• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Азилия Бэнкс: трудный и извилистый путь к «Broke With Expensive Taste»

10 Декабря 2014 | Автор текста: Саймон Возик-Левинсон
Азилия Бэнкс: трудный и извилистый путь к «Broke With Expensive Taste»
Азилия Бэнкс выступает в Берлине 26 сентября 2014 года

© Фото из личного архива певицы

Во второй половине дня 6 ноября Азилия Бэнкс отправила победный твит своим 523,000 фолловерам: «Вуаля!!! Это случилось...» Прошло почти целых три года с момента, когда острый на язык сингл «212» за один вечер произвел ее в звезды; и вот наконец 23-летняя певица и рэперша из Гарлема выпускает свой долго задерживавшийся и откладывавшийся дебютный альбом «Broke With Expensive Taste». «Мое сердце просто колотилось, — теперь признается она, — Я сидела за обеденным столом, с головой обернутой пленкой, в футболке и трусах, и проглядывала свой iPad. Это было просто счастье и освобождение, ну наконец-то!»

© fb.com/azealiabanksmusic



Неделей позже в даунтауне в Нью-Йорке Бэнкс сидит в роскошных апартаментах своего нового менеджера Джеффа Кватинетца, одного из давних и стабильных двигателей современной музыкальной индустрии, который выпустил альбом на своем бутик-лейбле Prospect Park Records. На стенах — ряд монументальных работ современного искусства, и Бэнкс, попивая коктейль, кажется, чувствует себя среди всего этого вполне непринужденно. «Сейчас настало время для нашей вечеринки, — улыбаясь, говорит она, — Я, в конце концов, написала все эти гребaнные пати-песни, и теперь, такая: «Ну что, когда и мне можно уже повеселиться?»

Бэнкс имеет уважительную причину сдержанно реагировать теперь на любые анонсы. «На самом деле, я не до конца верила в то, что альбом выйдет именно в тот день, как мне сообщили мои менеджеры», — объясняет она. Как и многие фэны, за последние два года она уже «перегорела» от бесконечных ожиданий и переносов сроков выхода диска: «Представители лейбла могли сообщить мне дату, а затем все срывалось. Через какое-то время ты уже начинаешь чувствовать себя просто глупо».

Еще в январе 2012 года на волне своего первого успеха певица подписала контракт с Interscope и его британским собратом Polydor. Но их отношения быстро испортились, и ранее в этом году — по факту с уже полностью записанным, но удерживаемым по неизвестным причинам альбомом — она публично попросила лейбл расторгнуть соглашение. «У меня реально развилась фрустрация, — говорит Бэнкс, — Я отчаянно и много молилась, чтобы отвязаться от этого лейбла. И думала: «Какого черта и ради чего я делю хлеб с этими людьми, когда они просто играются с моей карьерой и врут мне в лицо?»»

В годы, прошедшие с момента выхода «212», Бэнкс получила широкую известность в основном благодаря шумным ссорам с другими артистами, а не ее последовательно все более изобретательной музыке. В последнее время, однако, она говорит, что стала переосмысливать некоторые вещи. «Знаете что? — делится певица, — Когда ты женщина, тебе гораздо проще поймать пчел на мед, чем на гребaнный уксус. Я сама создала ситуацию, когда меня просто не захотели слушать. Что-то вроде: «Эта сучка все время трындит и никак не заткнется»».

Тем не менее, Бэнкс указывает на то, что сделала достаточно много, чтобы также и вырасти в глазах общественности. «Пока ты молод, все такие вещи в этих рамках допустимы, и я определенно этим пользовалась, — говорит она, — Я просто получала от всего удовольствие, думая: «Да обалдеть, мне 20, 21, и у меня три миллиона долларов. У меня есть гребaнный хит-сингл. В гримерке меня ждет бесплатная водка. Промоутер только что купил мне травки. Они дают мне нахаляву одежду. Да плевать на всех!» Я прекрасно проводила свое время, но мне вряд ли хотелось бы все это теперь повторить».

Вы можете убедиться сами, как прессинг индустрии затронул Бэнкс, прослушав такие ее вещи как «Ice Princess», которая включает одни из ее самых сложных и тяжелых по настроению стихов. «Я чувствовала себя так, будто целых два года проходила прослушивание, — рассказывает Азилия, — Я бесилась без причины, и меня обижала буквально каждая вещь. Катись оно все. Я же собираюсь взорвать все ваши головы и засунуть всех в гребaнный мясной холодильник, или куда похуже».

В прошлом году она передала законченный альбом в Interscope/Polydor. «Я думала, им он должен понравиться, — вспоминает певица, — Но после того, как я отдала им запись, они сказали, что на нем нет хита». Что ж, она вернулась в студию и записала «Chasing Time» — один из броских и мгновенно привлекающих симпатии дэнс-гимнов на альбоме — только чтобы услышать от лейбла, что они предпочли на роль хита другую песню, нервический хаус-грув «Soda». «Я только что потратила еще целых гребaнных четыре месяца в студии, пытаясь придумать какое-нибудь дерьмо; а они в итоге хотят гребaнную «Soda»? — отношение Бэнкс к этой теме все еще довольно скептическое, — У меня просто руки опустились, я выпала в осадок. Просто не поняла. Это был тот самый день, когда вы могли видеть меня в твиттере с постами вроде: «Что за херня? Я задолбалась говорить с этими белыми ребятами о своей музыке». Чувствовалось, что они закручивают какую-то головоломную игру вокруг всего этого. И, знаете, я люблю всякие теории заговоров. Так что, до меня тут же дошло: «Эти парни пытаются промыть мне мозги! Да пошли они!»»

Бэнкс утверждает, что шеф Interscope Джимми Айвин играл важную роль в деле, убедив ее подписать соглашение с лейблом в 2012 году. Оглядываясь назад, она видит в уходе Айвина с Interscope некий поворотный момент. «Все на самом деле к тому времени уже было запорото, — говорит Азилия, — А с тех пор, как он ушел, все стало откровенно плохо. Как-то мы пересеклись, и он поинтересовался: «Ну и что там происходит с твоим новым альбомом?» А я просто постыдилась ему рассказать».

Interscope освободили Бэнкс от контрактных обязательств в июле этого года, позволив таким образом ей выпустить «Broke With Expensive Taste» уже с помощью Кватинетца. Альбом сорвал восторженные отзывы критиков и фанатов, и певица отчаянно гордится своей новой работой — даже если она в каком-то смысле олицетворяет собой прошлое, которое Бэнкс уже успела оставить позади. «Мне очень жаль вас, потому что альбом проделал такой долгий путь, чтобы его наконец все услышали, — говорит она, — Все это было актуальным для меня, когда мне был 21. Много старых песен звучат просто с позиций маленькой девочки, как она думает, все вот это: «Yeah, my pussy, mmmm, da da da, I'ma get you with sex». Теперь мне 23, и содержание моей лирики повзрослело вместе со мной».

© пресс-фото певицы



Это взросление должно стать очевидным на ее следующем проекте — сиквелу к ее микстейпу 2012 года «Fantasea»: «Конечно же, это будет еще одна «русалочья тема», но я собираюсь взять следующий уровень. Первый микстейп был своего рода поверхностным слоем. Как будто мы все еще плывем в наших лодках; но уже начинаем уходить под воду».

Многое изменилось с тех пор, как у Бэнкс случился ее первый прорыв, но она все еще обожает песню, сделавшую ее знаменитой — и говорит, что никогда не сомневалась, включать ли ее в свой первый альбом. «Когда я слушаю «212», то чувствую себя ведьмой, — говорит она, — Я ощущаю, что мои крылья словно бы начинают прорастать сквозь футболку, просто рвут ее. Это такое темное чувство, — может быть, потому что я написала ее, когда была очень злой. Это почти как «Firestarter» Prodigy». На лице Бэнкс мелькает злобно-озорная усмешка. «Каждый раз, когда я слышу «212», это раззадоривает меня снова. Я готова драться; я готова трахаться; я готова бежать; я готова напиваться. Поехали!»

Азилия Бэнкс
Альбом «Broke With Expensive Taste» можно приобрести в iTunes 

© fb.com/azealiabanksmusic

 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно