• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Евгений Хавтан, «Браво»: «Когда мне нечего сказать, я засовываю голову в песок и молчу»

26 Ноября 2015 | Автор текста: Александр Кондуков
Евгений Хавтан, «Браво»: «Когда мне нечего сказать, я засовываю голову в песок и молчу»

Евгений Хавтан, «Браво»


© пресс-служба

«Новый год у меня начался с салютов и фейерверков, от которых мой кот и собаки забирались под столы, — рассказывает Евгений Хавтан, чья группа «Браво» только что выпустила новый альбом «Навсегда» и готовится к сольнику в московском YOTASPACE. — Собаки же не понимают, откуда грохот, — может, война началась?»

Хавтан вспоминает, что одна из самых ярких песен на диске — титульная «Навсегда» — появилась у него как раз в результате посленовогодней депрессии. «Такое мрачное настроение бывает не только у меня, — говорит музыкант. — Вся страна же у нас пьет числа до седьмого-восьмого. А поскольку я пить не могу, у меня депрессия раньше наступает».

Евгений уверен в том, что «Браво» запишут как минимум еще один альбом после «очень личного» «Навсегда» и считает, что взрывоопасная ситуация в стране располагает к появлению «нового «Браво» и «нового Цоя». «Деньги уходят из индустрии, а значит, надо новые песни писать, — рассуждает Хавтан. — Желательно хорошие». В этом отношении Хавтан плодотворно работает и со своим основным автором текстов Анжеем Захарищевым фон Браушем из «Оберманекена», и с молодыми артистами, которые сыграли заметную роль в «Навсегда».

Архив RS: Евгений Хавтан: «Рок — это страшная вещь вообще», 2011

«Я работаю только с теми музыкантами, у которых глаза горят, — нахваливает молодежь Хавтан. — Именно поэтому на альбоме и песня с текстом Ивана Смирнова из «Краснознаменной дивизии имени моей бабушки», и Яна Блиндер («Земляничный дождь»), и Маша Макарова («Для тебя»). Маша — вообще невысказанная во многом артистка. Сейчас как раз такое время, когда надо начинать не с фотосессий, а с песен. Причем на нашем языке. Может, и все эти пацаны, которых вы все знаете, переведут свои песни с английского на русский».

Твоя известная умеренность в напитках связана со стремление сохранять внешний вид?

Нет, просто я всегда стараюсь все контролировать. Например, я всегда всех отправляю на такси. Всегда проверяю, доехали ли все девушки, которых мы отправили на машинах. Записываю номера этих безумных таксистских таджикских компаний. Я всегда все котнролирую и пытаюсь понимать, что происходит. Потому что кто-то один должен соображать.

У «Браво» впереди большой концерт в YOTASPACE. Там чего-то особенного нужно ожидать?

А чего можно особенного ожидать?

Ну, может, вы режиссера какого-нибудь западного привезете, чтобы звук идеально отстроить?

Да у нас свой очень хороший. Хотя мой опыт с западными представителями индустрии подсказывают, что они всегда стреляют «в десятку». Когда «Браво» было 30 лет, у нас был немецкий звукорежиссер Марк. Он с Rammstein работал, а также со многими другими известными артистами. Марк со своими ребятами просто тихо пришел в клуб, что-то там развесил — их было не видно, не слышно. Никто матом не ругался, не орал громко. Все было культурно. А потом все начало работать, и сразу стало понятно, что они красиво сделали свою работу.

Вот, скажем, у них был такой прибор Catalyst. Я русских про него спрашивал, и никто не мог ответить, что это вообще такое. А это прибор, который выравнивает картинку между изображением на экранах и концертным светом. И если Петрович, который такой программы не знает, захочет включить красный свет, когда на экране белый, Catalyst просто не позволит ему это сделать. Этот прибор в России практически никто не знает. Меня это так поразило — люди столько лет работают в индустрии, и такая неинформированность. Я вообще никоим образом не западник, но подобные люди вещи люди обязательно должны знать. Весь мой опыт работы с западными специалистами говорит о том, что они очень компетентны. Поэтому звук даже в каком-нибудь маленьком клубе в Лондоне, если ты случайно зайдешь, обычно хороший. Люди там врубаются в то, что делают.

Прогнозировать, что будет на следующий год или через два, я не могу. Наверное, запишем еще один альбом. 

Но у нас же сейчас как раз такая ситуация общей стагнации, которая должна стимулировать на новые творческие победы.

Безусловно. Мне кажется, что очень скоро должны появиться новая группа «Браво» и новый Цой. Время сейчас такое.

Евгений Хавтан: «После первой встречи с Агузаровой я не сомневался, что нам выпал счастливый билет»

И именно поэтому ты начал активно обкатывать молодежь на своих пластинках.

Вот для чего молодой музыкант берет гитару? Для чего мы сами в свое время брали гитары? Мы брали, потому что нам хотелось высказаться и для нас это был fun такой. Не было никаких радиостанций, куда ты обязательно должен был попасть. Никто не ориентировался на формат станций, никто не думал, что «песня должна быть вот такая». Когда ты записываешь песни без расчета на успех и на удачу, конечно, процесс идет приятнее. Тогда получаются очень интересные и хорошие вещи.

Сейчас такое время, когда нужно начинать не с фотосессий, а с песен. Потому что большинство артистов в последнее время как раз с фотосессий и начинали. Всем казалось, что надо разместить свои физиономии в твиттере, в «контакте» или еще где-то, а затем все как-то автоматически потянутся. А оказалось, что это совсем не так. Нужны песни хорошие оказались. Теперь как раз тот момент, когда музыку надо классную писать.

Я смотрю, что вы с Захарищевым фон Браушем как раз и работаете в новых песнях «Браво» над деформацией русского языка и приближением его к английскому по силе воздействия в роке. Как будто вы начали изобретать «русский для рок-н-ролла».

Мы специально ничего не делали. Просто Анжей — человек крепкий и стильный. Как и его группа «Оберманекен». Вообще у меня три любимые группы было. Сначала для меня важными были «Воскресенье» и «Машина времени», потому что ничего другого тогда не было вообще. А потом появилось как раз три любимые — это «Кино», московская группа «Центр» Васи Шумова и как раз «Оберманекен». И каждая из них по своему мне нравится до сих пор. Я счастлив, что у нас с Анжеем получилось сотрудничество.

А с чего оно началось?

Да в общем с какой-то безделушки. Я ему отдал песню «Париж», чтобы он текст написал. Он попробовал, ну и дальше пошло-поехало. Анжей — умный, у него есть интеллект. Наверное, поэтому у него все и получается.

Проекцию группы «Центр» на условно молодые группы можно, например, увидеть в группе «СБПЧ», «Кино» подражают десятки, а контуры «Браво» в ком-то заметны?

«Браво» — это сложно сказать, а вот другие аналогии есть. Ваня Смирнов из «Бабушки» тоже мне, кстати, Васю Шумова напоминает по эстетике и манере разговора. Я думаю, что если бы я встретил его где-нибудь в 80-м году, он запросто мог оказаться той самой реинкарнацией Васи Шумова. И группа эта, «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки» — она какая-то добрая, она непохожа на вот эти модные жесткие команды. На «Труд» и прочие такие коллективы. Те-то все почему-то похожи на «Кино».

Ну, «Кино» хотели быть похожими на The Smiths и The Cure, а современные русские скорее цитируют «Кино», чем упомянутые группы. У Моррисси и Роберта Смита жесткость была иного сорта.

Слушать оригиналы правильнее. Когда у меня гитаристы спрашивают, «что послушать», я отвечаю: «Слушайте оригиналы». Потому что с этого все начинается. Вы давайте Игги послушайте, The Rolling Stones ранних, когда они как творог были. Там тоже эта вся энергетика есть. Это ребята, которые изобрели рок-н-ролл, они жили в соответствии с его законами. Все уже было изобретено тогда — они и телевизоры из окна выбрасывали, и гитары ломали. А когда я вижу, когда какой-нибудь чувак в узких штанах на церемонии выходит и ломает 150-долларовую корейскую гитару, мне это просто смешно. И чего дальше? Вот Пит Таунсенд ломал настоящие дорогие гитары. И это было круто!

Но сейчас тоже не ломает уже.

Не ломает, потому что жалко уже. Дорого они стоить сейчас уже стали.

Ты, кстати, был на последних концертах The Who, или у тебя план подобный имеется?

Я в основном видео смотрю. Это же одна из моих любимых групп. В России мимо нее прошли практически все. Ее мало кто знал. У нас же вообще все специфически развивалось — тут любили Deep Purple и Scorpions. Странно все развивалось. Я был на их концерте, кстати, — на «Quadrophenia» в Лондоне. Они по-прежнему потрясающая группа — выходят и просто валят тебя, насмерть убивают. И трупы остаются. Я сам это видел после концерта — обстановка напоминает поле боя. Молодежь сейчас так уже не может. Есть, конечно, какие-то команды хорошие. Но из всей оставшейся рок-н-рольной гвардии трупы на поле могут оставлять только вот эти монстры — The Who.

Рецензия Rolling Stone на пластинку «Браво» «Навсегда»

Каким будет следующий альбом «Браво»?

Загадывать я очень не люблю. Я не из тех артистов, которые могут что-то там надолго вперед планировать. Вот смотри: предыдущий альбом у нас десять лет не мог выйти, затем мы обещали продолжение через год — и вот уже четыре с тех пор прошло. То есть я искренне завидую артистам, которые могут «плодиться и размножаться» и выпускать там целые дискографии какие-то, компиляции, новые альбомы каждый год. Я пишу только тогда, когда у меня песни появляются. Когда мне нечего сказать, я засовываю голову в песок и молчу. Это лучше для артиста, чем продолжать говорить, когда тебе нечего на самом деле сказать.


«Браво»
Концерт в YOTASPACE состоится 27 ноября. 
Альбом «Навсегда» доступен в Apple Music, Deezer и на Яндекс.Музыке.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно