и сейчас. Радует, что народу песни понравились. Хотя мне все говорили, что это особый — домашний концерт, я не слишком волновался по этому поводу. Просто не пил весь вечер — только воду и банановые смузи. Единственное отличие домашнего концерта от всех остальных в том, что с самого утра у тебя разрывается телефон: люди пишут сообщения вроде «Эй, Мак, во сколько ты на сцене?», «А можно мне в гест-лист?». Утомительно. Мне не всегда комфортно на сцене, чаще всего я просто закрываю глаза и не смотрю в зал. Так меня никто не отвлекает, а я чувствую, будто мне снова семнадцать. Но публика была потрясающей на последнем концерте — люди горланили все песни и мне даже ни разу не захотелось заставить их замолчать. Хотя такое иногда бывает — когда народ слишком шумит, я строго говорю: «Не могли бы вы, вашу мать, заткнуться и не мешать мне петь?» Концерт прошел как надо. Идеально. Конечно, мы могли бы играть больше в этом году, но решили больше уделить внимания новому альбому. У группы сменился менеджмент, полностью вся команда. Мы начинаем новый этап, для которого потребуется много сил.

А об очередном сольном альбоме ты пока не задумывался?

После выхода «Pro Patria Mori» в этом году я действительно начал писать материал для сольного альбома. Но песни получались очень в стиле Bunnymen, так что в итоге мы решили выпускать пластинку именно с группой.

О чем новый альбом?

Это возвращение после большого крушения. Попытка осмыслить свою жизнь и заново ее отстроить. Взгляд на себя не в депрессивном плане, а, скорее, в созерцательном. Это будет очень личный альбом, красивый и лиричный.

Какие планы после его выхода?

Мы рассчитываем выпустить его в апреле следующего года и отправиться в большой тур, включая Америку. И Россию, конечно же. Ваша страна, знаешь, как несбывшаяся мечта, особый пункт в моем виш-листе. Хочется побывать в Москве и Санкт-Петербурге. Я слышал, сейчас много кто приезжает к вам с концертами.

Да, в этом году впервые побывали New Order, например.

Одни из тех немногих, кого я люблю. Питер Хук, я слышал, тоже зачастил в Россию? Забавный он парень, этот Хуки. Хотя последние лет девять он уже не пьет до беспамятства, как раньше, а все равно остается манком во всех смыслах этого слова. Вечно умудряется наделать каких-нибудь гадостей. Его потуги с сольным творчеством выглядят нелепо, в то время как, будь он все еще в New Order, они бы написали потрясающий альбом, он замечательный басист. Жаль, что они так ненавидят друг друга.

К слову, про сайд-проекты. Что думаешь про новый инструментальный проект твоего гитариста Серджента и экс-басиста Паттинсона — Poltergeist?

Ничего. Не слушал и не собираюсь. Ты общалась ведь с Серджентом, он наверняка наговорил про меня кучу гадостей?

Фото: © Ольга Хахалина
Не сказал ни одного плохого слова.

Это потому, что ему запретил менеджемент группы. В предыдущем своем интервью он много грязи на меня вылил.

Тем не менее, вы все еще вместе и пишете новый альбом. Давай вернемся к футболу. Я видела, что ты твиттил свои, далеко не лестные, впечатления про вышедшую в этом году автобиографию Алекса Фергюсона (экс-тренер «Манчестер Юнайтед» — прим. RS). Как у тебя, страстного болельщика «Ливерпуля», поднялась рука купить эту книгу?

Слушай, я удивлен, что девушка разбирается в футболе. Ты сама-то за кого болеешь?

За «Манчестер Сити».

Ну, все понятно, это не футбол. Ты когда за них начала болеть?

Лет пять назад.

Все с тобой ясно.

Хочешь сказать, что я «глорихантер»?

Они купили тебя, так же как купили всех своих игроков на эти огромные «арабские» деньги. Почему ты не болеешь за российскую команду?

Если бы ты хоть раз видел российский футбол, то не спрашивал бы об этом.

Ну, хорошо, а почему не за «Челси»? Клубом владеет влиятельный русский, было бы вполне себе патриотично.

Скажу тебе по секрету, в России люди ненавидят олигархов. Знаешь, в Москве есть очень большое комьюнити фанатов «Ливерпуля» — они собираются каждую игру, смотрят вместе матч, поют.

Блин, не могу поверить, что при таких условиях ты до сих пор не болеешь за «Ливерпуль». Тем более, побывав на «Энфилде». Переходи уже к нам — ты девушка, можешь переметнуться, тебе простительно.

Оставим это. Ты ходишь на «Энфилд» смотреть матчи?

В течение, наверное, лет тринадцати у меня был абонемент, но потом человек, с которым я ходил на все игры, умер. Так что ходить без него стало как-то странно, и абонемент я отдал. К тому же, в Ливерпуле меня знает каждая собака, а уж тем более на стадионе остаться неузнанным тяжело. Теперь я смотрю трансляции дома, в компании брата и нескольких друзей.

К слову, про футбольные песни: ты как-то сделал кавер на «Ring of Fire», а также исполнил со Spice Girls официальный гимн английской сборной «(How Does It Feel to Be) On Top of the World?».

Я ее, вообще-то, и написал.

Я в курсе. Скажи, у тебя есть в планах на ближайшее будущее что-то еще написать и исполнить на футбольную тематику?

Ну конечно. У меня уже есть черновик песни под названием «Давай, гре**ная Англия!» (со смехом). Я ее даже как-то исполнил в Бразилии, кажется, в 2002 году. Не со сцены конечно, но все окружающие были в восторге. Есть еще идея проникнуть как-нибудь на стадион и исполнить какие-нибудь еврейские напевы. Все обалдеют.

Как думаешь, как будет выглядеть четверка лидеров к концу этого сезона Премьер-лиги?

Рано давать прогнозы, но, конечно, там будет «Ливерпуль». Я буду только рад, если следом будет идти «Эвертон» — хотя уверен, его фанатам хотелось бы видеть нас в самом конце турнирной таблицы. В этом большая разница между нами и ими. Кстати, поразительно, что каждый раз, когда бы я ни брал такси, водила оказывается фанатом «Эвертона». И у нас вечно завязывается жаркий спор — причем, я никогда не начинаю первым. Поклонники «Эверторна» — жуткие задиры. Твои любимые «Сити», думаю, прорвутся наверх, они хорошо идут в этом сезоне. Плюс «Арсенал» или «Челси». Но посмотрим.

Давай вернемся к Фергюсону.

Я тебя умоляю: конечно, я не покупал его книгу и не читал ее. Вот еще! Я просто увидел его интервью, где он говорил про Стивена Джеррарда. Но я, кстати, нормально отношусь к Фергюсону — он забавный старикан, был когда-то хорошим тренером. Просто меня убивает, почему, будучи на пенсии, он по-прежнему ходит на каждый матч, проводит пресс-конференции. Это смешно и глупо. Дикость какая-то.

А мне вот удивительно, что у тебя есть аккаунт в твиттере.

Да меня заставили его завести. (Смеется.) Я не любитель всех этих социальных сетей, мне кажется, я там и написал-то всего пару раз: про Фергюсона и еще какую-то чушь. Самая первая запись у меня там была: «Твитте сами, д...черы». Такой вот анти-твит.

Да, при этом ты каждый свой твит помнишь наизусть.

Ну ладно, их было там всего штук пять, сложно забыть. Все эти твиттеры-шмиттеры для девчонок, меня это совсем не интересует (повторяет Маккаллох, ни на секунду не отрываясь от своего айфона).

А вот поклонникам нравится иллюзия того, что они могут с тобой пообщаться напрямую.

Я не хочу ни с кем общаться напрямую, у меня достаточно друзей. А поклонники пусть покупают альбомы.

Можешь выделить чей-то альбом, который привлек твое внимание в этом году?

Нет. Я не слушаю чужую музыку.

А как же Боуи? Ты ведь его поклонник. Неужели ты не слышал «The Next Day»?

Признаю — слышал. Ужасно. Лучше бы не выпускал.

Возвращаясь к теме автобиографий — ты читал вышедшие в этом году книги Моррисси или Алана Макги?

Нет и не собираюсь. Макги — отличный парень, а Моррисси — тот еще придурок. Чертов манк. Знаешь, в Ливерпуле матери называют своих детей «моррисси», когда те нашкодничают. Пожалуйста, давай не будем говорить о том, что мне не нравится?

Несколько лет назад ты сказал, что начал писать собственную автобиографию. Как движется работа?

Это не совсем автобиография, а, скорее, книга моих собственных размышлений. Мемуары без воспоминаний, скажем так. Я закончу ее в следующем году, но до сих пор не уверен, стоит ли ее выпускать. Слишком личная получается книга. Издатели заинтересованы в ней, но мне все чаще хочется выпустить ее ограниченным тиражом с ценой в десять тысяч фунтов за каждый экземпляр. Пусть мои друзья и родные приобретут каждый по штуке и сделают меня миллионером. А вообще, лучше выпустить один экземпляр, чтобы это было произведение искусства, как картина Пикассо или Ван Гога. Я, знаешь, тоже кое-что вспомнил из нашего предыдущего разговора — как советовал тебе съездить в Ливерпуль и говорил, что это сказочный город.

Как видишь, последовала твоему совету.

Ливерпуль прекрасен, твой любимый Манчестер не идет с ним ни в какое сравнение. Конечно, это родина Joy Division и New Order, но в архитектурном плане Манчестер абсолютно уродлив и выглядит депрессивным. Никто не улыбается, все эти манки ходят с выражением лица, словно вот-вот помрут. И даже Oasis появились, вдохновившись музыкой Beatles. Манчестер — большой рынок, все там только покупают. Мы же — создаем. Ну или, если нам что-то особо нравится — воруем. Тебе в наших пабах еще наркотики не предлагали?

Я как-то не привыкла принимать наркотики от незнакомцев.

Будут предлагать — не отказывайся. Никто тебя в лес не увезет. У нас тут с этим все просто — с тобой просто хотят поделиться своей радостью, никаких скверных намерений. А в следующий раз езжай в Глазго — там просто чума.

Фото: © Ольга Хахалина

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно