• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Архив RS: Джез Коулмен из Killing Joke: «Мы недалеки от безумия», 2011

26 Февраля 2014 | Автор текста: Антон Обозный
Архив RS: Джез Коулмен из Killing Joke: «Мы недалеки от безумия», 2011
Джез Коулмен

© last.fm

Вслед за байкерского вида тур-менеджером я захожу в пустой полутемный зал. Сегодня Killing Joke выступают в нью-йоркском клубе Irving Plaza. Неподалеку от бара субтильный готический юноша раскладывает на столе мерчандайзинг — в том числе футболки с салютующими Папе Римскому фашистами с обложки «Laugh? I Nearly Bought One!». В девяностых Коулмена из-за нее обвиняли в симпатиях к нацизму. На сцене заканчивается саундчек, Джез стоит спиной к партеру и поет «Tommorow's World». Песня обрывается на середине, Коулмен о чем-то долго перешучивается с басистом Юсом, и удаляется в гримерку. Там он тоже много смеется, и вообще крайне благодушен, что трогательно контрастирует с его демонической харизмой. «Надо же, не знал, что в России есть Rolling Stone», — Коулмен пожимает мне руку и щелкает зажигалкой, прикуривая косяк.   

Да, есть. Там даже есть определенное количество людей, для которых отмена вашего ноябрьского концерта стала чуть ли не личной трагедией. Вы сами, кстати, ждали чего-нибудь от той поездки?

Я очень хотел побывать в России. По нескольким причинам. Во-первых, первая музыка, которую я услышал в жизни, это была русская музыка. Опера «Князь Игорь» Бородина и кое-что из Мусоргского и Римского-Корсакова. Мне было тогда лет пять или шесть, и это произвело на меня колоссальное впечатление. И во-вторых, мы у вас никогда не играли — но знаем, что и в России тоже интересуются нашей музыкой. В общем, обидно, что не срослось.  

У вас, как известно, большая страсть к перемещениям — в вашей жизни одинаково много связано с Чехией, Новой Зеландией, Британией. А где вы чувствуете себя дома?

Нигде, наверное. Ни одно место на Земле не способно дать мне все, что мне нужно.  

А про Америку что думаете, раз уж мы здесь?

На этот вопрос я отвечу так, как ответил бы в Китае, — здесь нельзя говорить о политике. (Смеется)  

Вы считаетесь большим специалистом в вопросах Конца света. Может, расскажете, что с миром происходит на самом деле?  

Ну, я действительно изучал наше положение в мире, причем с самых разных углов зрения. И я искренне полагаю, что мы стоим на пороге масштабных перемен. Вот пример: Северный полюс смещается каждые десять лет на два дюйма (5 см — прим. RS). И если так пойдет, то в будущем Канада соединится с Сибирью. Магнитное поле все слабеет — а насколько мне известно, русские космонавты проводили эксперименты, доказывающие, что при нулевом магнитном поле человек впадает в безумие. И мы уже недалеки от этого. К тому же, каждый год вы можете наблюдать усиление вулканической активности. Именно обо всем этом мы и говорим нашей музыкой — и когда это начнет происходить в действительности, сами мы не сильно удивимся. Так что, много чего происходит. Еще я очень расстроен тем, как Россия изображается в западных СМИ. Российская система всегда отличалась от западной, так вышло исторически, и я не вижу причин для перемен. России нельзя давать Западу навязывать свою модель. Вот западные медиа отчаянно критикуют Путина, а я считаю, что Путин делает для России больше, чем кто бы то ни было. Но это мое личное мнение, конечно.  

Это вы что же, по русским новостям судите?

У меня есть друзья в России, я к их словам прислушиваюсь. Они классические музыканты. И их много. У меня, кстати, в России даже намечался один проект с симфоническим оркестром, но до дела так и не дошло.   

Ваш новый альбом записан оригинальным составом — последний раз такое случалось почти тридцать лет назад. Как вам снова работалось вместе?

Да ничего не изменилось. Все то же самое, серьезно. Вот только, пожалуй, Пол (Фергюсон, барабанщик, - прим. RS) перестал со мной спорить. Была у него раньше такая привычка.  

А лично вы как-то изменились за это время?

Ох, ну как я изменился... За это время в моей жизни столько всего произошло. Я думаю, что сейчас я значительно счастливее, чем в молодости. Я ощущаю удовлетворение, наполненность.  

Альбом «Absolute Dissent» вышел в делюксовом издании...

Что, серьезно? У меня нет такого.  

Вы не в курсе? Да, есть двухдисковое издание. Так вот, в него входит сборник кавер-версий Killing Joke, судя по которому вы повлияли на Metallica, Foo Fighters и массу других музыкантов. А кто же на вас влиял?

Да я же вам уже сказал, что Бородин. Ну, чехи еще, вообще восточная система романтической музыки. Я же изучал музыку в Восточной Германии и в Белоруссии, в Минске, — там, правда, недолго. До России только вот так и не добрался. А на Ближнем Востоке изучал арабскую четвертитоновую музыку. И все это одновременно с Killing Joke. Killing Joke — это же тоже мои университеты. У меня вышел долгий путь от жизни в сквоте и какой-то полукриминальной активности до получения рыцарского ордена и дирижирования оркестром перед королевой. (Смеется) Killing Joke дали мне все. Господи, до Killing Joke я и на самолете-то ни разу не летал и в гостинице не жил.  

Вот Ник Кейв говорит, что такая вещь как вдохновение сильно переоценена. У вас какие взаимоотношения с вдохновением?

Я считаю, что когда занимаешься музыкой, собственно о музыке стоит забыть. Нужно просто делать свою жизнь максимально красочной, много путешествовать, наполнять каждый новый день новыми впечатлениями, переживать разочарования и душевные подъемы, и вот тогда музыка сама догонит тебя. И это точно идет не от головы. Большинство песен с нашего нового диска стали результатом полной студийной импровизации.  

А если бы вас попросили описать «Absolute Dissent» буквально в трех словах, как бы вы это сделали?

Мы снова дома.  

Killing Joke
Купить альбом «Absolute Dissent» в iTunes можно здесь

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно