• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Брайан Ферри: «Надо было использовать шанс покончить с миром рабочего класса»

18 Марта 2015 | Автор текста: Борис Даль
Брайан Ферри: «Надо было использовать шанс покончить с миром рабочего класса»
Брайан Ферри

© Пресс-фото

Брайан Ферри сумел красиво состариться, не утратив аристократической стати. При этом великий музыкант сохранил немало вредных для своего возраста привычек — в 2012-м он женился на яркой шатенке, которая была на тридцать семь лет моложе (брак продержался чуть больше полутора лет), а в кармане его пиджака от Louis Vuitton по-прежнему наготове золотая зажигалка и пачка красного «мальборо». Общаться же с журналистами музыкант предпочитает в своей студии на Авонмор-стрит, в самом сердце шикарного лондонского района Кенсингтон. Именно тут, среди винтажных синтезаторов и фотографий девушек, в разное время позировавших для обложек Roxy Music, Ферри построил храм вечной музыкальной эксцентрики.

«Обычно я стараюсь не идти против природы песни, — говорит Ферри. — Сочиняя новые треки, я пользуюсь только фортепиано и кассетным магнитофоном. Все остальное можно добавить потом. И главное: не разгоняться слишком сильно». Говорится все это таким тоном, как будто Брайан в любой момент готов сорваться с места и понестись во весь опор — словно он не достопочтенный джентльмен с внешностью министра, а тот Ферри в расцвете сил с анти-дориан-греевской обложки его последней и очень удачной пластинки.

Брайан Ферри по-прежнему много гастролирует. Иногда получается давать по сотне концертов в год, после чего музыкант предпочитает релаксировать в своем деревенском доме. Впрочем, моменты безделья у Ферри достаточно редки: по его словам, 90 процентов времени вне туров он проводит в лондонской студии, работая над новым материалом и разбирая архив. Наследия у Брайана хватает, и оно множится: он постоянно предлагает свои треки для ремиксов молодым музыкантам, ну а влияние Roxy Musiс, распущенной несколько месяцев назад (объявил об этом, впрочем, не сам Ферри, а гитарист Фил Манзанера), на современную музыку столь сильно, что Брайан может до конца жизни курировать постоянно появляющиеся кавер-версии RM.

Ферри уехал с родного северо-востока в 1968 году. Он был на редкость смазливым молодым парнем с дипломом искусствоведа, который отправился искать счастья в лондонском смоге. Брайан появился на свет за двадцать девять лет до того в шахтерском поселке Вашингтон. Будущий певец блистал в школе и хотел быть «художником с большой буквы», но в атмосфере 1963 года, когда Эрик Бердон и The Animals зажигали в соседнем Ньюкасле, он сделал то же, что сделал бы в то время любой 17-летний парень с головой на плечах: собрал школьный ритм-энд-блюзовый ансамбль. Три года спустя в Университете Ньюкасла, где все были без ума от Отиса, Джо Текса и Тамлы, Ферри возглавлял октет с характерным названием The Gas Board.

Образ Брайана Ферри сложился вопреки его происхождению. Можно сказать, что стремление к жизни плейбоя и аристократическому шику сначала было для него заразительной игрой, а потом превратилось в обычный стиль жизни. «Мой отец был человеком из глубинки, настоящим крестьянином, — вспоминает Брайан. — А мама — абсолютно городским человеком, любила светские новости и всякие отчеты о тусовках. Папа не водил машину и не знал, как пользоваться телефоном, зато гордился тем, что получал призы за свое умение пахать землю. Это был совершенно другой мир. Когда я был молод, то не понимал этого. Меня это даже смущало. Зато когда повзрослел, увидел, что на самом деле это просто потрясающе. У меня как будто все встало на места: и в плане объяснения собственной упертости тоже. Вы только подумайте: перед тем как жениться на маме, он ухаживал за ней десять лет. Папа каждый день ездил на лошади, чтобы повидаться с ней — в котелке и сапогах. Прямо как в романах Томаса Харди».

Работая водителем микроавтобуса, преподавателем изящных искусств и реставратором в Лондоне, Ферри, по его выражению, «заметил пробел в музыке». По мнению Брайана, в 1969 году «все было ужасно скучное», так что музыкант начал искать тех, кто придерживался похожего взгляда на вещи.

К концу 1970 года основы Roxy Music уже были заложены: Энди Маккей, знакомый по университету гобоист с академическим образованием, отвечал за духовые; Брайан Ино, скульптор и вдохновенный экспериментатор в области электроники, взялся за синтезатор; Дэвид О’Лист, до этого игравший с The Nice, стал гитаристом (Фил Манзанера сменил его прямо перед тем, как группа прославилась). Ритм-секцию составили басист The Gas Board Грэм Симпсон и еще один северянин — Пол Томпсон. «Тогда я особо не воображал, — вспоминает Ферри, которого впоследствии будут упрекать в том, что он «слишком много о себе думает». — Мне просто не хотелось работать в шахте или на фабрике, так что надо было использовать свой шанс покончить с миром рабочего класса».

Roxy Music очень быстро нашли свое лицо. Дело было не только в музыке — манерные, насыщенные аллюзиями тексты и точеные мелодии Ферри, смесь разудалого рока и эклектики с примесью электроники, — но и в визуальном стиле группы: это был ностальгический, странный кэмп, своего рода футуристическое переосмысление 50-х. Все одевались в кожу, леопардовые шкуры и блестки. Ферри щеголял набриолиненным чубом, которому бы позавидовал единорог.

После нескольких выступлений на вечеринках и пары обнародованных загадочных постеров группа получила контракт и за две недели в марте 1972 года записала первый — фактически эталонный в контексте дальнейшей карьеры — альбом «Roxy Music» в лондонской Command Studios под руководством бывшего участника King Crimson Пита Синфилда. После его выхода к музыкантам пришел быстрый успех — концерты с Элисом Купером и Дэвидом Боуи, альбом и синглы высоко забрались в чартах, Roxy Music несколько раз назвали «Самой яркой надеждой года». За осенним туром и малоудачным дебютом в США последовал «For Your Pleasure», вышедший в марте 1973-го. Образ группы сместился от ретрофутуризма к кэмповому шику, а музыка стала более четкой и осмысленной, но при этом не менее яркой, дикой и парадоксальной.

Вскоре после релиза «For Your Pleasure» Ино ушел из группы. «Может быть, у меня было слишком сильное эго, — туманно комментирует этот момент Ферри. — Мне очень важно было быть художником на все сто процентов и полностью контролировать процесс. Видимо, кому-то стало из-за этого душновато». В ноябре 1973 года Roxy Music выпустили диск «Stranded», и отправились в британский тур, где Ферри впервые предстал перед публикой в белом смокинге — его популярность очевидно начинала перерастать в культ.

«Наш визуальный стиль был очень эклектичен, — объясняет Ферри. — Мне нравилось заимствовать образы и смешивать их. Если внимательно посмотреть, то мои вещи того времени немного отличаются от оригиналов. Большинство людей этого не замечают. Но в музыкальном плане мы стали более настоящими. Мы не стали плодить дешевые идеи и дешевую электронную музыку». Еще до «Stranded» вышел первый сольный диск Ферри, «These Foolish Things», но музыкант утверждал, что сольная карьера играет второстепенную роль: «Когда я один — это чистый стиль. Я навязываю свой стиль готовому содержанию».

«Avonmore»— это название улицы, на которой расположена моя лондонская студия, — рассказывает о кенсингтонском следе в создании своего последнего диска Ферри. — Думаю, что вместе с моим фото на обложке титул идеально точно определяет настроение всего альбома». У Ферри нет каких-то безумных иллюзий насчет продаж этой выдержанной и традиционно томной пластинки. Музыкант записывал песни, которые ему будет удобно исполнять во время гастролей и которые, соответственно, будут гармонично сочетаться с его прошлыми хитами. Таким образом, слушатели получили новый релиз старого доброго Брайана Ферри, который четко удовлетворяет всем потребностям фанатов: мягкое изысканное звучание, немного фанка и роскошный бархатный голос артиста.

«Новая пластинка — это в первую очередь не концептуальная запись, а сборник хороших песен, — говорит певец. — Восемь треков тут оригинальные, и еще два — кавер-версии. Один из новых треков я написал совместно с Джонни Марром, который играет во всех треках на пару с Найлом Роджерсом. Что касается каверов, то это «Send In The Clowns» Стивена Зондхайма и «Johnny & Mary» Роберта Палмера, которую мы сделали совместно с Тоддом Терье». Когда последний упомянутый Брайаном трек появился на сольном диске Тодда «It's Album Time», многие начали говорить, что это лучший трек Ферри лет за десять.

Перед релизом «Avonmore» поклонники Ферри были основательно разогреты соблазнительным видео «Loop De Li», которое в соответствии с негласным бренд-буком Брайана — хмурые красавчики, волны, атмосфера порока и постоянные съемки через дверные проемы, — сделала молодая и очень талантливая ирландка Ифе Макардл («Onen Eye Signal» Джона Хопкинса). С творчеством Ифе британского ветерана познакомил его сын Тара, который на «Avonmore» играет на ударных. «Мы дали Макардл полную свободу, и она сняла эротический триллер, — смеется Ферри. — Думаю, надо как-то развить эту тему. Ифе должна еще как следует поработать на нас».

пресс-фото

 

Ферри научился не делать лишних движений, которые могли бы навредить его репутации: в 2007 году он уже обжегся на откровенности, назвав потрясающими фильмы Лени Рифеншталь и нацистские ритуалы. Потом пришлось долго извиняться и приводить нервы в порядок. Ничего плохого Ферри при этом в виду не имел — просто допустил чрезмерно декадентское по меркам 21 века высказывание. С тех пор механизм карьеры Брайана уже не дает сбоев: его альбомы четко выдержаны по настроению, а на «Avonmore» он даже, в соответствии со статусом и возрастом, играет в идеолога гламурного фанка. Странно, что столь дотошному и внешне привлекательному мужчине мало предлагали работать в кино — в плане исполнительности он точно бы стал отменным актером. «На самом деле, я играл злодея в «Завтраке на Плутоне» Нила Джордана, если вы забыли, — с усмешкой напоминает Брайан. — И это было единственное предложение из мира кино за всю мою жизнь. Видимо, все уже привыкли видеть меня в определенной роли, да и мне это по душе — ведь она главная. Мне нравятся камео, но куда мне в них до того же Тома Уэйтса? У меня и так достаточно кинематографичная музыка. Может, мне доведется успеть сделать великий саундтрек? Я же не только певец, но и композитор. Просто люди привыкли меня воспринимать элегантным парнем у микрофона».

Брайан Ферри
Купить альбом «Avonmore» в iTunes.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно