• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

«У нас самое дорогостоящее хобби в мире»: Лига блюза Miraculous Mule

18 Марта 2015 | Автор текста: Алексей Старостин
«У нас самое дорогостоящее хобби в мире»: Лига блюза Miraculous Mule

Miraculous Mule


© Пресс-фото

Лондонский певец Майкл Джей Шихи — совсем не мастер говорить о своей музыке. Слишком уж она у него получается пронзительная, тягучая, страстная и болезненная. Чтобы учесть все, что песни Шихи вмещают в себя, нужно обладать терпением психоаналитика. В его треках смешиваются тени могучих блюзменов Америки, ирландская трагичность и элементы кабаретного рока, в котором Майкл Джей некогда блистал. Правда, его триумфы на камерных сценах мало кто замечал кроме узкого круга специалистов, преданных миру темной музыки.

Обычно Майкл исполнял свои мертвенные баллады хрупким тенором, который добавлял мрака и готической печали в атмосферу номеров его старой и самой известной группы Dream City Film Club. Вероятно, у Майкла полно инфернальных историй из гастрольной жизни, но помнит он их не очень отчетливо. Может, они слишком страшные, а может, куда лучше преподносить их не в разговоре, а в поэтическом формате, когда тревожный рассказ сопровождается еще и саундом нужного накала. В этом отношении страсти Майклу Джею, 42-летнему невысокому мужчине из семьи ирландских католиков, было не занимать.

Первая и единственная поездка Шихи по США весной 2002 года превратилась для него в алкогольный блэкаут, причем тогда у него еще и была соответствующая компания. «Я открывал концерты Питера Мерфи из Bauhaus, тогда мы проехались по всей Америке, — рассказывает Шихи. — В залах собирались в основном готы средних лет и вели себя по отношению ко мне довольно озлобленно. Они до боли серьезно относились к творчеству Мерфи, и им еще предстояло столкнуться с Питером, находящимся тогда явно не в лучшей форме — он как раз пребывал в разгаре амфетаминового периода. И, как настоящие фанаты, зрители чувствовали беду. Мне же со своей гитарой оставалось стойко держать удар. К концу сета меня обычно уже слушали внимательно, так что я уходил за кулисы в некотором роде победителем». Маленький победоносный тур Майкла сопровождался и соответствующими возлияниями: вечеров после концертов он, по его словам, обычно не помнил.

Упадническая бравада — любимое творческое состояние Майкла Джея Шихи, которое он продолжает снова и снова использовать, словно боксер свой любимый хук. До творческого абсолюта это стремление доведено в его новом проекте Miraculous Mule, который начинался в формате квинтета, а теперь ужат до плотного трио, составленного из старых знакомых. Вместе участники коллектива занимаются музыкой фактически со школьной скамьи. Сам Шихи поет и играет на гитаре, его сводный брат Патрик Маккарти отвечает за бас, банджо и бэк-вокал, а Йен Бернс контролирует ударную установку. «Мы все выросли в Лондоне совсем неподалеку отсюда, — говорит Шихи, вместе с которым мы встречаемся в The Fitzroy Tavern на Шарлотт-стрит. — В Кентиш-таун. Тогда нам было лет по восемнадцать. Но потом наша история заморозилась, потому что у меня появилась другая группа Dream City Film Club».

Miraculous Mule делают ставку на душноватый аутсайдерский электро-блюз с чувственным вокалом. Кому-то пряная и порочная музыка проекта напомнит пронзительный вариант Tindersticks, кто-то найдет в похоронных по духу треках влияние Тома Уэйтса и Марка Ланегана, но в целом творчество Mule в основном радует персональных поклонников таланта Шихи. Похожий на революционера начала 20-х годов, обладатель знатных усов и бородки клинышком, несмотря на свой колоритный образ, далеко не всем кажется увлекательным персонажем, заслуживающим отдельного разговора. В отличие от Ника Кейва, тоже весьма аппетитно и смачно рассказывающего инфернальные готические истории, Майкл не имеет амбиций рок-н-ролльного трибуна и даже его дружба с бутылкой носила характер, далекий от того, что можно себе вообразить, размышляя о классическом образе рокера-дебошира.

«Когда выезжаешь на зарубежные гастроли, тебе там могут не только за выступление заплатить, но и пива предложить, — философски рассуждает Патрик Маккарти, которому в британских гримерках чаще всего приходится видеть лишь жалкие бутылки с водой. — Это очень депрессивный для местных музыкантов расклад. Ведь если ты играешь в группе в Англии, будь готов понести расходы. Коллективов переизбыток, а поэтому всегда есть желающие выступить бесплатно. В нашем случае самые существенные расходы — это транспорт. Ведь не только инструменты приходится тащить: например, не все клубы Англии готовы предложить тебе бэклайн. На такси по Лондону в таких условиях можно 250 фунтов за вечер угробить. Так что, если нам представляется возможность выступить где-то за рубежом, мы легки на подъем. Взяли гитары, сели на поезд и подальше отсюда».

Майкл Джей Шихи посмеивается над музыкантами, которые лет двадцать назад ныли о том, сколько денег съедали туры. Сейчас, по его мнению, билеты на концерты часто имеют формальную стоимость, клуб зарабатывает на баре, а музыканты могут претендовать на вменяемый доход только от продажи мерчандайза, причем если футболки предлагать по жестким ценам в 25 фунтов. «Также и с продажей физических носителей, — снова включается в разговор Патрик. — Ты можешь получить больше денег за размещение своего ролика на YouTube, чем за продажу пластинки». «А синглы часто приносят денег больше, чем полноценный альбом, — резюмирует ударник Йен Бернс. — Так что сейчас такой режим экономии, что даже на агента тратиться как-то уже глупо. По-крайней мере, у нас в Англии. Тут уж мы сами свои интересы представляем».

«У нас самое дорогостоящее хобби в мире, — ухмыляется Шихи и замечает, что всем участникам коллектива приходится работать, дабы не существовать совсем уж по маргинальной схеме. — От стандартных увлечений рок-н-ролл отличается только тем, что на него нужно тратить гораздо больше времени. Если ты занимаешься музыкой, перед тобой стоит масса преград. Например, если у тебя появляются семья и дети. Но мечта о карьере музыканта в людях пока жива. Так что благодаря таким человеческим фантазиям новая музыка в нашем мире и продолжает возникать». Как и его товарищи по группе, Майкл примерный семьянин — его супруга трудится в журнале House & Gardens. Но, несмотря на печальную картину в музыкальном мире, участники Miraculous Mule не склонны к депрессии. «Если у тебя нет денег, тогда, возможно, самая талантливая музыка и получается», — басом говорит Маккарти.

«Первая песня с нового альбома «Blues Uzi» как раз рассказывает о наших временах, — продолжает Маккарти. — Это блюз настоящего: он злобный и отчаянный. Это такой своеобразный выстрел от бедра. Песня вышла очень честной и рассказывает о том, как больно иногда возвращаться в прошлое».

пресс-фото

 

Воспоминания приводят Шихи в годы его увлечения гаражным роком и кабаре, которые в сумме дали проект Dream City Film Club, одну из любимейших команд покойного ведущего BBC и культуртрегера Джона Пила. Как-то он заявил, что будет ставить в эфир команду Майкла до тех пор, пока она не прославится. И он действительно делал это, хотя никакого эффекта это странным образом не производило. Видимо, Шихи нашел такой аутсайдерский образ, с которым никто особенно не захотел ассоциироваться кроме музыкальных критиков. Майкл был помешан на Жаке Бреле, The Stooges, Марлен Дитрих и The Birthday Party, на концертах пел каверы Virgin Prunes, а в видео представал нездорово бледным молодым человеком с опасно бегающими глазами. Как и многие ирландцы по происхождению, Шихи увлекался боксом и впоследствии написал даже целый фантазийный альбом «With These Hands», основанный на горьком опыте. Сейчас Майкл полагает, что материал Dream City Film Сlub, несмотря на красоту песен, был трудным для прослушивания, и сейчас размышления о том мрачном и по-своему эффектном периоде жизни для него мучительны.

«Я начал боксировать в школе, — вспоминает Майкл о создании «With These Hands». — Но я не был хорош на ринге. К тому же относительно спорта меня всегда больше увлекали демоны, которые обуревали бойцов. В песнях с этой пластинки, которые изначально писались для мюзикла, так и не увидевшего свет, отражается скорее мой внутренний мир». Плотное общение Шихи и алкоголя закончилось в 2011 году: он пытался что-то приготовить себе на кухне и устроил пожар в квартире — на подмогу пришлось вызывать бригаду спасателей. Так что в истории музыканта-боксера, достигшего полного дна, в тот момент была поставлена точка. «Теперь моя группа называется Miraculous Mule, — говорит Шихи. — Имя у коллектива очень громкое, но оно идеально точно определяет то, что со мной произошло — в жизни и чудеса случаются, и упорства приходится проявлять немало — тут мы похожи на мулов». Шихи полагает, что важным моментом является и то, что мул — это не просто сильное твердолобое животное, но еще и гибрид. Его явно недооценивают, избивают, но он все равно продолжает переть напролом. И это обстоятельство хорошо иллюстрирует саунд Miraculous Mule, в котором уживаются болотный блюз, госпел, рок и даже элементы бодрого ирландского фолка.

«Мы не чувствуем себя частью какой-то сцены, — говорит Шихи. — Просто мы живем в Лондоне, дружим, здесь по-прежнему есть, где выступать. Например, в Кэмдене. В Восточном Лондоне тоже есть хорошие места. В Долстоне, но там более хипстерское направление приветствуется. На юге у нас есть такая группа под названием Fat White Family, вокруг них кучкуются очень интересные команды. Но это прежде всего концертные коллективы, на которые люди ходят как на шоу. Может, и хорошо, что мы ни к какому течению не принадлежим и никуда не вписываемся. В прошлом году мы выступали на одном фестивале, и мне показалось, что люди смотрели на нас как на полное дерьмо. Хотя не могу сказать, что эти воспоминания меня не вдохновляют. Мы становимся сильнее благодаря им». Патрик Маккарти тоже явно доволен концертной формой Miraculous Mule и утверждает, что на сцене трио звучит значительно мощнее и напористее, чем на записях. «Мы интенсивнее и яростнее, — говорит он. — Многих людей эта метаморфоза в нас пугает. Может, это даже путь в никуда».

пресс-фото

 

«Хотелось бы, конечно, чтобы нас запомнили, — мрачно шутит Шихи на прощание. — Например, ребятами, которые были психоделическим госпел-помп-бэндом. Слово блюз я принципиально произносить не буду, потому что очень осторожно к нему отношусь. Блюзы играли деды из Чикаго. Только там он настоящий. Видеть белых ребят, которые сейчас пытаются петь низкими блюзовыми голосами, для меня странно. Мне вот лично ближе то, что в Детройте происходило со всеми этими группами типа The Stooges и MC-5, лейблом «Мотаун» и Джоном Ли Хукером. Самая разная музыка рождалась в этом городе, а теперь там живут только вампиры из фильма Джармуша «Выживут только любовники». И музыка оттуда стала такая же. В этом весь Детройт. А может, я и не справедлив. Сейчас же не меньше хорошей музыки в целом пишется, чем раньше. Просто есть проблема, что плохая все время на виду, а хорошая остается там, где она остается. Тебе уже не нужно много денег на студию, так что какие-нибудь гении могут запросто работать и в стол. Я и не про себя. Я думаю, что пусть лучше люди узнают, что такое блюз, благодаря нам, а не названию сингла Моби «Natural Blues».

Miraculous Mule
Купить альбом «Blues Uzi» в iTunes.

.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно