• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Внутри наследия Джорджа Харрисона: Дхани о невероятных архивах своего отца

9 Ноября 2014 | Автор текста: Дэвид Фрике
Внутри наследия Джорджа Харрисона: Дхани о невероятных архивах своего отца
Джордж Харрисон

Как и его отец, ныне покойный гитарист The Beatles Джордж Харрисон, Дхани Харрисон также является музыкантом. Его профессиональный дебют состоялся на последнем альбоме отца «Brainwashed», выпущенном уже после его смерти в 2001 году. Теперь же 36-летний Дхани пишет саундтреки к фильмам, а также играет в Thenewno2 — команде, названной в честь персонажа британского телесериала поздних шестидесятых «The Prisoner» — вместе с Полом Хиксом, также сыном музыканта (его отец-гитарист Тони был в числе основателей Hollies).

Но что отличает Дхани от отца, так это то, что вместе со своей матерью Оливией он теперь присматривает за отцовским наследием. После его смерти Дхани активно занялся архивами и переизданиями сольных записей Джорджа: в 2004 году вышел бокс-сет «The Dark Horse Years 1976–1992», в 2012-м — CD с раритетами «Early Takes: Volume 1» и первое комплексное переиздание записей периода ранних этапов карьеры Харрисона после Beatles, «The Apple Years 1968–1975». Центральное место в этом сете, вышедшем в сентябре — он включает семь CD с бонусными треками плюс DVD — занимает, конечно же, непреходящий шедевр 1970 года, альбом «All Things Must Pass».

Но «The Apple Years», напротив, начинается с во многом определяющих дальнейшее творчество Джорджа эксцентричных экскурсов — от индо-рока на саундтреке к фильму 1968 года «Wonderwall» и своеобразного образца чествования синтезатора Moog «Electronic Sound» — и проходит через сконцентрированный на духовном начале «Living in the Material World» (1973) и серьезно недооцененные ритм-энд-блюзовые, медитативные работы «Dark Horse» (1974) и «Extra Texture (Read All About It)» (1975). «Я просто умирал от любопытства добраться до всего этого на протяжении примерно десяти лет, — свидетельствует Дхани, — Были, конечно, некоторые вещи, с которыми в течение этого времени справились и рекорд-компании. К тому же, отец сам ремастерил «All Things» для переиздания 2001 года. Но при этом никого не интересовал «Electronic Sound».

Когда мы говорили с Дхани по поводу последних новостей, касающихся переизданий, то у нас обнаружилось гораздо больше тем, которые хотелось бы обсудить. Что, конечно же, повлекло за собой более детальное и глубокое погружение в начальные этапы карьеры Джорджа Харрисона, лежащие уже вне и после величайшей поп-группы в истории. Дхани говорит, что «Wonderwall» — его любимый альбом в этом сете, и признает, что музыка отца до сих пор его удивляет, даже несмотря на то, что это, в общем-то, всем известные записи, как богатый в акустическом отношении «All Things Must Pass». «Я пытался расшифровать аккорды одной из тех песен, — говорит Дхани, — И понял, что их попросту невозможно расслышать, потому что поверх них наложены 50 дорожек духовых».

Просто взрыв мозга

Почему именно «Wonderwall» является твоей любимой пластинкой в этом бокс-сете? Ведь, помимо «Electronic Sound», это наименее всего понятая и принятая публикой работа периода Apple…

Я помню, как у меня в начале 90-х появился этот компакт-диск, и я тогда все думал: «Что же это такое?» Представьте, что вы сидите, и даже почти что медитируете под эту музыку, расслабляясь до дремоты и чуть ли не пуская слюни. И вот тогда шахнай (индийский гобой) вдруг вступает в дело и практически сносит вам башню. Это такая глубокая, психоделическая запись. Там еще участвует Эрик Клэптон, и там есть все эти записанные задом наперед гитары, рожки — эта запись просто взрывает мозг. И она полностью инструментальная. Единственные голоса на ней — это густые песнопения на хинди.

Такая музыка создавалась с конкретной целью — это должен был быть саундтрек к фильму и также спиритуальное сопровождение к медитациям.

Это была помесь музыки из спагетти-вестернов, индийских песнопений, которыми мой отец занимался с Рави Шанкаром, и лучших образцов сумасшествия Beatles. Людям, не слышавшим эту пластинку, будет лучше послушать ее самой первой из бокс-сета. Для моего поколения название «Wonderwall» скорее больше должно ассоциироваться с Oasis. Но это не так. Это одна из первых вещей, которые мой отец создал самостоятельно, уже вне Beatles.

Где ты обнаружил инструментальный ауттэйк битловского би-сайда 1968 года «The Inner Light»?

Мой отец сделал эту запись в Бомбее, так он сам захотел. Он является частью той же самой ленты, где находится «Wonderwall» — вот почему я включил эту версию в переиздание. Без вокала, и будучи избавленной от типичного саунда Beatles, она звучит совсем иначе.

Разговор в студии в начале трека прямо-таки завораживает — можно слышать, как Джордж переговаривается с музыкантами, объясняет свои идеи, которые потом уже воплощаются на практике.

Для индийских музыкантов это типично — все решать устно. И таким образом все и произошло. Там достаточно примечательный отсчет: когда звукоинженер-индус произносит абракадабру вместо стандартного «1, 2, 3, 4!» Это очень примечательный и крутой момент. Для тех, кто прежде не слышал «Wonderwall», но знаком с «The Inner Light», все это дает наилучшее представление о том, к какой части истории моего отца этот эпизод нужно относить. Этот альбом — недостающее звено в окончании эпохи Beatles.

«Electronic Sounds», «Extra Textures»

Хорошо ли ты подумал перед тем, как включить в бокс-сет «Electronic Sound»? И, как человек, купивший альбом, когда он впервые вышел, я хочу узнать о «реверсированном» трек-листе…

Потребовалось несколько месяцев на то, чтобы это исправить. Эта штука случилась во время заводского мастеринга в Англии, где как раз правильно проставили названия. Позже в США порядок треков зачем-то поменяли наоборот. И американцы подумали, что так и надо. Но сперва все было отмастерено в Англии. Мы решили вернуться к оригинальному, английскому порядку.

Мой отец пытался понять синтезаторы, разобраться в них. Если посмотреть на то, что эти звуки сегодня стали доминирующими… Любая синти- или танцевальная вещь сегодня на этом базируется. Так что, я прослушал альбом еще раз на одном дыхании. И только усмехался. Если вы послушаете это ночью за рулем, то поймете, насколько это мощная пластинка (смеется). Забавная запись. Мой отец никогда не воспринимал себя слишком уж всерьез.

Имеется ли какое-то предисловие к бокс-сету — какой-то новый способ рассказать историю вашего отца тем, кто знает его только по «All Things Must Pass»? Ранние семидесятые были очень успешным временем для Джорджа, но многое из его музыки прошло мимо внимания публики. О «Dark Horse» и «Extra Texture» говорили, но уже не с таким воодушевлением.

Эти две записи как бы явились предшественниками «All Things Must Pass» и «Material World», в то время как «Wonderwall» и «Electronic Sound» оттенили их с другой стороны — как держатели для книг на полке. Это словно бы разные жанры музыки. Мне безумно нравится «Dark Horse». Там очень много отсылок, значимых для меня лично, потому что я рос в это время. Альбом «Extra Texture» был мне знаком меньше всего. Я открывал его для себя заново.

Но если переходить от психоделии и «Wonderwall» к тому, что он собирался делать значительно позже в своей карьере — например, «Shankar Family and Friends» 1974 года — или всему тому, что он делал с Рави (Шанкаром), то именно «Wonderwall» положил реальное начало всему этому, а вовсе не «странные» псевдо-индийские треки на битловских альбомах.

Я думаю, люди будут приятно удивлены, как причудливы некоторые из этих записей, и в какой мере недооценена половина альбомов из этого сета. Эти глубокие, серьезные треки явно стоит поставить в ряд с теми его лучшими вещами, что он когда-либо написал. Девственный, обширный лес, который еще только предстоит исследовать.

Редкости «Living in the Material World»

Откуда взялся акустический тейк «Dark Horse»?

Я не совсем уверен, что помню это. Мы прочесали столько архивных лент. Собрать все вместе и обеспечить идеальное звучание — вот что было нашим приоритетом. И мы приложили все усилия для этого. И, знаете, обычно читаешь в интернете такое: «Пфф, они выпускают какой-то очередной бокс-сет!» Нет-нет. Это наиболее полный релиз, что мы когда-либо делали.

На самом деле мы вынуждены были в первую очередь сделать «The Dark Horse Years» — так было разумнее из-за правовых издержек. Это все равно что сначала снимать 4, 5 и 6-ю части «Звездных войн». Но мы в то время самым серьезным образом работали над документальным фильмом «Living in the Material World» («Живя в материальном мире» Мартина Скорсезе, вышла в 2011 году). У нас было очень много архивной работы в течение семи лет. И вот тогда мы начали откапывать все эти вещи, которые относились к ранним годам отцовского творчества. На самом деле, нам просто повезло, что мы не стали заниматься «The Apple Years» в первую очередь.

Что именно находится в архивах Джорджа Харрисона? С каким количеством материала вы столкнулись?

Там находится все. Это мастер-ленты моего отца — всех его альбомов, а также артистов, которые записывались для его лейбла Dark Horse. Все проекты Shankar Family, бесчисленное количество сольных альбомов Рави. The Wilburys. Просто ошеломляющий объем записей.

Сколько среди всего этого неизданного материала работ достойного качества? CD с неизвестными треками, шедший в комплекте с документальным фильмом («Early Takes, Volume 1») был коротким, но вполне отличным.

Мне кажется, что, по некоторым причинам, возможен еще один такой же релиз. Но мой отец очень настороженно относился к людям, которые готовы выгрести все закрома. Он это ненавидел. Я не принуждаю никого вытаскивать на свет архивный материал, который не соответствовал бы его стандартам. То, что мы получили от поклонников и коллекционеров, является поистине уникальным. Мы выпускаем этот материал с любовью, а первым, что вы прочтете в сопроводиловке, будет: «Почему у вас не было этого раньше?» Но в реальности никто не знает, чего это стоило. Это неблагодарная работа. Если вы получили право сделать это, люди решают: «О, это классно!» Если в итоге получится не то, чего люди ожидают, то они так же немедленно отреагируют: «Да вы просто надругались над Джорджем Харрисоном!»

Сейчас я делаю перерыв на пару лет. Я возвращаюсь к Thenewno2, к гастролям и написанию саундтреков к фильмам. Теперь я снова буду использовать другую часть моего мозга. Если есть что-нибудь еще, касающееся моего отца, это уж точно не будет «выскрeбaнием закромов». Это будет какая-нибудь новая интересная работа, и она будет кардинально отличаться от данного сета.

Это ведь каталог. Я чувствую, что нашел для него правильное место и что мой отец был бы от этого очень счастлив. Он всегда был очень собранным. Любил, чтобы все вещи находились в правильных местах и в порядке.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно