• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Savages: «Любовь — это болезнь, самая сильная зависимость»

2 Февраля 2016 | Автор текста: Кори Гроу
Savages: «Любовь — это болезнь, самая сильная зависимость»
Savages: «Любовь — это болезнь, самая сильная зависимость»

© fb.com/savagestheband

«Когда мы записывались, к нам в студию завалился весь актерский состав «Игры престолов», — вспоминает вокалистка Savages Дженни Бет. — Они по соседству записывали свой мюзикл с Coldplay. Из нашей студии доносился мощный, вибрирующий, искаженный бас, а по коридору в это время гулял Джон Сноу. Сюр!» 

Но Бет и басистка Savages Айзе Хассан и сами устраивали отличные вечеринки во время записи своего второго альбома «Adore Life». «Было очень громко, сверхреалистично, — вспоминает басистка. — Я заходила в туалет, а над головой у меня раздавались невероятные звуки». Сама она хотела, чтобы ее инструмент звучал «яростно», «грязно», «отвратительно» и «жестко»: одно из этих четырех слов она употребляет через каждые десять секунд, рассказывая о своем вкладе в песню «Surrender». Айзе хотелось, чтобы песня звучала «некомфортно», в то время как Бет всерьез увлеклась текстами о любви. В конце концов стороны договорились о «разрядке». 

«Adore Life» — продолжение дебюта Savages 2013 года — «Silence Yourself». Размышления Бет о любви здесь смешаны с жесткими хард-роковыми ритмами и атмосферной гитарой. Весь альбом не звучит так сурово, как описывает Хассан, и, уж конечно, не похож на Black Sabbath, с которыми группа сравнивала себя в прошлом году, но кровожадность Savages неплохо контрастирует с очевидной уязвимостью вокалистки. Группа изменилась, ее участницы стали ближе друг к дружке, стали лучше разбираться в собственных чувствах. У них изменился настрой, изменились и намерения.

Когда в 2011-м Savages только появились (в группу вошли также барабанщица Фэй Милтон и гитаристка Джемма Томпсон, которая и придумала название группы и кредо — писать соответствующие названию песни), Бет была уверена, что о любви петь не стоит. Она хотела рассказывать о самоцензуре, о ложных представлениях об успехе, о поиске собственного голоса. Но затем что-то поменялось. «Когда мы гастролировали, я почувствовала, что наши отношения с публикой изменились. Я чувствовала ее поддержку и любовь, и от этого мне хотелось отвечать людям тем же, — тщательно выбирая слова, говорит она. — Я хотела сломать четвертую стену». 

Смена перспективы сначала ввела группу в замешательство: до перерыва в карьере девушки исполняли в основном баллады. Вскоре они поняли, что их новое звучание должно соответствовать масштабу заявленной темы. Перед тем, как отправиться в студию, они 19 дней подряд тестировали новые песни в разных нью-йоркских клубах и одно поняли наверняка: «Запись точно не должна звучать тихо». 

«Мы понимали, что способны говорить о любви, мы должны были противопоставить эту тему чему-то, —  рассказывает Хассан самым серьезным и полным энтузиазма тоном. —  Когда текст был по-настоящему красив, мы выставляли против него грязный бас или резкую гитару. Наш альбом построен на контрастах, он весь о черном и белом —  в жизни,  в любви, везде. Чтобы Savages могли петь о таком, нужно подстроить эти темы под Savages».

Для Savages песни о любви — это не то же, что, к примеру, «глупенькие любовные песни» Пола Маккартни. Бет честно затрагивает темы разочарования, опасений, неуверенности в себе, тревоги. «Я знаю, ты мог бы спать со мной, и мы бы остались друзьями, иначе я сошла бы с ума», — завывает она в первом сингле «The Answer». В танцевально-панковской «Sad Person» она сообщает: «Любовь —  это болезнь, самая сильная зависимость». А в бурной «When In Love» задается вопросом: «Отчего я пошла к тебе в спальню —  от любви или от скуки?» Любовь на альбоме Savages — штука мощная и совсем не идиллическая. 

«Я и раньше писала о любви», — признается певица. Ее настоящее имя — Камилла Бертомье, она выросла во французском Пуатье, а потом девять лет прожила в Лондоне. До Savages она играла со своим бойфрендом в «нововолновой» группе John And Jehn и записала несколько пластинок; одна из них, в полной мере раскрывающая «другую» Бет, до сих пор не вышла. «Это эротический альбом, — объясняет она. — Я исследовала этот мир, мир эротики, сексуальности, любви. Но лейблу это не понравилось, и пластинка не вышла. Когда появились Savages, я просто начала новый этап жизни». 

Смена имиджа — результат переоценки самой себя. «Когда я вспоминаю себя недельной или годичной давности, я всегда думаю: Господи, вот идиотка! — смеется Бет. — Все, что тут можно сделать, — стараться каждый день вести себя лучше. И идея перемен очень важна». 

«Когда мы начинали группу, не все были даже знакомы. Мы не дружили, — вспоминает она. — Мы собирались вместе, просто чтобы играть музыку. Гастроли нас сблизили. Мы расслабились, а когда ты расслаблен, то тебе проще любить». 

У Бет и Хассан было общее увлечение, к которому они пришли каждая сама по себе: гитарный рок в стиле 1990-х. Savages с самого начала хотели раздвинуть границы рока («Вся музыка, что нас окружала, была очень скучна», — считает Бет). Перед записью «Adore Life» они переслушали группы, которые вдохновляли их в молодости. Бет, тянувшаяся к эпохе, «когда гитара была мейнстримом», слушала Soundgarden, Faith No More, Pearl Jam и Swans. «Это на уровне физического ощущения, — говорит она о Swans. — И мне интересно слышать слова Майкла Джиры о том, что любовь — это вселенское, божественное чувство, которое больше нас самих». (Сейчас ее любимый альбом — «To Pimp A Butterfly» Кендрика Ламара: «Мне очень нравятся его тексты и то, что он хочет ими сказать».)

Басистка, взыскующая агрессии и напора, предпочитает Nine Inch Nails: когда ей было 16 лет, ее до глубины души потрясли их EP «Broken» и «Fixed». Отсюда пошел ее интерес к нойзу, сказавшийся в таких треках Savages, как «Surrender»: Томпсон извлекает редкие ноты, напоминающие гудение колоколов, Милтон задает диско-бит, а Хассан противопоставлеят тексту Бет дребезжащую басовую линию. «Девчонки в аппаратной говорили: «Ух, грязно!», — со смехом вспоминает Хассан. — А я: «Да, да, я нашла свой звук! То, что надо!»

После выхода «Silence Youself» у участниц группы появилась возможность подружиться с кумирами юности. По словам Хассан, их «большим другом» стала Пи Джей Харви. Не раз они встречались с лидером Fugazi Иэном Маккеем. Также они играли с Queens Of The Stone Age: Джош Хомм записался в союзники Savages. Бет поработала и с другой группой Хомма — Eagles Of Death Metal на записи их прошлогоднего альбома «Zipper Down». Она учила вокалиста Джесси Хьюза французскому. «По-французски все звучит сексуальнее, — объясняет Хьюз. — Можно сказать, что сейчас ты уколешь человека иглой со СПИДом, но если это говорится по-французски, реакция будет такая: «Класс, чувак. Суперски!» 

В конце прошлого года Хомм попросил Savages принять участие в проекте EODM, который группа представила после теракта на их парижском концерте. Нужно было сыграть кавер на «Love You All The Time»; сборы от проекта пойдут в пользу жертв терактов в Париже. Savages решили играть прямо в Париж, всего через несколько недель после атаки боевиков. «Многие собирались отменять свои концерты, но для нас такой вопрос не стоял, — говорит Бет. — Когда происходит такое, ответ может быть лишь один: продолжать делать то, что делал. Самое лучшее — это вернуться на сцену. На наше выступление пришли те, кто был в театре Le Bataclan. Эмоции просто переполняли, настоящий катарсис. Зал был полон радости. Это оказался один из лучших наших концертов: публике хотелось чувствовать жизнь, наслаждаться ею». 

Как и любовные переживания, живые выступления остаются для группы важным источником вдохновения. Клип на «The Answer», в припеве которой поется «Любовь — вот ответ», решили снимать в Лиссабоне: местные поклонники группы заполонили съемочную площадку и провели на ней 12 часов, с 10 утра до 10 вечера. На протяжении трех с половиной минут массовка устраивает мош вокруг музыкантов — эффект получается головокружительный. «Португалия — одно из лучших для выступления мест в Европе. Это настоящая аудитория. 10 часов трясти головой — это же, в конце концов, утомительно!» — смеется Бет. Поклонники совершенно не возражали против того, чтобы Savages ради клипа сыграли одну и ту же песню восемь или девять раз. «Мы сыграли им и другие вещи — просто потому что нельзя было поступить иначе, — говорит Хассан. — Они ведь потратили на нас день, очень сильно помогли нам, очень старались». 

Теперь, найдя точку опоры и укрепив как связь с фанатами, так и отношения внутри коллектива, Savages чувствуют, что в их карьере наступил хороший период. Зимой они гастролируют по Европе, весной — по Северной Америке, и они готовы к новым переменам. «За эти несколько лет мы научились жить вместе, — говорит Хассан. — Дальше будет только лучше. Мне очень интересно, что у нас получится, если мы запишем третий альбом». 


Savages
Альбом «Adore Life» доступен в Apple Music и на Яндекс.Музыке. 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно