• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Придворная полоса: Все, что нужно знать о протеже Принса Энди Алло

25 Ноября 2014 | Автор текста: Катерина Яроцкая
Придворная полоса: Все, что нужно знать о протеже Принса Энди Алло
Энди Алло

© ALLO EVOLUTION INC.

К лос-анджелесскому магазину Church Boutique в Западном Голливуде, где назначена съемка, Энди подъезжает на крошечном «фиате». В жизни 24-летняя Алло выглядит почти девочкой, но нарастающее внимание журналистов и вполне ощутимый успех ее второго диска «Superconductor» делают свое дело: Алло уже научилась показывать характер. Для начала она просит фотографа Матье сменить музыку, потом приступает к тщательному отбору одежды: «Почему так много черного? В начале года я выбросила почти все черные вещи — я же из Африки, мы любим яркие цвета!» Процесс обещает быть долгим.

Энди росла в Камеруне. В семь лет мама начала учить ее играть на пианино. Первые вокальный опыт Энди получила, распевая вместе со старшими сестрами госпел вроде «Sweet Chariot». «В доме всегда звучала музыка: можно было проснуться утром под Долли Партон или Мириам Макеба, а когда мы с отцом ехали куда-нибудь, могли слушать Fleetwood Mac». У Энди сохранилась школьная запись, где она вместе с одноклассниками протяжно распевает джексоновскую «We Are the World» — с раннего детства она не упускала случая оказаться в центре внимания. «Кажется, мне там лет шесть, — вспоминает певица, в очередной раз критично осматривая отобранные стилистом Родни вещи. — Уже тогда все со мной было ясно: видно, как изо всех сил пытаюсь выделиться. Вообще, до определенного момента я была скорее клоуном, чем музыкантом».

Съемка начинается — и теперь Энди просит показывать ей каждый кадр. Казалось бы, группе впору прийти в тихое бешенство, но все чувствуют себя максимально расслабленно. Певица заставила всех плясать под свою дудку, но сделала это так обаятельно, что все сразу начали получать от ее доминирования удовольствие... «Ты, наверное, теперь считаешь себя принцессой?» — восхищенно спрашиваю я. «Я не принцесса, я африканская королева», — сухо отвечает Энди, и я жалею, что не удержалась от каламбура. Но через минуту она уже смеется. Рискую спросить, не раздражает ли Энди определение «протеже», намертво приклеившееся к ней в прессе, она опять смеется: «Ты просто не понимаешь, что это значит. Мы все, вся наша немалая команда — его протеже. Это же честь». Имя Принса она явно не решается лишний раз употреблять всуе.

Энди стала считать себя серьезным музыкантом только в 2011-м, когда Принс позвал ее петь и играть на гитаре в The New Power Generation Band. Это притом, что двумя годами ранее она выпустила первую сольную пластинку «UnFresh», раскрывшую, как писали в прессе, «ее богатый вокальный диапазон». «Потому что после работы с Принсом стандарты меняются, ты в итоге становишься частью структуры, которую он создает из гармоний, текстов и аранжировок, — объясняет Энди. — Когда писали «Superconductor», мы потратили кучу времени на то, чтобы одна песня перетекала в другую, чтобы получилась цельная композиция. В итоге эта пластинка стала моим ребенком — моим, Принса, Тромбона Шорти и всех, кто работает в NPG».

На альбоме «Superconductor» девять песен. Три композиции, включая заглавную, Энди написала в соавторстве с Принсом, остальные шесть — полностью самостоятельные работы Алло. Выясняется, что одна из них, «If I Was King» предназначалась для ее наставника. «Мне кажется, ему давно пора стать королем, — говорит Энди, не скупясь на восторженные интонации. — Надеюсь, когда-нибудь он все же споет ее, для меня же побывать в мужской шкуре — крайне интересный опыт». Когда речь заходит о тексте песни, я спрашиваю, кто, на ее взгляд, лучше всех умеет обращаться со словами. «Нина Симоне, Боб Марли и Стиви Никс».

В связи с Энди Нину Симоне припоминают часто, иногда говорят, что в музыке и вокале Алло Симоне повстречалась с Эрикой Баду (что несколько ближе к истине). Тут тоже не обошлось без Принса. Он поработал над звуком Алло, добавив к ее традиционному (и, возможно, чуть архаичному) ритму классического фанка в духе Sly & The Family Stone и Tower of Power. Помимо студийных классов Принс преподал Энди уроки выживания в турне. «Такого со мной еще не бывало: в европейском туре с Принсом и NPG мы выходили на сцену, играли четыре часа, потом обязательная арфтепати, а дальше — новый город, концерт, все по кругу, — Энди все труднее справляться с эмоциями. — И все, я попалась на этот крючок! Теперь я жду турне в поддержку своего диска». И добавляет: «Сейчас меня больше всего занимает выбор костюмов для шоу!»

Наша костюмированная история подходит к концу, Энди переодевается и уже готова ехать дальше. «Мне все время хочется есть, — говорит певица, и в этот момент она еще больше похожа на девочку-подростка. — Друзья скоро перестанут приглашать меня домой: как только прихожу в гости, первым делом начинаю опустошать холодильник». Я спрашиваю, что она собирается делать, когда европейское турне закончится. «Я давно хочу съездить в Камерун, я так соскучилась... — берет Энди патетическую ноту, — ...по нашей еде! В Америке ее почти не достать — приеду и буду есть, сколько захочу!»

Энди Алло
Купить альбом «Superconductor» в iTunes можно здесь

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно