" />

  • Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Эллифант: «У меня все честно, спонтанно и весело»

3 Мая 2016 | Автор текста: Лев Оборин
Эллифант: «У меня все честно, спонтанно и весело»
Эллифант: «У меня все честно, спонтанно и весело»

© TEN Music Group / Kemosabe

Шведская певица Эллинор Олафсдоттер выпустила свой второй полноценный альбом под именем Elliphant: пластинка «Living Life Golden», вышедшая на лейбле Доктора Люка и Sony Kemosabe (том самом лейбле, который фигурирует в скандале с Кешей) — это собрание привязчивых и разбитных поп-песен, которые Эллифант записала совместно с друзьями и коллегами. Среди них Терон Томас из Rock City, ультрамодные Дипло и Скриллекс и даже Дэйв Ситек из TV On The Radio. Несмотря на то что Эллифант часто связывают с хип-хопом, сама она протестует против обозначения «рэпер» и на альбоме к рэпу обращается лишь единожды, да и то с натяжкой. C Rolling Stone певица поговорила о сочетании тяги к самостоятельности и любви к совместной работе с другими музыкантами, о политическом моменте в Швеции и о том, чем ей помог опальный продюсер Лукаш Готтвальд, он же Доктор Люк.

Вы написали — в одиночку или в соавторстве — почти все песни с нового альбома. Вы когда-нибудь поете песни других авторов?

Нет, свою музыку я пишу сама! На всем альбоме есть только одна песня, которую изначально придумала не я, — «Love Me Badder». Ее придумал Терон Томас, он просто занимался фристайлом в студии, и получилось очень красиво. Но все остальные песни — мои.

У Швеции — богатая история в поп-музыке. Кто ваши  любимые шведские музыканты ABBA, Roxette, Army Of Lovers, Ace Of Base?

Прямо любимых у меня нет. У меня каждый день новые любимые музыканты (смеется). Насчет Швеции у меня есть такая теория: мы вкладываем очень много денег в культуру, и в нашей поп-музыке рано появились эксцентрики мирового уровня. И то, что в Швеции производится так много жизнерадостной поп-музыки, связано с ее историей. В 1990-е было множество прекрасных команд, а сейчас, например, есть великолепная соул-певица Сейнабо Сей. Она просто замечательная, я думаю, она завоюет мир. Мне нравится, когда успеха достигают мои друзья — например, Icona Pop.

Я помню, как в 1990-е в России много слушали The Cardigans.

Да, мне они очень нравятся. Эта сторона Швеции для меня вообще приятнее, чем прямолинейная поп-музыка. Я скорее инди-поп-рок-девчонка. ABBA и Ace Of Base я не очень слушала, а вот наша рок-эпоха мне нравится по-настоящему.

Вы говорили, что вам было тяжело расти в Швеции. С другой стороны, вот кандидат в президенты США Берни Сандерс говорит, как ему нравится скандинавская социал-демократия. В чем, по-вашему, с ней проблемы?

Я горжусь тем, что родилась в Швеции. Когда страна маленькая, в ней просто поддерживать порядок. Моя собственная жизнь действительно была нелегкой. Непростая семейная ситуация: когда я росла, в доме было полно наркотиков и наркоманов, тяжелая обстановка. Из-за этого в обществе я была немного изгоем. Я не ходила в школу, жизнь не очень-то задавалась. Поэтому очень рано я уехала из Швеции и начала путешествовать — в основном в Азию, в Индию. Я убегала от Швеции и самой себя. Но в последние несколько лет я начала понимать, что Швеция — в самом деле мой дом. Вероятно, чтобы стать частью этого общества, мне понадобилось проделать такой долгий путь: я просто выпала из жизни, к политике это не имело отношение. Так-то я горжусь Швецией, историей шведского социализма. Мне жаль, но сейчас в Швеции не все так хорошо: в политике большие проблемы, ощущение такое, что страна движется не в ту сторону. Но это происходит и во всей Европе, просто затрагивает и Швецию. Впрочем, есть и плюсы. У нас небольшая страна, нас всего девять миллионов, мы не участвовали в войнах (последняя крупная война с участием Швеции — война Шестой коалиции против наполеоновской Франции, — Прим. RS), нам не приходилось отстраивать страну заново. Мы не участвовали в войнах, мы только продавали оружие. Что, конечно, довольно лицемерно и дерьмово. Но нам повезло. Поэтому у шведов было много возможностей заниматься музыкой, творчеством, тем, к чему они испытывают страсть. Творчество ведь возможно, когда удовлетворены базовые потребности: когда у тебя есть пища и крыша над головой.

Вы недавно сотрудничали с Азилией Бэнкс.

Да, она поет в одной из песен на моем альбоме.

Что вы думаете о ее вражде с Игги Азалеа? Вы вообще мыслите себя внутри культуры рэперских противостояний и конкуренций?

О-о Нет, войны такого рода меня никогда не интересовали. Меня интересует только музыка. Об этом конфликте мне нечего сказать, и принимать в нем участие я тоже не хочу. Я познакомилась с Азилией Бэнкс, мы друг другу очень понравились. Песня у меня уже была готова, и я очень хотела, чтобы в ней звучал ее голос. Она очень смелая и сильная. Я просто думаю, что она отличный человек. И, может быть, поэтому и я ей нравлюсь: я все-таки не из мира хип-хопа. С такими людьми, как Игги Азалеа и другие, у нее могут быть проблемы, потому что они на что-то претендуют. А Elliphant ни на что не претендует. Я не заявляю права на регги, хип-хоп, поп-музыку. Я просто делаю музыку из того, что передо мной.   

Присвоение хип-хопа белой культурой — это не про вас.

Не знаю, мне вообще дико думать об этом и пытаться понять, что это значит. Я всегда делала то, что мне хотелось. Не было такого, чтобы я слушала только хип-хоп и после этого шла записывать хип-хоп, или слушала только регги и потом шла записывать регги. У меня все честно, спонтанно и весело. Может быть, поэтому я нравлюсь людям. Если вы хорошо разбираетесь в хип-хопе, вы не примете мою музыку за хип-хоп. Просто иногда я читаю как эмси, но это на вполне любительском уровне. Понимаете? Никто, например, не выдвигал мой альбом на «Грэмми», в номинации «Хип-хоп-альбом года». На нем можно найти рок-песню, регги-песню, хип-хоп-песню. Я широкий человек, я объехала мир, мне тридцать лет и я к этому моменту прожила уже довольно большую жизнь: записывать музыку я начала в двадцать шесть. Elliphant — это про творчество, а не про то, чтобы пытаться кем-то быть.

А зачем вы вообще сотрудничаете с другими музыкантами?

Во-первых, таким образом очень удобно выстраивать песню. Например, у меня была песня «One More», которую я придумала и записала сначала в одиночку. Долгое время я держала ее при себе. Но однажды я подумала: «Нет, я хочу, чтобы ее со мной пела Карен (Карен Мэри Эрстед, выступающая под псевдонимом MØ, — прим. RS). Она сможет сделать эту песню лучше». Так и получилось. Здорово, когда пишешь свою музыку, а потом другой голос сообщает твоей музыке трение. Музыка электризуется от чужого голоса. Я бы хотела поработать, например, с хором, как делали в 1990-е. Песня, в которой поет много людей, звучит совсем иначе, чем песня с одним статичным голосом. На следующем альбоме я, наверное, так сделаю. Будет много людей, будет госпел-хор. Музыкой надо делиться.

Фото опубликовано Elliphant (@elliphantmusic) Май 1 2016 в 12:51 PDT

У вас, значит, уже есть идеи для нового альбома.

Да. Этот-то был, по большому счету, уже два года как готов. Мы ждали подходящего времени для релиза: я постоянно была на гастролях. Сейчас у меня очень много идей. Особенно о том, как я буду его создавать. Этот альбом создавался на ходу, часто я не знала, что будет завтра. Сейчас я хотела бы сесть в одном месте, сосредоточиться и начать работать серьезно. На нынешнем альбоме все песни, по сути, придуманы за один день: свою вокальную партию я записывала в тот же день, когда песня приходила мне в голову. Теперь мне хочется записать песню, разучить ее, перезаписать, подержав ее в голове и наполнив новыми чувствами. Я не хочу действовать с наскока.

Кто-нибудь возмущался вашими откровенными текстами — такими, как в песне «Spoon Me»?

Многие писали, что текст песни очень грязный и глупый. Я получила много критики. Но это очень важный текст: мы в западном мире сейчас переживаем большую сексуальную революцию. Мы сосредоточены на своих карьерах. Но даже если мы выбираем жизнь одиночек, нам по-прежнему нужна любовь. Не какие-то там ужасные пьяные перепихи на одну ночь. Нужны красивые моменты. Даже если это только на одну ночь, то можно дать человеку свою любовь. И получить любовь от него. Об этом нужно помнить в сексуально озабоченном новом мире, где есть Tinder и все постоянно хотят трахаться. Нужно думать о человеке, с которым ты рядом: что я могу для него сделать? Даже если ясно, что эти отношения ненадолго.

К вопросу о сексе: вы заняли какую-то позицию в конфликте Кеши и Доктора Люка?

Нет, не заняла. Об этой истории я ничего не знаю. С Кешей я незнакома, а с Люком была очень близка в последние пару лет. В этой ситуации я веду себя тихо. Я надеюсь, что из всего этого выйдет только одна польза: тот контракт, который подписала Кеша, — совершенно обычное дело в шоу-бизнесе. И это странно, что одни люди получают власть над другими на такое долгое время. Это дико: как можно записать пять альбомов с одним и тем же человеком! Артисты должны быть свободны. Я надеюсь, нынешняя драма поможет это пересмотреть. О сексуальной стороне скандала я ничего не знаю.

Вы не думаете, что Доктор Люк — такой, каким его выставляет Кеша?

Нет, конечно. Если бы мне что-то такое казалось, я бы не подписала с ним контракт. Я помню, как мы отмечали Рождество на Гавайях с ним и его замечательный семьей. Он меня поддерживал. В нем я нашла понимающего человека. Он подписал Elliphant, когда Elliphant уже существовала. Он не мог ничего менять в моем проекте, он просто отвечал за итоговый продакшн. Вел меня в нужном направлении. Если я чувствовала: «вот этот хук можно бы улучшить», я звонила ему, и он мне помогал. Для меня он наставник. Он никогда на меня не давил. Что касается Кеши, то я знаю, что у них были особые отношения: она была первым поп-проектом, над которым он работал, он ездил с ней в турне. И я знаю, что он очень расстроен тем, что случилось, для него это очень тяжело.

Вы говорите об Elliphant как о проекте, как будто это название группы. Вы не можете сказать, что Elliphant — это вы?

Elliphant — это проект, которым я занимаюсь в жизни. Он очень открытый. Если вы музыкант и хотите принять в нем участие — пожалуйста. Каждый, кто хочет принять участие, может это сделать. Работающие со мной диджеи, тур-менеджеры, мои близкие люди — конечно, это и их проект тоже. Внутри моего проекта у них есть свобода, и с этой свободой они творят. В том числе и продюсеры. Многие музыканты очень отчетливо и строго представляют себе, как должны звучать их песни. Elliphant постоянно кипит, растет, эволюционирует.

Расскажите о существе, которое держит вас на руках на обложке «Living Life Golden». Кто это?

Я придумала его во время последнего турне. Его зовут Блиссе. Такое имя я для него придумала. Он вроде духа альбома и как раз напоминает мне о том, что Elliphant — большой проект. Я не одна, я в любящих руках.

Он вроде защитника?

Да, это мой Будда. Мой Будда.

А почему он не улыбается?

Он иногда и улыбается. Просто на этом снимке так получилось.

Elliphant
Альбом «Living Life Golden» доступен в iTunes, Deezer и на Яндекс.Музыке.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно