• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

The Jesus And Mary Chain: Служба распития братьев Рейд

26 Января 2015 | Автор текста: Наталья Шиняева
The Jesus And Mary Chain: Служба распития братьев Рейд

Джим Рейд из The Jesus And Mary Chain


© Ольга Хахалина

«Кажется, я оглох. Людям орать приходится, чтобы я что-то услышал», — сообщает мне вокалист The Jesus And Mary Chain Джим Рейд. Проблемы Рейда последних нескольких дней объяснимы — группа начала европейский тур в честь 30-летия дебютного альбома «Psychocandy». Шотландские нойз-рокеры воссоединились в 2007 году, спустя девять лет после распада. Группа, от оригинального состава в которой остались только братья Джим и Уильям Рейд, время от времени выступала на фестивалях, прокатилась с туром по Северной Америке, а также дала концерты в Китае и Израиле. Приключения продолжаются, и уши фронтмена коллектива Джима Рейда не выдерживают.

Уильям Рейд
© Ольга Хахалина

 

Рейд-младший пьет американо с молоком, сидя в баре фешенебельного отеля Malmaison — кажется, единственного островка роскоши и спокойствия в самом центре мрачного Глазго. Родной город братьев Рейд мало изменился с тех пор, как они в 1983 году основали группу, фирменным стилем которой стали ультра-короткие сеты с чудовищным звуком расстроенных гитар и обязательным разгромом аппаратуры. Идеальное развлечение в дождливом угрюмом городе.

Джим Рейд
© Ольга Хахалина

 

С тех пор, как пришло известие о возрождении The Jesus And Mary Chain, фэнов группы волновал только один вопрос: значит ли это, что Рейды решили все вопросы между собой? К моменту воссоединения Джим быв в завязке полтора года и утверждал, что рокового вечера в Лос-Анджелеса 1998 года, когда состав со скандалом развалился прямо на сцене, могло и не быть. В 2007-м Рейд-младший был трезв как стеклышко, а Уильям продолжал употреблять все, что было в зоне досягаемости. Это не помешало музыкантам выступить на фестивале «Coachella» в компании их фанатки Скарлетт Йоханссон, которая спела «Just Like Honey». «Скарлетт тогда было двадцать два, и нашему диску «Psychocandy» как раз двадцать два исполнилось, — довольно анализировал ситуацию Уильям Рейд. — Это говорило о том, что у нас выросло новое поколение фэнов».

Задолго до того, как в любви к JAMC стали признаваться голливудские актеры, а еще раньше — герои альтернативного рока вроде Трента Резнора и Фрэнка Блэка, Рейдам пришлось преодолеть немало сложностей. Изначально нужно было победить лень. Дни напролет Уильям и Джим сидели перед телевизором в родительском доме в Ист-Килбрайде — пригороде Глазго («На самом краю вселенной», — уточняет Джим). В свободное от просмотра каналов время они ели галлюциногенные грибы и отправлялись триповать. Или запирались в комнате и слушали Einstürzende Neubauten, The Doors, The Ramones, Игги Попа и Лу Рида. «Когда я впервые услышал «The Velvet Underground & Nico», я заплакал, - вспоминает Джим. – Словно был под воздействием мощнейших наркотиков в мире. Я бы целое состояние выложил, чтобы вернуть то чувство».

Братья мечтали о собственной группе, и их родители относились к этому с пониманием. Отец Рейдов даже выдал им 500 фунтов из своего выходного пособия. «Думал, мы машину купим, — улыбается Джим. — Но вместо этого у нас появилась портастудия». Бросив жребий, братья решили, что вокалистом должен стать Джим, который поначалу отнекивался, а его брат наконец-то снял со стены запылившуюся гитару. Вместе с басистом Дугласом Хартом Рейды записали первое демо («Upside Down» и «Never Understand») на обратной стороне сборника Сида Баррета («На новую кассету денег не было», — объясняет Джим). Промоутер одного из клубов Глазго, к которому попала пленка, хотел ее выбросить, но решил отдать ее поклоннику творчества Баррета — Бобби Гиллеспи. Тот сразу полюбил The Jesus And Mary Chain и уговорил своего школьного приятеля и основателя Creation Records Алана Макги организовать группе концерт в Лондоне. Тот согласился и еще до завершения саундчека подписал земляков на свой рекорд-лейбл. Гиллеспи встал за барабаны. Так началась история бунтарей и арт-террористов The Jesus And Mary Chain.

Группа выходила на сцену, едва держась на ногах от выпивки и наркотиков, осыпала всех оскорблениями и покидала зал, отыграв в лучшем случае 20 минут и оставляя осатаневших зрителей в полном недоумении. Сцены и усилители разносились в щепки, а группе и Макги приходилось спасаться бегством через черный ход. «Нас любили и ненавидели с равной силой, — ухмыляется Джим. — Это нормально, ведь каждый раз мы устраивали публике нехилую встряску. Но все, что мы делали, было от чистого сердца. Никогда мы не пытались вписаться в каноны индустрии, мы отрицали правила, которые диктовал шоу-бизнес».

«Люди приходили на наши концерты, как в цирк, — говорит Джим, — Все знали, что точно будет трэш. При этом нас постоянно пытались привести в чувство: и гитары настраивали, и альбомы писать заставляли. Впрочем, никто не верил в то, что мы протянем еще лет пять. Мы же были однодневками, выскочками и пьяницами». Вокалист JAMC имел свои причины экспериментировать с массой стимуляторов: его трясло от ужаса перед каждым выходом на сцену. «Мне не помогало, но я все равно пил, — говорит он. — Уильям нервничал меньше, но тоже бухал — за компанию». Программу дебютного диска «Psychocandy», вышедшего в 1985 году, группа продолжала исполнять в состоянии абсолютного угара. «То, что мы тогда творили на сцене, не совсем можно было назвать музыкой, — признает Джим, — Это была чистая провокация и надругательство над песнями с альбома». Он вспоминает самый первый концерт The Jesus And Mary Chain в Глазго и хохочет: «Нас вышвырнули со сцены и спустили по лестнице клуба, а вслед кинули наши инструменты. В прямом смысле».

«Братья Рейды были самыми несчастными рокерами в мире, — говорит Алан Макги о состоянии группы, когда их покинул Бобби Гиллеспи, ушедший в Primal Scream, — Они постоянно пребывали в депрессии. Уильям заявлял, что хочет быть убитым на сцене. При его характере, до сих пор удивляюсь, как он этого избежал. Если бы они выиграли лотерею, то восприняли бы это как самое ужасное событие в жизни. А когда я сообщил, что нас пригласили на запись «Top Of The Pops» (музыкальное телешоу, выходившее на канале ВВС с 1964 по 2006 годы, — прим. RS), братья посмотрели на меня так, словно я предлагал им прогулку по Аушвицу». Рейды страдали от нервного истощения и друг от друга. Они расстались с Макги, записали в общей сложности шесть альбомов и распались в 1998 году после того как Уильям выпал из автобуса по пути на концерт группы в Лос-Анджеле. На том же концерте Джим был настолько пьян, что не смог вспомнить слов ни одной из песен. «Тур для меня всегда был большим стрессом, — объясняет Джим,— Мы с Уильямом были как семейная пара с общим ребенком по имени Jesus And Mary Chain. Наши отношения никогда не будут простыми. Иногда мы просто не можем находиться вместе в одной комнате».

Десять лет спустя, кажется, Джим и Уильям научились сосуществовать. Вероятно, отношения укрепляет расстояние: Уильям живет в Калифорнии, а Джим с женой и двумя детьми обосновался в английском Девоншире. «Уильям — все тот же безумец, который доводит до белого каления, — комментирует младший брат отношения в группе, роднящие JAMC с Oasis и The Kinks. — Да и я совсем не изменился. Правда, теперь я живу в деревне и соседи не в курсе, кто я такой». Прошлое действительно крепко держит Джима в своих руках. «Я пью перед шоу, но это традиционно не помогает», — смеется стеснительный Джим, который оживает только тогда, когда речь заходит о глобальных победах команды. «Мы все и всем доказали, — говорит он. — И тем, кто спускал нас с лестницы клуба в Глазго. И это чертовски приятное чувство: показать им всем средний палец!».

За несколько дней до приезда Jesus And Mary Chain в Глазго выступали Kasabian, чей концерт обернулся скандалом – на заднике сцены появилась провокационная надпись «London is full of cunts». Правда, затем гитарист группы Серж Пиццорно поспешил извиниться и списать это на техническую ошибку. «Как глупо, — недоумевает Джим, — Делай что-то, раз уж осмелился, и не извиняйся. Если бы мы каялись перед каждым, кто счел себя оскорбленным нашим поведением, у Jesus And Mary Chain просто не осталось бы времени писать музыку. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на оправдания».

Но, кажется, таковых в стане поклонников шотландцев нет – все концерты тура проходят при полном солд-ауте, а перед тем, как играть «Psychocandy», группа исполняет еще и семь своих самых известных песен. И только в Глазго каждого пришедшего на концерт зрителя тщательно обыскивают, вплоть до личного досмотра. Но, кажется, это лишь дань уважения группе, как и краудсерфинг, который устраивают в зале немолодые, но еще крепкие фанаты. Джим счастлив и, кажется, даже Уильям доволен. «Новый альбом? – Рейд-младший напускает на себя загадочный вид. — Материала для него предостаточно. Правда, Уильям хочет записывать его в студии в Лос-Анджеле, у меня же нет никакого желания туда лететь, ведь можно все сделать при помощи компьютера. Если мы с ним не поубиваем друг друга к концу тура, то, возможно, что-то и придумаем».

The Jesus And Mary Chain
Британский тур группы пройдет с 16 по 27 февраля.
Каталог записей команды на iTunes

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно