• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Тома Делонга выгнали из Blink-182

27 Января 2015 | Автор текста: Джейсон Ньюман
Тома Делонга выгнали из Blink-182

Том Делонг


© fb.com/blink182

Марк Хоппус и Трэвис Баркер из Blink-182 обнародовали заявление, согласно которому один из основателей панк-трио Том Делонг навсегда покинет группу, а на предстоящем концерте в рамках фестиваля Musink его заменит Мэтт Скиба из Alkaline Trio. Вскоре Делонг отозвался постом в инстаграме: «Я не уходил из группы». Пресс-релиз он назвал «странным» и усомнился в том, что он может как-то изменить ситуацию в Blink-182. После этого Хоппус и Баркер дали Rolling Stone эксклюзивное и откровенное интервью, в котором рассказали все о раздорах в группе.

Вы говорите, что Том ушел из группы, Том говорит, что не ушел. Кому верить?

Хоппус: Всем. (Смеется.) Сейчас я быстро расскажу вам о последних двух годах Blink-182. В последние два года мы вели переговоры с несколькими лейблами, чтобы получить контракт на запись, потому что втроем решили, что для записи нового альбома нам необходим партнер. Несколько месяцев назад Том, совладелец фестиваля Musink, спросил нас с Томом, согласны ли мы на нем сыграть, мы ответили: «Без проблем». В конце декабря мы завершали сделку с лейблом, накануне Рождества подписали договор — все трое. Мы обсуждали, на какой студии будем записываться, с какими продюсерами хотим работать, когда начнем. Все это по электронной почте. Вживую мы с Томом не разговаривали уже несколько месяцев. Но все обсуждения велись в позитивном ключе.

На 5 января мы забронировали студию. А 30 декабря получаем письмо от менеджера Тома — о том, что Тома запись не интересует, он хочет заниматься другими делами и на неопределенный период покидает группу. Мы стали отвечать: а как же запись, а как же выступление. Менеджер прислал нам еще одно письмо: «Том. Не. Будет. Играть. В. Группе». Буквально так. Точно такое же письмо мы получили в 2004-м, когда Том в прошлый раз брал перерыв без обратного билета.

То есть никакой неопределенности не было?

Хоппус: Никакой. С той стороны мы получали ясный ответ: «Том ушел на неопределенный период. В обозримом будущем Том недоступен».

Как вы сначала отреагировали на это письмо?

Хоппус: Если честно, я не очень-то удивился. Все его поведение к этому вело: ему было просто неинтересно. Мы обсуждали запись альбома, назначали запись, но все тянулось и откладывалось. Мы собирались приступить к новому альбому два года назад, но тогда началось: «Нам нужен контракт с лейблом». Нам сообщили, что Том не хочет вкладывать в наше развитие собственные деньги. Даже наши менеджеры предлагали: «Давайте мы вложимся». Мы уважали позицию Тома и его представителей: они стояли на том, что нам нужен лейбл. Помню эти письма прописными буквами: «НАМ НУЖЕН ЛЕЙБЛ».

Вы записали что-нибудь для нового альбома?

Хоппус: Кое-что лежит у меня дома на жестком диске. Трэвис кое-что набрасывал в своей студии. Думаю, у Тома в студии тоже есть какая-то музыка. Мы были готовы собраться вместе 5 января. Но случилось ровно то же, что в прошлый раз, 10 лет назад. Тогда тоже обо всем уже договорились, а потом хлоп — письмо от менеджера Тома: «Том уходит на неопределенный период». Но в тот раз мы с Трэвисом уступили — сказали «Ну ладно» и заткнулись. Но мы же уже договорились сыграть на фестивале. Так что, как и в прошлый раз, когда Трэвис не смог полететь в Австралию, нам пришлось искать замену. Мы нашли гитариста, который заменит Тома.

Что вы думаете о заявлении Тома: «Я не уходил из группы»?

Баркер: Вероятно, он просто дико расстроен, потому что мы с Марком наконец высказались откровенно. Раньше мы всегда его прикрывали. Всегда было так: «Будем записывать альбом», а потом: «Том не пойдет в студию без контракта». Тогда мы изо всех сил добываем этот контракт, а затем выясняется, что Том уже не играет в Blink-182. Трудно прикрывать человека, который вас не уважает, неблагодарного человека. У него даже не хватило смелости позвонить нам и сказать, что он не хочет идти в студию, не хочет работать в Blink-182. Он просит это сделать своего менеджера. Все должны знать, что проблема именно в нем, и причем уже не первый год. Когда я попал в авиакатастрофу, мы снова собрались вместе — наверное, только потому, что я чуть не погиб. Но он даже не слушал ни миксы, ни мастер-копии. Ему было наплевать. Почему вообще Blink-182 снова собрались вместе, я теперь не понимаю.

Хоппус: Что бы он там ни писал в своем инстаграме, мы видим его действия. Мы почти два года бились, чтобы записать альбом, наконец сговорились собраться в студии. Я думаю, Тому не хочется ничего делать с Blink. Думаю, это понимают и наши поклонники. Почитайте наши аккаунты в социальных сетях: кто пишет о Blink-182, кто продвигает нашу группу? Мы с Трэвисом были готовы 5 января прийти в студию. Какие могут быть вопросы?

Так что теперь будет с альбомом?

Хоппус: Для нас сейчас главное — концерт на Musink. Очень здорово, что Мэтт позитивно настроен, хочет играть с нами. Когда мы сегодня выпустили этот пресс-релиз, у меня гора с плеч свалилась. Люди наконец-то узнали, что у нас происходит. Что будет дальше — поглядим. В прошлый раз мы с Трэвисом ничего не сказали, а организовали группу +44. Но это были не Blink-182, мы не пели песни Blink. И теперь мы с Трэвисом готовы защищать наследие Blink-182 и делать то же, что делаем уже двадцать лет: петь наши песни.

Если Том ушел насовсем, продолжит ли группа без него существовать как Blink-182?

Хоппус: Тут есть юридические закавыки. Юридически Том не уходил из группы. Но всю эту премудрость я оставляю нашим адвокатам и менеджерам. Мое дело — играть песни Blink-182. Мы потратили на них двадцать лет жизни. Мы с Трэвисом хотим этого. Если Том не хочет — его дело. Не нужно стесняться или делать вид, что он на самом деле втайне с нами играет. Людям все прекрасно известно.

Том написал в инстаграме: «Вероятно, эти пресс-релизы «санкционированы» группой. Да, у нас не все в порядке, но, Боже мой…»

Хоппус: Сегодняшний пресс-релиз на сто процентов написано Трэвисом и мной. И мы не отказываемся ни от одного слова: там все правда.

Вы удивились, что Том вообще стал возражать?

Баркер: Это просто забавно. Думаю, он в шоке: наконец всем стало ясно, как он себя ведет. Он не знает, что ему теперь делать, поэтому твердит: «Я не уходил из группы. Я как раз сейчас веду переговоры о наших концертах». Ты кто — антрепренер? Все понимают, что это брехня. Я не буду заламывать взрослому человеку руки, чтобы он делал то, чего не хочет. Но можно же выйти и честно сказать: «Да, я не хочу с ними играть. Я два или три года морочил всем голову, что буду с ними записываться, а выступать с ними я буду, если мне понадобятся деньги».

А что если Том завтра скажет, что он хочет вернуться и записывать с вами альбом?

(Долгая пауза)

Баркер: Марк у нас добрая душа. Пусть он ему отвечает. (Смеется.)

Хоппус: Мы с Трэвисом и вся команда Blink-182 все эти годы как только не изворачивались, чтобы угодить Тому. В октябре 2013-го он нам позвонил и говорит: «Я хочу к рождеству записать EP». И вот я через пять дней уже лечу из Лондона в Лос-Анджелес, потому что Тому так захотелось. Мы сделали уже все, чтобы он был доволен. Проволочки тянулись годами, и вот что я вам скажу: это унизительно, когда тебе приходится постоянно извиняться за другого человека. Вот такое у нас было чувство. Когда Том наконец сказал: «Я не буду записываться, не буду выступать», мы почувствовали огромное облегчение: ну хотя бы он это сказал. Но теперь он заявляет: «А я никуда не уходил», а это просто неправда. Это непорядочно. Я желаю Тому успешно заниматься тем, чем он хочет, и перестать мешать Blink-182 делать то, чего хотим мы: выступать, записывать музыку, продолжать нашу историю и получать от этого удовольствие.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно