• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Группа Babes In Toyland возвращается с помощью сотрудников Google

21 Ноября 2014 | Автор текста: Марк Ярм
Группа Babes In Toyland возвращается с помощью сотрудников Google
Babes in Toyland, 1992 год

© Michael Lavine

Группа Babes In Toyland, стоявшая у истоков эры гранжа, в этом году воссоединилась и запланировала первое с 2001 года шоу. 12 февраля 2015 года трио, состоящее из певицы и гитаристки Кэт Бьелланд, барабанщицы Лори Барберо и басистки Морин Херман, выступит в Roxy Theatre в Лос-Анджелесе, а затем даст концерты в США и других странах. Примечательно, что спонсором реюниона стала компания трех бывших сотрудников Google под названием Powersniff, созданная специально для содействия возвращению коллектива.

«Я всегда твердила, что никогда в жизни и не подумаю о воссоединении, — признается Бьелланд в телефонном разговоре из аэропорта Миннеаполиса, откуда она вылетает в Лос-Анджелес, на репетицию группы. — Когда я была моложе, то считала: «Что сделано, того уже не изменить». Вероятно, я просто повзрослела. Моему сыну 15 лет, и я хочу, чтобы он посмотрел, как мы играем. После распада Babes In Toyland я выступала и с другими группами, но всегда скучала по своим друзьям».

Девушки из Babes In Toyland собрались вместе в 1987 году в Миннеаполисе, чтобы играть грязный оголтелый панк, и в итоге группа выпустила три студийных альбома, причем два последних — «Fontanelle» 1992 года и «Nemesisters» 95-го — вышли на лейбле Reprise Records. Они играли на фестивале Lollapalooza в 1993 году вместе с Primus и Alice In Chains, покорили Бивиса и Баттхеда («Whoa! Эти цыпочки играют рок!»), а также стали придворной группой феминистского движения Riot grrrl (Кэтлин Ханна признается, что о создании своей первой группы Bikini Kill она задумалась именно после шоу Babes In Toyland). Однако частенько пресса была заинтересована не столько игрой трио, сколько темами вроде «женщины в рок-музыке» или ожесточенными спорами о том, кто именно был законодательницей стиля «маленькой развратницы» с его традиционными кукольными платьями и туфлями Mary Jane — Бьелланд или ее подруга Кортни Лав.

После того, как в 1996-м Херман покинула группу, сославшись на суровый гастрольный график и желание заниматься сольной карьерой, лейбл Reprise прекратил сотрудничество с Babes In Toyland. Они не сдавались и выступали с другими басистками, — в частности, в группу была возвращена Мишель Леон, которую в 92-м заменила Херман. Последнее шоу группы состоялось в Миннеаполисе в 2001 году.

С тех пор о трио было фактически ни слуху, ни духу, пока в 2013 году артистки вдруг не заговорили о воссоединении. Тогда Херман, живущая в Лос-Анджелесе, решила встретиться с Бьелланд в Миннеаполисе и отправиться погостить в ее семейном доме у озера в Миноккуа, Висконсин. «Не успела я забраться в ее фургон, как Кэт уже спросила, не хочу ли я снова играть вместе, — со смехом вспоминает Херман. — Конечно, я и сама планировала задать ей этот вопрос».

«По дороге мы выяснили, что у нас очень похожие трудности: за те 18 лет, что мы не виделись, нам обеим пришлось бороться с психическими проблемами, — продолжает она. — Мы долго смеялись, обнаружив, что проходим практически идентичные курсы лечения».

Херман лечится от алкоголизма и зависимости от крэка, а после группового изнасилования, которое привело к беременности (она выносила и родила ребенка), басистка стала страдать депрессивным расстройством и ПТСР. Сейчас она пишет об этом в рукописи для своей первой книги «It's a Memoir, Motherfucker». Бьелланд же поставили диагноз шизоаффективное расстройство: «Долгое время я провела в клинике. Пришлось от многого отказаться, и это было чертовски тяжелое время».

У Барберо жизнь после Babes In Toyland складывалась куда спокойнее, хотя в 2013-м и она была серьезно травмирована: по ее словам, в магазине бытовых товаров стоявший на лестнице работник случайно уронил 63-фунтовую коробку ей на спину. Лечение вогнало Барберо в долги: тогда барабанщица только вернулась домой в Миннеаполис из Остина, где провела несколько лет. Кроме того, после несчастного случая Лори была вынуждена учиться играть на барабанах заново.

Барберо покинула группу в 2002 году, когда узнала, что Бьелланд отправилась в европейский тур под именем Babes In Toyland без нее. Сегодня Бьелланд называет ситуацию «большим, страшным недоразумением» и поясняет, что тур должны были анонсировать как серию выступлений ее проекта Katastrophy Wife.

«В той ситуации мы с Морин были просто взбешены, — вспоминает Барберо. — Я была вынуждена покинуть группу и пытаться двигаться к чему-то новому. Но в этот раз мы все сделаем правильно».

Расходы на ежемесячные поездки в Лос-Анджелес и обратно на репетиции, которые начались в августе, и прочие затраты, связанные с воссоединением группы, покрывает компания Powersniff, основанная бывшими сотрудниками Google Крисом Скаракисом, Эриком Фредриксеном и Джоном Монтли. «Раз в год я говорил: «Эй, Морин, почему бы тебе не поговорить с Кэт и Лори и не вернуть на сцену The Babes?», — рассказывает Скаракис, в середине нулевых нанявший Херман в свою ныне не существующую музыкальную компанию Fuzz. — Она отвечала: «Отвали, Крис, этого никогда не случится». В конце концов я сказал: «Ребята, если вы когда-нибудь все-таки захотите сделать это, дайте мне знать. Я с удовольствием стану частью этого».

Скаракис, бывший топ-менеджер Google, объясняет, что Powersniff, название которой связано с шуткой компьютерщиков о гордом вздохе после удачно выполненной работы — «это не традиционный лейбл». Он рассказывает, что мотивация основателей Powersniff — не столько получение прибыли, сколько участие в «чем-то веселом и крутом». «Хотя потерять деньги тоже не хотелось бы, — добавляет он. — Надеюсь, мы не уйдем в минус или даже будем в плюсе, а девочки смогут заработать на этом. Возможно, нам удастся вернуть какую-то сумму в казну Powersniff, чтобы продолжить сотрудничество с ними».

Babes In Toyland пока не исключают, что за воссоединением последует запись нового материала, а пока они сосредоточены на подготовке к туру и притирке друг к другу. По словам женщин, на репетициях царит бесшабашное веселье и постоянный хохот. «За эти годы мы заметно изменились в лучшую сторону, — говорит Херман. — Первая репетиция была буквально волшебной. Бам! — и наша музыка вернулась обратно. Сначала мы не могли даже поверить: «Черт возьми, да мы же сыграли эту песню даже круче, чем в 90-х!»

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно