• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Афекс Твин о новом диске «Syro»: «Я им горжусь и он дико меня возбуждает»

12 Сентября 2014 | Автор текста: Саймон Возик-Левинсон
Афекс Твин о новом диске «Syro»: «Я им горжусь и он дико меня возбуждает»
Афекс Твин о новом диске «Syro»: «Я им горжусь и он дико меня возбуждает»

© www.rollingstone.com

Не так давно Ричард Д. Джеймс купался в бухте неподалеку от своего дома. В этот момент к нему с неожиданной просьбой обратился мужчина, который проживал с Джеймсом по соседству. «Я никогда не говорил с ним о том, чем занимаюсь, — рассказывает 43-летний Ричард. — Он вообще-то не очень дружелюбный. Но тут он нашел в себе силы быть любезным: «Бойфренд моей дочери защищает диссертацию по Афексу Твину. Может он тебя набрать?».

До этого самого момента, по уверениям Джеймса, он был уверен, что никто из его соседей не подозревал, что они живут рядом с Афексом Твином — одним из самых влиятельных электронных музыкантов современности, чьи эмбиентные пассажи и взвинченные биты повлияли на артистов множества жанров. Том Йорк признавался, что Джеймс был источником вдохновения для революции в саунде, которую Radiohead проделали на диске «Kid A». «Афекс открыл совершенно новый мир, в котором не нужна была моя гребaнная электрогитара», — в прошлом году говорил Том. В 2010 году на диске «My Beautiful Dark Twisted Fantasy» электронщика сэмплировал Канье Уэст. Дабстеп-гуру Скриллекс назвал номер Афекса Твина 1997 года «Flim» «любимой песней всех времен».

Примерно с 2006 года скрытный музыкант проживал в шотландской деревеньке (всего там 300 обитателей) и никакой новой музыки не выпускал. Однако все скоро изменится. 23 сентября Warp Records выпускает «Syro» — первый альбом Афекса Твин со времен «Drukqs» 2001 года. «Ура!» — иронично говорит Джеймс.

Со мной музыкант разговаривает из номера лондонского отеля, однако темы нашего разговора Англии не касаются. Мы поговорили о его домашнем укладе в Шотландии, том, почему он завязал с диджеингом, а также коллекции музыкальных роботов, которых Джеймс собирает многие годы. На диске «Syro» содержатся треки музыканта самых разных лет. «Там примерно пятая часть того, что мне удалось создать на протяжении 10 лет, — говорит он. — Это один диск из целого множества возможных». Выпуск пластинки, по мнению Джеймса, необходим ему еще в том числе и для того, чтобы закончить работу над оставшимся материалом. Так что теперь он может продолжать дальше.

Афекс Твин

Афекс Твин
© Фото: www.rollingstone.com


Ну и какие у вас ощущения относительного нового диска?

Я возбужден. Меня он дико заводит (смеется). Меня распирает от него!

Неплохая комбинация. Когда вы начали собирать материал для пластинки?

Процесс шел на протяжении последних нескольких лет. Это единственная причина, по которой я сейчас пользуюсь компьютером. Сижу перед монитором, прогоняю треки. Материал я сдал лейблу Warp примерно шесть месяцев назад.

И как лейбл отреагировал на весть о том, что у вас для них новый альбом?

Стив (Беккетт, сооснователь Warp) заорал: «Да ладно! Разрази меня гром!». Он на самом деле очень смешной.

Что заставило вас выпустить пластинку именно сейчас, после такой серьезной паузы?

Ну, у меня просто появилось желание сделать это. И я начал искать варианты, как это провернуть, хотя с изданием музыки один сплошной герморрой. Мне это не очень интересно. Другое дело — записывать новую музыку. Если честно, я думал: «А кому это все может быть интересно?» И когда Warp начал подбадривать меня в этом плане, я даже подумал: «Может, они издеваются?». На самом деле, я ожидал что-нибудь в духе: «Нет, старичок, никто больше сейчас не покупает музыку. Так что извини».

Но вы уж точно должны были подозревать, что ваше творчество может быть востребовано. Ведь в начале этого года люди собрали на Kickstarter 67 тысяч долларов — только для того, чтобы скачать ваш так и не выпущенный диск 1994 года «Caustic Window».

Знаете, ситуация, о которой вы говорите, на самом деле, и подтолкнула меня к действию. При этом мне по-прежнему нравится думать, что я не люблю своих фэнов: я имею в виду, что фанатизм — это не очень здоровая штука. Ты не должен думать о том, чтобы сделать поклонников счастливыми. Это загоняет тебя в рамки. Но то, что случилось, по правде говоря, было трогательно и мило. И еще я стал немного старше. Так что пришлось сказать себе и всем остальным: «Окей, люди действительно хотят новую музыку моего производства, и я не могу их разочаровать. Давайте соберемся и все доделаем».

И после этого оригинальный виниловый тестовый пресс «Caustic Window» был продан за 46300 долларов на eBay.

Я был этим просто поражен. Думаю, что это вообще одна из самых высоких ставок за проданную пластинку. Хотел бы я узнать, за что люди платили больше. Совсем не потому, что я помешан на деньгах, — просто интересно узнать. Когда я попытался найти что-то похожее, то нашел один подобный диск Джона Леннона и один Пола Маккартни. Но там не говорилось, за сколько их сбыли.

Покупателем стал Маркус «Нотч» Перссон — тот парень, что придумал Minecraft. Вы когда-нибудь с ним встречались?

Нет, никогда. Но мои дети очень хотят с ним познакомиться. Он же прямо как Бог.

Сколько их у вас, кстати, сейчас?

Два мальчика. Одному восемь, а другому шесть. И оба занимаются музыкой. Не знаю, слышали ли вы о таком артисте по имени Марк Фелл — он играет авантгардное техно, совершенно нетанцевальное. Кто-то сказал, что музыка старшего лежит где-то между ним и Холли Херндон. Это еще одна электронщица, которая увлекается авангардом. И это очень точное сравнение. Ему было пять, когда он начал записываться.

Афекс Твин

Афекс Твин
© Фото: www.rollingstone.com


Появление детей как-то отразилось на вашей работе?

Просто у тебя на работу остается значительно меньше времени. Отражается появление детей в основном на твоей концентрации — это самое худшее. Они постоянно мутузят друг друга где-то неподалеку, орут тебе в ухо. Но сейчас стало получше, потому что они уже немного повзрослели.

Расскажите о деревне, в которой вы живете.

Это неподалеку от Глазго. Там все друг друга знают. Мне это нравится, но для того, чтобы жить в деревне, тебе нужно быть сильным парнем. Мне так кажется. Ты со всеми общаешься, и все знают, что ты делаешь. Для людей типа меня, которые при природе своей немного являются аутистами, это жесткая штука. Разговор по телефону меня не напрягает, потому что ты получаешь дозированную информарцию. А вот когда ты сталкиваешься с кем-то лицом к лицу, сразу начинается информационный перегруз. Для меня это тяжеловато.

И рядом с кем вам приходится проживать? Как вы общаетесь?

Мой ближайший сосед — бизнесмен. Помню, первый раз, когда я с ним столкнулся, то говорю: «Классный у тебя цветок в садике. Как называется?». И он так угрожающе на меня посмотрел, в том стиле: «Что, хочешь высушить его и выкурить?» Или: «Ага, это один из тех гребaнных музыкантишек на наркоте».

Как оборудована ваша домашняя студия?

У меня — раз, два, три, четыре — пять с половиной разных студий. Там везде разные настройки и саунд. И везде я прихожу к разным результатам.

И в процессе создания музыки вы перемещаетесь между разными комнатами?

Да, это немного эксцентрично. Тут нет никакой структурности. Просто мне это нравится. В одной комнате у меня есть электромеханические роботы и MIDI-органы, в другой все оборудовано для работы с лэптопом. Еще одна комната забита различными записями. Еще есть самая большая комната, типа той, из которой я сейчас говорю. Она реально огромная, с высоким потолком. И тут башни всякой техники. Как будто это один большой суперкомпьютер из 70-х. Если я сюда попадаю, меня можно просто не найти. Отличное место, чтобы прятаться. И жене приходится кричать мне: «Рич!». Она, кстати, сейчас рядом со мной и улыбается, слушая как я это говорю. Ей известен этот мой секрет.

Афекс Твин

Афекс Твин
© Фото: www.rollingstone.com


Простите, вы сказали, что у вас роботы в одной из комнат?

Ага. Думаю, если ваши читатели в интернете пороются, они кое-что найдут на эту тему. Есть один парень по имени Год (Годфрид-Уиллем Раэс), который сейчас делает для меня роботов. Меня дико радует с ними играться. Это лучшее изобретения для того, чтобы с ними позабавиться. Роботы просто отличные. С ними нет никаких трудностей, а раньше, когда они были похуже, бывали проблемы. А теперь появились Disklavier — пианино, которое контролирует компьютер, MIDI-органы, такие всякие штуки. Это все реальные инструменты, только они находятся под контролем компьютера.

Вы по большей части работаете днем или ночью?

Лучше всего всегда выходит работать, когда все в доме отправляются спать. Это лучшее время для созидательной деятельности. Обычно я могу работать часов до пяти утра, но когда нужно отвозить детей в школу, приходится укладываться пораньше. Это просто ужасно. Сейчас каникулы, так что мне все в кайф. Но вся эта суматоха с детьми реально выбешивает. Иногда очень трудно выносить. И это единственное, что я могу сказать против идеи завести детей. Все эти подъемы и развозы. Но думаю, что скоро уже можно будет нанять кого-нибудь, чтобы делал это вместо меня.

Есть планы относительно выпуска новой музыки в ближайшем будущем?

Я сейчас поймал как раз эту волну, так что думаю, что на ней какое-то время и останусь. У меня еще несколько релизов запланировано — как минимум, пара альбомов, миньоны, что-то еще. К тому же, хочется выпустить что-нибудь танцевальное. Я ведь этим последний раз занимался лет десять назад. Ну и, конечно, экспериментальные вещи, нойзовые, просто странные. Кучу всего надо сделать. И множество записей уже почти доделаны. Я еще не делал мастеринг, но это вопрос быстро решаемый. Теперь надо просто все довести до ума, потому что по этой части мне уже никто не поможет. И все это время, которое я трачу на доработку, я, на самом деле мог бы потратить на создание чего-то нового.

Афекс Твин

Афекс Твин
© Фото: www.rollingstone.com


А сейчас в лондонской гостинице у вас есть инструменты?

А как же. У меня есть самая новая шведская аналогово-цифровая гибридная драм-машина, которая является еще и сэмплером с синтезатором. Просто обалденная. Все, чем я занимаюсь в жизни, должно каким-то образом быть связано с музыкой. Когда я отправлялся в Лондон, чтобы общаться с прессой, я подумал, что могу и в поезде что-нибудь посочинять. Но когда я очутился в вагоне, то не нашел там розеток, чтобы подключиться. Так что план не сработал. Теперь нужно позаботиться о розетках, когда я отправлюсь в деревню обратно.

Как вам понравилось выступать в этом году на «Гластонбери»?

Было очень круто, на самом деле. Я думал, что уже туда никогда не вернусь, но моя жена там никогда не была, так что я решил показать ей фестиваль. Не думаю, что это самое лучшее приключение в жизни, но удар по нервам это конкретный. Я отыграл нормальный концерт, в этом отношении все было хорошо. А потом я выступил анонимно, и все прошло еще лучше. Думаю, сначала передо мной плясало человек десять. А после часов пяти началось уже реальное буйство. Люди медленно подтягивались, а я был как дьявольский дудочник, заманивающий их к себе. В общем, я чувствовал себя как классный ди-джей.

При этом вы вроде как завязали с диджейством в последние несколько лет?

Я, в принципе, люблю диджеить. Просто когда я этим занимаюсь под именем Афекс Твин, люди знают, с кем имеют дело. Все идет круто, но это не диджеинг. Так что, гораздо лучше заниматься тем же самым анонимно. Когда люди знают, кто ты, это накладывает ответственность. И при этом тебя все равно будут поддерживать, даже если ты облажаешься. А вот когда люди не знают тебя, то тут надо стараться избежать всех мелких ошибок: адреналин бурлит, и все становится куда интереснее. Так что, я не буду выступать как Афекс. С диджей-сетами уж точно.

Больше никогда-никогда?

Нет, нет. Я столько раз это делал. Ну, конечно, я могу сломаться, если кто-то вывалит за это чертову кучу денег. Но в данный момент мне нравится думать, что я никогда не отвечу согласием на подобное предложение.

Думаете, сейчас благоприятный период для танцевальной музыки?

Определенно. У людей массу времени занимала работа над теми электронными штуками, которые сейчас в мире танцевальной музыки — это какие-то простейшие вещи, типа акустической гитары. Мы уже наполовину киборги, нравится нам это или нет. Все сейчас базируется на компьютерах. Вся наша экономика, все наши креативные проекты. Мы к ним не подключены физически, но это еще не значит, что компьютеры не стали частью нашего сознания.

У вас есть смартфон?

Нет, у меня вообще нет телефонов. Они вообще особо ни для чего не годятся. Их можно много где применить, но я не думаю, что с появлением смартфонов люди стали лучше. Я думаю, для многих реальна опасность превратиться в фейсбук-зомби. И меня эта зависимость от социальных сетей на самом деле пугает. Это же просто ужасно.

Вы видели Скриллекса на Гластонбери?

Да, мы зашли на его выступление как раз на последней ноте. А шли туда целый час по всей этой липкой грязище. И к тому времени, когда мы пришли на площадку, мы уже забыли, зачем топали. При этом не думаю, что я знаю его музыку достаточно хорошо, чтобы как-то комментировать. Я вообще не знаю, что творится в Америке. У вас там вообще много крупных электронщиков?

Да, множество.

Последний раз, когда я был в Америке, создавалось впечатление, что вся электронная музыка там отключена до особого распоряжения. Конечно, рэйвы в Америке проходили, но это не было мэйнстримом. Сейчас все, видимо, поменялось. На радио тоже электроника есть?

Ребята вроде Авичи, Кельвина Харриса и Зедда звучат постоянно.

Хорошая возможность для ребят, которые хотят себя проявить. С этого все начинается — с того, что коммерческая музыка становится популярной. И если она тебя цепляет, ты можешь исследовать эту сцену и в конце концов докопаться до ребят вроде меня (смеется).

Aphex Twin
Купить альбом «Syro» в iTunes можно здесь

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно