• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Кинг Даймонд: «Я вовсе не занимаюсь контрабандой трупов»

2 Июля 2014 | Автор текста: Кори Гроу
Кинг Даймонд: «Я вовсе не занимаюсь контрабандой трупов»
Кинг Даймонд

Он присоединился к Церкви Сатаны, когда Мэрилин Мэнсон был еще слишком юн для подобной компании, и тусовал c Metallica в их самый жесткий алкогольный период. Он оказал большое влияние на скандинавские метал-группы, используя человеческие кости в качестве микрофонной стойки и взрывая чучела животных в чумовые времена своей прежней группы Mercyful Fate в 80-х. Сейчас этот дебошир с голосом будто после порции гелия и статусом метал-легенды, известный как Кинг Даймонд, планирует свой первый за последнее десятилетие североамериканский тур, который стартует 11 октября в Атланте. Пока же Даймонда можно наблюдать на сценах европейских фестивалей.

В 2010 году он перенес тройное коронарное шунтирование, и после этого голосистый, раскрашенный как ведьма-плакальщица артист отдыхал, сыграв за пару лет лишь пять концертов в Европе. Но 58-летний Кинг, урожденный Ким Бендикс Петерсон, и не думал уходить на покой. Он планирует вернуться в Северную Америку, да еще как: он привезет с собой шоу, наполненное магическими иллюзиями, с шокирующим дизайном. «Несколько театров расширят сцену, так что мы поместимся, — обещает Даймонд. — Это будет самое грандиозное представление, которое когда-либо видели в этих театрах. Ну и, конечно, мы приготовили несколько мощных сюрпризов».

Какие новые сценические фишки увидят фанаты в вашем американском туре?

Это будет очень мрачное шоу. Группа King Diamond была всегда гораздо более адской, чем Mercyful Fate. Я не хочу сказать ничего плохого о Mercyful Fate — я люблю эту группу, но иногда люди забывают, что King Diamond насквозь пропитана философией Сатаны. Я стал вечным членом Церкви Сатаны с подачи самого Антона Лавея в 1988 году.

Откуда ты взял кости человеческих бедра и голени для своей микрофонной стойки?

Отец одноклассника моего младшего брата — хирург. Однажды он проводил практические занятия для студентов на настоящем трупе. Когда все было сделано, они сняли с костей кожу и засунули их в специальные емкости. Папаша взял несколько для своего сына, но мой брат уговорил отдать их ему. Я чувствую себя кем-то, который отвечает за кости этого человека, и я должен разными способами показать их миру. Ну и, конечно, я не имею в виду всякие нездоровые способы.

За последние 30 лет случались ли какие-то недопонимания на таможне при перевозе костей из одной страны в другую?

Нет. Но была такая история. В первые годы существования группы King Diamond я таскал их в чемодане. И вот однажды я опаздывал на самолет в аэропорту Хитроу, и персонал сообщил мне, что нет времени на сдачу багажа — придется брать его с собой на борт. Я смотрел, как чемодан проходит через таможенный рентген, и увидел их... Все, думаю, сейчас меня повяжут. Но охрана сказала только: «Все хорошо, но вам стоит пробежаться, мистер, если вы хотите успеть на самолет». Я сказал: «Не вопрос, парни, так и сделаю» — и дал деру. Но ты не подумай, я вовсе не занимаюсь контрабандой трупов.

Как ваши сценические шоу изменились со времен Mercyful Fate?

Тогда у нас не было денег на спецэффекты и мы создавали их сами. Я, кстати, неплохо просекаю в химии. Из магниевого порошка я в домашних условиях делал вспышки. Еще я экспериментировал с небольшими порциями взрывчатки, пытаясь создать маленькие грибообразные облачка, наподобие атомного взрыва.

Вспомни самое жуткое из того, что вы когда-либо проделывали на сцене?

Во времена группы Black Rose у меня был друг со скотобойни. Он приносил мне головы свиней, которые я связывал вместе. Кроме того, он тащил мне оттуда свиные кишки и кровь, которыми я заполнял маленькие пластиковые мешки. Потом я помещал все это в желудок огромной куклы, и на сцене избивал ее. Это выглядело очень реалистично. Я засовывал руку ей в живот, доставал оттуда кишки и бросал их в зрителей. Это было вопиюще! Сейчас я бы так не сделал. Кстати, не обязательно использовать настоящую свиную кровь: она ужасно воняет, и микрофон прилипал к рукам. В итоге я обнаружил, что, оказывается, есть театральная кровь, которая не так уж дорого стоит!

Как тебе живется после операции на сердце?

В мою грудную клетку, под кожу, засунули длинную металлическую проволоку. Я видел ее на рентгене. Она выглядит как часть украшения, что ли. Когда доктора «открыли» меня перед операцией, моя грудная клетка, грубо говоря, выглядела, как распашные двери. Но я счастливчик! Шов едва виден. Единственное, я не могу принимать обезболивающие, потому что они разжижают кровь. Боль приходится терпеть. Но что делать. Получить второй шанс — это невероятно!

Что было самым сложным в процессе восстановления?

Было тяжело учиться дышать. Доктора вызывали искусственный коллапс легких. Когда я просыпался, я чувствовал себя так, как будто меня душили. Я пытался извлечь из горла трубки. Доктора укладывали меня обратно в постель. А в моей голове звучало: «Чертовы доктора, они хотят меня убить!». Это было ужасно. Я опишу это чувство в следующем альбоме.

Значит, вы уже работаете над новым альбомом?

У нас уже много материала. Мы работаем в новом направлении. Я построил себе студию, поэтому теперь я могу заниматься этим дома. Сейчас мы уже готовы приступить к записи. Я придумал название, но пока не скажу, какое. Новый альбом коснется тех вещей, через которые я прошел, и о которых должен рассказать людям.

Ты дружишь с Metallica на протяжении нескольких десятилетий. Они бывали в твоем знаменитом «доме с призраками»?

Ларс Ульрих и Джеймс Хэтфилд приходили ко мне как-то — это было еще в середине 80-х. Там же был Тимми Хансен, бассист Mercyful Fate, с подружкой. Мы с Metallica ушли в мою комнату, поиграть в настольный футбол, и оставили Тимми с девушкой в гостиной, там, где находился мой алтарь. Вдруг мы услышали жуткий грохот, я открыл дверь и говорю: «Какого черта вы тут творите, Тимми?». А они с девчонкой сидели там, как будто парализованные. Все, что стояло наверху алтаря, было сброшено на пол, бутылки на столе были разбиты, но это сделал не Тимми. Он сказал, что смотрел мои пластинки, как вдруг что-то отбросило его назад.

Позже, его девушка пошла в ванну и не возвращалась оттуда, кажется, целую вечность. Я подумал, может, ей плохо, пошел посмотреть и услышал, как она плачет. Я спросил: «Что случилось?». А она мне: «Я не могу открыть дверь, она захлопнулась, и что-то рычит на меня!». Я схватился за дверь и она легко поддалась, без всяких проблем. «Оно рычало мне прямо в лицо», — повторяла она. Вообще, честно говоря, мы все были изрядно пьяны, и я не знаю, как восприняли это Ларс и Джеймс.

Каково было кутить со всеми этими ребятами?

Мы все время со смехом наблюдали, как музыканты Metallica в туре напивались в стельку, и из-за сильного похмелья отменяли на утро свои интервью. Помню, мы с Ларсом отлично тусовались в Сан-Антонио. Как-то мы пошли в клуб и устроили ночь текилы. Чувак, я едва мог передвигать ноги на следующее утро! Но я отомстил Ларсу в другой раз, когда ему пришлось снова отменить все интервью. Эх, старые, добрые и очень веселые времена!

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно