• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Жан-Мишель Жарр: «Если бы мне предложили жить в любом городе кроме Парижа, я бы выбрал Москву»

1 Декабря 2015 | Автор текста: Рита Рэй
Жан-Мишель Жарр: «Если бы мне предложили жить в любом городе кроме Парижа, я бы выбрал Москву»

Жан-Мишель Жарр


© Columbia

Роскошный отель в центре Москвы полон журналистов с камерами, диктофонами и современными гаджетами. Причина ясна: Москву снова посетил человек, на протяжении нескольких десятилетий остающийся гуру электронной сцены — Жан-Мишель Жарр, чьи шоу не раз попадали в Книгу рекордов Гиннесса. Во всей этой суматохе у Жарра находится время для RS.

Вам, должно быть, не раз говорили, что ваше шоу в Москве в 1997 году стало в своем роде прорывом для России. Это дало понять многим российским организаторам, что шоу таких масштабов можно проводить и здесь. Вы помните, как это было? Помните ваши эмоции, общую атмосферу? Какой опыт вам дало это шоу?

Я не только прекрасно помню то шоу, я смело могу назвать тот день одним из самых значимых дней моей жизни. Я выступал перед аудиторией в 3,5 миллиона человек. Когда играешь перед таким количеством людей в любом месте, это неописуемо. Но когда это происходит в России, это что-то сумасшедшее, невероятное. Ощущение можно было сравнить, разве что, с выступлением на Луне. Люди кричали и прыгали, как на рок-концерте. Знаете, я вообще очень люблю вашу страну. В вас, русских, невероятным образом сочетается сумасшествие и человечность, искренность. И тогда, на том концерте, все проходило на ярких контрастах: юмор, безрассудство, трагедия и зрелищность — все смешалось в один мощнейший грув. И знаете еще что, я хотел бы поделиться с вами одним очень важным и личным воспоминанием с концерта. Так сложились обстоятельства, что в далеком 1997 году я должен был быть не на выступлении в Москве, а на похоронах принцессы Дианы. Она очень ценила мою музыку, мое творчество. Она лично присутствовала на моем концерте в Доклендс. И в тот день я должен был быть на похоронах.

Но я был на концерте в Москве и решил, что должен сделать что-то особенное в память о Диане. Она очень любила композицию «Souvenir Of China», и перед тем как исполнить этот трек, я обратился к зрителям со словами о том, что сегодня грустный день и что следующую композицию я бы хотел посвятить принцессе Диане. И внезапно, несмотря на то, что Москва довольно шумный город, все зрители затихли. Все массовое движение в одну секунду замерло, повисла полная тишина. Горели только огни. От переполняющих эмоций горло душили слезы, я не мог выступать.Несмотря на то, что Лондон и Москва находятся далеко друг от друга, ты видишь, как музыка может объединять людей. Как устанавливается невидимая, но ощутимая и прочная связь между миллионами зрителей. Как они понимают и чувствуют трагедию без слов. И кажется, что я нахожусь не в окружении огромной толпы, а в маленьком уютном клубе, где нас гораздо меньше и все мы друг другу дороги, понятны и близки. Это для меня лучший пример глубины русской души.Вот почему я так счастлив бывать в России. Я не устаю призывать иностранных артистов приезжать сюда. Я уверен, что Москва один из самых лучших городов мира. Если бы я выбирал второй город для жизни, кроме Парижа, я бы определенно выбрал Москву.

У вас есть хорошая привычка выступать в значимых и интересных местах. Остались ли еще какие-либо места, где вам было бы интересно выступить?

Звучит странно, но я специально не планировал тот концерт в Москве. Мне просто предложили выступить. Я помню, как мне сказали: «Эй, Жан-Мишель Жарр, не хочешь ли выступить в Москве перед тридцатитысячной аудиторией?» А я ответил: «А почему бы и нет, конечно!» А по факту пришло целых 3,5 миллиона человек! Это стало шоком для всех. И для меня в первую очередь (улыбается). Знаете, у вас в России есть интереснейшее местечко, называется Байконур (на самом деле космодром Байконур находится в Казахстане. — Прим. RS). У меня есть мечта сделать что-то связанное с этим космическим местом вдали от Москвы. Вообще, у вас в Москве все и началось. Многие люди из других стран одержимы Америкой и Европой, они не понимают, что истоки культуры и точных наук находятся в России. Даже первый музыкальный инструмент под названием терменвокс тоже родом из России. И когда любуешься на работы ваших дизайнеров, художников, когда смотришь черно-белые фильмы Эйзенштейна, понимаешь, что ваша страна, ее культура и историяэто богатейший источник вдохновения. И я могу точно сказать, что очень часто черпаю вдохновение в России. Это удивительно и прекрасно. Вот почему так много людей пришли на мой концерт. Космос объединяет людей. Космосэто будущее и видение будущего. Когда я начинал заниматься электронной музыкой, у нас было свое представление о будущем. Мы думали, что после 2000-х машины будут летать, а система образования будет идеальна. И вот, оказываясь в 2000-х, понимаешь, что не очень-то это похоже на то, что ты себе представлял. И я очень хочу, чтобы однажды я застал те моменты, которые я представлял себе в прошлом.

Рецензия RS на альбом Жана-Мишеля Жарра «Electronica 1: The Time Machine»

Какой была французская электронная сцена, когда вы только начали играть? И кто были ваши кумиры тогда?

А тогда и не было никакой электронной сцены. Кроме меня, никто не занимался этим направлением. Это было здорово. В то время мы думали, что любые начинания хороши. И были в них свободны. Например, я мог сказать: «Так, ребята, а запишу-ка я композицию с лаем моей собаки!» Это было что-то новое, чего никто раньше не делал, что остро шло вразрез с классической музыкой или с рок-н-роллом. И, знаете, это большая привилегияиметь возможность открыть неизведанные территории. Меня вдохновляли работы Айзека Азимова, фильмы о космосе, фантастика. А сегодня электронная музыка звучит повсюду, и я рад, что приложил к этому руку.

Почему вы решили выпустить новый альбом коллабораций?

Потому что захотел. Электронная музыка звучит везде, у нее определенно есть будущее. Сейчас мы видим на YouTube новые видео, треки, клипы, сериал «Игра престолов» и так далее. Сегодня мы тесно связаны с различным контентом.  Мой проект как раз об этом. У нас есть микро- и макроподходы к искусству, поэтому мой альбом соответствует современным веяниям, им можно наслаждаться, как, например, сериалом на выходных.

Вам удалось поработать с Эдгаром Фрезе до момента, когда его не стало. Вы были с ним друзьями? Какой он был человек?

На самом деле мы с ним даже не встречались. Да, знаю, звучит неожиданно. Нет, мы пару раз пересекались, но часть работы проходила на расстоянии. Это странно, но даже со многими самыми популярными исполнителями моего времени я ни разу не виделся. Эдгар был очень талантливым музыкантом, он входил в мой «вишлист» артистов для сотрудничества, поэтому я взял билет на поезд и отправился в Вену, чтобы поработать с ним в студии. Наша совместная работа удалась, он прекрасно понял концепцию, идею. Для меня композиция «Zero Gravity» очень важна и ценна, потому что это последний трек перед уходом Эдгара.

Неон, стробоскоп и драйв: 9 лучших концертных видео по версии Blastromen

Что, на ваш взгляд, можно причислить к «памятникам электронной музыки» за последние два десятилетия, помимо ваших собственных альбомов, разумеется?

Хм, я бы сказал, что Daft Punk. Себастьен Телье очень интересен. Еще мне очень нравится проект Role. Это очень достойный французский проект, с которым, кстати говоря, я сотрудничал при записи альбома.

Вам знакомы какие-либо российские электронные проекты? В наше время довольно много хороших талантливых исполнителей.

Можете подкинуть парочку?

Конечно, Mujuice, например, очень популярен. Слышали о таком?

Знаете, тяжело, не живя в стране, следить за ее музыкальными течениями, быть в контакте с искусством. Я бы очень хотел быть ближе, я не против сотрудничества с музыкантами из России для каких-либо ремиксовых проектов. Поэтому любые идеи извне будут полезны и интересны для меня. И вообще тяжело найти доступ к представителям российской электронной сцены. Mujuice, вы сказали? Я запишу и обязательно послушаю.

Жан-Мишель, а где вы проживаете на данный момент?

Какое-то время я жил в Лондоне. Во время работы над проектами останавливался в Лос-Анджелесе. На данный момент я живу в Париже.

А вы не могли бы описать свой обычный день? Буквально в паре фраз.

У меня нет обычных дней! Каждый новый день отличается от предыдущего. Каждый день — это целостная маленькая жизнь, яркая и насыщенная, как конфеты. И есть одна вещь, которой я тщательно стараюсь избегать: это ложиться спать в тихой и умиротворенной атмосфере.

Трудно не спросить о Франции в свете последних ужасных событий. Как вы думаете, изменится ли Франция? Если да, то в какую сторону?

Это были ужасные дни для нас. Знаете, мы видим войну в интернете, по телевизору, и нам тяжело представить, что война может прийти к нам в дом. В ту страшную ночь я работал в студии и был абсолютно не готов к этим событиям. Я помню, что был поздний вечер, было темно, и самое удивительное, что в это время на улице не было никаких огней, кроме машин скрой помощи и полиции. И еще над городом висела тишина, жуткая тишина. Было по-настоящему страшно, потому что вся эта атмосфера напоминала настоящую войну. И вдруг мы все осознали: это и есть война. Мы на войне. С одной стороны, мы испытываем боль и бесконечное сочувствие ко всем пострадавшим и погибшим людям, а с другой стороны, мы в очередной раз убедились в невероятной связи между французами и русскими. Мы сильные люди. Моя мама была заключенной в женском концентрационном лагере нацистов. И она всегда говорила, что обстоятельства не следует принимать как данность, необходимо бороться с ними. В вас, русских, тоже есть эта внутренняя сила и поддержка. Вот почему я так оптимистичен. Падая вниз, поднимаешься уже сильнее, чем был до падения.

Вы прочитали роман Мишеля Уэльбека «Покорность»?

О да! Я абсолютный фанат Уэльбека. Его книга — повод для рьяных споров, и я не могу сказать, что согласен со всеми его выводами и утверждениями. Но я убежден, что для чтения романа необходимо уметь «видеть между строк», необходимо иметь определенный склад ума, подходить к чтению более детально. Я считаю Мишеля в своем роде героем нашего времени. Многие очень критично подходят к политическим ситуациям, говорят, что необходимо любыми методами и способами остановить тот или иной процесс. Но Мишель говорит так: не нужно останавливать, нужно быть осторожнее и бдительнее. И эта мысль излагается в рассудительной и умной манере. Это мне и нравится в нем больше всего.

Жан-Мишель Жарр
Альбом «Electronica 1: The Time Machine» доступен в Apple Music, Deezer и на Яндекс.Музыке.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно